Год в ЕАЭС: Вместо экономической интеграции – втягивание в новую «холодную» войну

23 марта 2016
Александр Даутин, Thinktanks.by
Экономика

«Беларусь в ЕАЭС: год спустя (неутешительные итоги и сомнительные перспективы)» - так назвался доклад, презентованный в Минске вечером 22 марта.

Презентация была организована Центром стратегических и внешнеполитических исследований и Фондом им. Фридриха Эберта. Доклад был посвящен анализу результатов первого года существования и функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) для Беларуси, а также вызовам и рискам, с которыми сталкивается евразийская интеграция в современном геополитическом контексте.

Большая гетерогенность

Предваряя непосредственно сам анализ, руководитель фонда им. Фридриха Эберта в Украине Штефан Мойзер отметил, что в «риторическом плане» Евросоюз послужил прообразом для ЕАЭС, вплоть до названия исполнительных органов евразийского образования. Руководитель фонда признался, что он, в принципе, не против создания интеграционных объединений и наднациональных органов.

«Только надо осознавать, к чему мы стремимся, создавая наднациональное объединение. В случае 28 стран Евросоюза это понятно четко и ясно», - заявил Штефан Мойзер. При этом он объяснил, что страны ЕС во многом однородны. Хоть немецкая экономика и является первой в Европе, вторая и третья экономики совместно превышают ее объемы. В этом существенное отличие ЕС и ЕАЭС. «В ЕАЭС вы имеете дело с гораздо большей гетерогенностью, чем на Западе», - подчеркнул Штефан Мойзер.

Подмена экономики политикой

К чему привела данная неоднородность, подробно остановился в своем выступлении директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий. По его словам, в более ранних работах эксперты центра пришли к выводу, что евразийская интеграция является безальтернативной для Беларуси. Создание ЕАЭС основывалось на четырех свободах: свободе движения капитала, свободе перемещения товаров, услуг и рабочей силы.

Минск связывал большие ожидания с этим объединением, однако сегодня констатирует неудовлетворенность. По словам Арсения Сивицкого, главными проблемами ЕАЭС являются отсутствие институциональной дисциплины и изъятия. Если на момент подписания договора об ЕАЭС во взаимной торговле между странами существовало около 600 изъятий, то сейчас – около 450. И из-за санкционного противостояния, эксперты вынуждены констатировать негативную динамику в данной сфере.   

Однако белорусские власти еще в прошлом году сформулировали антикризисную повестку. Она предусматривала согласованную единую промышленную и агропромышленную политику ЕАЭС, прописанные в специальном документе основные направления промышленного сотрудничества, запуск с 1 января 2016 года единого рынка лекарственных средств и медицинских изделий, совместные действия по развитию экспорта и ряд других положений. Однако, констатировал Арсений Сивицкий, многие положения данного белорусского плана не были поддержаны партнерами по ЕАЭС и, прежде всего, Россией.

«Геополитическая турбулентность, возникшая между Россией и Западом, к сожалению, заменила внутриполитическую повестку дня в ЕАЭС», - сказал Арсений Сивицкий.  Он обратил внимание, на применяемые со стороны России механизмы давления на постсоветские страны с целью втянуть их в новую «холодную войну». Политолог напомнил про постоянные санкционные войны, обусловленные противостоянием России и Запада, а также про ряд других инициатив, направленных на создание из ЕАЭС полюса политического противостояния.

«Многие вопросы экономического характера подменяются вопросами военно-технической интеграции», - отметил Арсений Сивицкий, напомнив про неожиданную идею Москвы создать свою авиабазу под Бобруйском.

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований высказал мнение, что зачастую торговые войны в ЕАЭС были вызваны тем, что российская сторона применяла меры регулирования по отношении к партнерам, прежде всего к Беларуси и Казахстану, без их предварительного согласования.

«Во многом антикризисный план не был реализован из-за России. Российская сторона сегодня больше занята новой «холодной» войной, чем экономической интеграцией», - сказал Арсений Сивицкий. На его взгляд, если в ближайшее время геополитическая турбулентность сохраниться, ЕАЭС рискует превратиться в то, что превратились все интеграционные проекты на постсоветском пространстве.

Ориентир – страны дальнего зарубежья

В свою очередь председатель Наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований Юрий Царик отметил, что ясность целей, о которых говорил Штефан Мойзер, это как раз то, что чего не хватает ЕАЭС. Собственно, по признанию Юрия Царика, изначально в ЕАЭС была двойственность целей. И для Беларуси позитивна именно экономическая интеграция. Однако до сих пор ЕАЭС остается союзом государств, которые торгуют с внешним миром. Их внутренняя торговля составляет гораздо меньше внешнего товарооборота. При этом, несмотря на санкции и объявленное импортозамещение, Россия продолжает опираться в импорте на страны дальнего зарубежья, а не ЕАЭС.

Вместе с тем произошло очень существенное снижение белорусского экспорта в Россию. Если в 2014 году он составлял 15,089 млрд долларов, то в 2015 – 10,325 млрд долларов. По словам экспертов, Беларуси удалось диверсифицировать экономические связи и сделать в 2015 году прорыв в европейском и китайском направлениях.

Вызовы и риски

В то же время в своем докладе аналитики Центра стратегических и внешнеполитических исследований коснулись вызовов и рисков для Беларуси.

Среди них: угроза независимости в контексте «холодной» войны; кризис социально-экономической модели; состояние международной среды, которое может быть охарактеризовано как «новое сдерживание». Под «новым сдерживанием» эксперты понимают баланс: сохранить нейтралитет и при этом не ссориться с Россией.

Возможно, для этого по-прежнему будет использоваться Евразийский экономический союз. Ведь, как отметил Юрий Царик, «на самом деле ЕАЭС – очень хорошая штука» и вопрос о выходе Беларуси из этого образования, несмотря на неутешительные итоги его деятельности, пока не стоит. 

Поделиться: