Бойцы СОБРа. Фото RIA Novosti/Scanpix

Зачем Путину Национальная гвардия?

07 апреля 2016
Петр Бологов, "Спектр"
В мире
Бойцы СОБРа. Фото RIA Novosti/Scanpix

Владимир Путин сделал очередной шаг к консолидации власти вокруг собственной персоны, причем шаг знаковый.

В минувший вторник он объявил о создании на базе Внутренних войск МВД Национальной гвардии, которая будет подчиняться непосредственно главе российского государства. 

По словам президента, первоочередной задачей Национальной гвардии должна стать борьба с организованной преступностью, терроризмом и  экстремизмом, территориальной обороной страны, охраной важных гособъектов и специальных грузов. Она же будет помогать ФСБ с охраной границ, а также следить за соблюдением законодательства в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности. Однако при этом она будет также «выполнять функции ОМОНа и СОБРа». То есть, подразделение это, в которое планируется поставить под ружье 400 тысяч человек, будет выполнять и полицейские функции. Отдельно оговаривается и право национальных гвардейцев применять спецсредства во время массовых беспорядков.

Многие сразу расценили это как один из этапов подготовки к предстоящим в этом году выборам в Госдуму, а в перспективе — и к президентским выборам в 2018 году. В прессе уже начали активно высказывать опасения, что нацгвардейцев планируется использовать не только для охраны избирательных участков, а в первую очередь для подавления возможных протестов, так как усталость от правления Путина за два года у населения может накопиться изрядная, несмотря на заоблачные рейтинги сегодня.

Общая численность внутренних войск МВД РФ на сегодняшний день превышает 170 тысяч человек. Это больше, чем общее число военнослужащих в Саудовской Аравии, военный бюджет которой, как выяснилось, превышает военные расходы РФ. Внутренние войска оснащены бронетехникой, имеют в своем составе артиллерийские, авиационные и инженерные части. Переподчинение ВВ как важнейшую составляющую реформы силовых структур отметили все комментаторы, в том числе и прокремлевские. «Внутренние войска существовали и сегодня действуют во всех странах, только там они называются Национальной гвардией. В их сферу входит решение внутренних задач от подавления жестких беспорядков террористической направленности до решения вопросов ликвидации последствий тех или иных чрезвычайных бедствий. Мне кажется, главное, что теперь это будет самостоятельная силовая структура, которая будет подчинена напрямую президенту», — заявил, в частности, депутат от ЛДПР, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой, пришедший в российскую политику после скандала с убийством Литвиненко.

Важнейшей составляющей в деятельности Нацгвардии, как полагает зампредседателя думского комитета по безопасности Александр Хинштейн, станет борьба с организованной преступностью. Правда, последняя в России по большей части контролируется самими силовиками, так что получается, гвардейцы заменят не ликвидированный в 2008 году УБОП, а разделят функции с управлением собственной безопасности МВД, что чревато новыми межведомственными конфликтами.

Бойцы СОБРа и ОМОНа. Фото  AFP/Scanpix

Бойцы СОБРа и ОМОНа. Фото AFP/Scanpix

Разговоры же о перераспределении полномочий среди силовиков – помимо создания Нацгвардии, президент перевел в структуру МВД Федеральную миграционную службу и ФСКН – для бедных. Бедных воображением в первую очередь. Давно пора перестать сравнивать нынешнюю Россию с другими современными государствами, где существует нормальная политическая жизнь. Российская Федерация времен позднего Путина – это Узбекистан Ислама Каримова, где все зависит от воли одного человека, а любые пертурбации во власти, если они не касаются первого лица, значат не больше, чем миграция депутатов в парламенте Узбекистана. Имен которых, как и названий фракций, не знает никто за исключением разве что парочки парламентских корреспондентов.

Если абстрагироваться от заявленных властями целей «президентской гвардии» (пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отказался связывать появление указа с предстоящими выборами, хотя тут же проговорился, сообщив, что Нацгвардия может быть задействована для пресечения незаконных акций протеста), то обращает на себя внимание время, выбранное для ее создания.

Идея Нацгвардии не нова – еще в 2004 году обсуждалась возможность создания на базе внутренних войск так называемой Федеральной гвардии, в функции которой должна была войти «охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности в условиях чрезвычайных обстоятельств, охрана особо важных объектов, борьба с незаконными вооруженными формированиями». Потом эта инициатива была похоронена и возродилась вновь в 2012 – как раз после массовых протестов по итогам парламентских и президентских выборов и накануне майского Марша миллионов.

Тогда прогнозировалось, что численность Нацгвардии составит 350-400 тысяч человек (к этим цифрам вернулись и сегодня), при этом большей частью в ней будут служить контрактники. Планировалось также, что в состав Национальной гвардии войдет часть сил и средств ВДВ, а также военная полиция. И вновь эта идея была отложена в долгий ящик – режим довольно безболезненно пережил всплеск народного возмущения, а впоследствии погрузился в различные внешнеполитические авантюры, которые отвлекли россиян от внутренних проблем. 

Разгон демонстрантов на Марше Миллионов в Москве. Фото RIA Novosti/Scanpix

Разгон демонстрантов на Марше Миллионов в Москве. Фото RIA Novosti/Scanpix

И вот теперь, когда сомнительные успехи Кремля на внешнем фронте в условиях растущей инфляции и падающего рубля перестали радовать россиян (по состоянию на конец марта рейтинг поддержки властей в стране за год сократился на 10% — с 83% до 73%), а эксперты прогнозируют лишь ухудшение экономической ситуации, президент, наконец, решил подстраховаться, создав между собственной персоной и нищающим населением надежный заслон из полицейских щитов и бронежилетов. При этом ему не нужно больше полагаться на верность отдельных полицейских начальников, которым вдруг не захочется избивать, втаптывать в асфальт и кидать за решетку собственных сограждан – приказы гвардейцам он будет отдавать сам.

При этом потенциальным возмутителям спокойствия стоит обратить серьезное внимание на сигналы, которые посылает им Кремль – согласно законопроекту, внесенному президентом в Госдуму, бойцы Нацгвардии получат возможность стрелять в людей без предупреждения «при непосредственной угрозе гражданам или самим военнослужащим». «Военнослужащий войск национальной гвардии имеет право не предупреждать о своем намерении применить физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, если промедление в их применении создает непосредственную угрозу жизни и здоровью гражданина или военнослужащего войск национальной гвардии либо может повлечь за собой иные тяжкие последствия», — говорится в проекте документа. Если учесть, что по итогам судилищ над участниками акций протеста на Болотной площади угрозой для жизни сотрудников полиции были признаны даже пустые пластиковые бутылки, брошенные в их сторону, то можно прекрасно себе представить, в каких случаях гвардейцы смогут стрелять в собственный народ. Практически в любых.

Однако решение о создание гвардии на самом деле распространяется далеко за пределы электоральных планов Кремля, делая из Путина фигуру почти неприкасаемую, наподобие римского императора. Причем, с появлением у тоталитарного правителя собственной, карманной армии, а Нацгвардия должна будет исполнять именно такую функцию, автократор получает рычаги контроля не только за плебсом, но и за потенциальными противниками в действующей власти.  Ведь и командовать гвардией будет не кто иной, а бывший охранник главы государства – генерал-полковник Виктор Золотов.

Полицейская операция по разгону демонстрантов на Марше Миллионов. Фото RIA Novosti/Scanpix

Полицейская операция по разгону демонстрантов на Марше Миллионов. Фото RIA Novosti/Scanpix

Дойди недовольство Путиным в тех же силовых структурах до опасной для него черты, президенту будет, что противопоставить даже войсковым генералам. Тем более что финансирование и вооружение Нацгвардии будет осуществляться по первоочередному принципу – именно туда, по всей видиости, станут вербоваться самые способные бойцы и поступать новейшие образцы вооружений, армия же, за исключением ВКС, будет снабжаться, скорее всего, по остаточному принципу. То есть доктрина определена – главный враг Кремля находится внутри России и на его подавление власть не пожалеет ни материальных средств, ни людских ресурсов.

Оппонентов Путина, правда, может порадовать исторический опыт. Самые известные предшественники российских нацгвардейцев – преторианская гвардия римских императоров более известна не своими усилиями по поддержанию порядка, а именно успехами в ликвидации неугодных ей правителей. Именно взращенная Римом каста преторианцев, а не народные массы, в какой-то момент стала главной угрозой существования империи. Калигула, Гальба, Коммод, Пертинакс, Элагабал, Пупиен, Бальбин – далеко не полный список императоров, которых прикончили преторианцы. Они свергали одних и возводили других, причем руководствовались при этом вовсе не интересами империи, а собственной выгодой, как в случае избрания Дидия Юлиана, который просто предложил преторианцам больше денег, чем конкурент (расплатиться он, впрочем, не смог и был предан гвардией, процарствовав всего 66 дней).

Поэтому, возможно именно в рядах Нацгвардии, если распространять на Россию мировой исторический опыт и учитывать широту полномочий этой новой боевой структуры, и будет создана та среда, которая станет основой для неожиданной и быстрой сменяемости власти. 

Петр Бологов, "Спектр"

Поделиться: