Александр Алесин: в ЧП на салюте нет никакой политической подоплеки

05 июля 2019
Общество

Военный обозреватель Александр Алесин не видит в ЧП на салюте никакой политической подоплеки. На его взгляд, виновато падение технологической дисциплины на предприятиях России.

Напомним, 3 июля в ходе проведения праздничного салюта в Минске произошли четыре взрыва фейерверочных изделий. В результате разрушены салютные установки, разлетом осколков причинены телесные повреждения не менее чем 10 гражданам. Одна женщина, несмотря на оперативно оказанную медицинскую помощь, скончалась на месте происшествия. Кроме того, повреждены здания и сооружения, находящиеся поблизости.

Следственный комитет рассматривает четыре версии произошедшего. Комиссия Минобороны установила, что взрывы произошли в трех из шести мест, где производился салют. Предположительная причина подрывов – некачественные заряды данного калибра (195 мм) российского производства.

СК сообщил, что по уголовному делу задержаны подозреваемые – два иностранца.

Военный обозреватель Александр Алесин рассказал "Белорусскому партизану" о том, почему стала возможна трагедия.

- Когда успешно повторяется некое событие, считается, что так будет всегда. Но когда используются взрывчатые вещества, пусть даже и в пиротехнических изделиях, всегда возможны нештатные ситуации. Риск разрыва салютной установки существует, пускай и составляет всего лишь одну тысячную. В артиллерии частенько бывает, что разрывает канал ствола, а салютная установка – тоже своего рода артиллерийская система, только направленная вверх. Естественно, следовало просчитывать возможные риски. После драки кулаками не машут, но в таких системах взрыв теоретически возможен, и разлет тяжелых осколков от ствола мортирки тоже возможен.

Какие первостепенные меры предосторожности следовало бы предпринять? Первое – расширение зоны безопасности, расположение установок вдали от жилых объектов и больших скоплений людей, особенно актуально это при проведении торжественных массовых мероприятий.

Многие могут со мной не согласиться, но все же подобное при обращении со взрывчатыми веществами, пусть и в пиротехнических изделиях, вполне просчитывается. Думаю, огромная доля вины лежит на производителе пиротехнических изделий; тот факт, что взрывы произошли в трех из шести мест, где производились салюты, свидетельствует о нарушении технологии при производстве партии изделий, либо взяты некачественные исходные вещества.

Но обязанность тех, кто производит салют, предусмотреть такую вероятность. Я уже говорил, что в артиллерии нередки случаи разрыва канала ствола.

- Существуют ли способы, методы проверки качества пиротехнической продукции?

- Подобные происшествия случаются в твердотопливных двигателях ракет: малейшее нарушение структуры, неравномерное сгорание топлива приводит к нештатной ситуации – либо к взрыву, либо к прогару корпуса. Снаружи качество определить невозможно. Но нужен входной контроль: производить отстрел одного или нескольких изделий, чтобы определить, не нарушена ли технология. В нашем случае, судя по всему, бракованной оказалась вся партия; если бы был произведен отстрел хотя одного или нескольких изделий, тогда этот дефект можно было бы обнаружить. Как говорится, знал бы где упадешь – соломку подстелил бы. Попадание загрязнителей, других веществ могло бы привести к неконтролируемой реакции.

- Какие выводы, на ваш взгляд, будут сделаны из трагедии?

- Во-первых, необходимо расширить зону безопасности, установление салютных установок в местах, удаленных от людей; если сегодня зона безопасности составляет 500 метров, думаю, расстояние нужно увеличить минимум вдвое.

Все-таки необходимо при получении каждой партии пиротехнических изделий производить входной контроль и, как мне представляется, производить отстрел нескольких пиротехнических изделий – чтобы проверить, штатно ли они сработают. Это изделие повышенной опасности, которое порождает осколки, взрывную волну – все поражающие факторы налицо. Как мне кажется, мы к подобным вещам относимся слишком халатно.

И, конечно же, нужно тщательное расследование по всей технологической цепочке производителя с присутствием белорусского следствия, потому что ситуация может повториться не только у нас.

- Какими политическими последствиями чревата трагедия?

- Думаю, никакого злого умысла нет. Проблема в том, что Россия сама страдает от подобных нарушений в технологиях, в технике: люди просто не исполняет должностные инструкции, нормы безопасности. Только на днях мы стали свидетелями чрезвычайно ситуации с российской подлодкой, с подводным аппаратом «Лошарик» - произошел взрыв в аккумуляторной яме. На подлодках бывает, что собираются газы, обычно при попадании воды в аккумулятор, проскакивает искра – происходит взрыв. Если такое происходит – значит, кто-то где-то не досмотрел, что-то упустили.

Думаю, в нашем случае нет никакой политической подоплеки – здесь есть падение технологической дисциплины и культуры производства на предприятиях Российской Федерации.

Поделиться: