Вадим Сехович: Топ-200 бизнесменов 2016 года – самый правдоподобный рейтинг в его истории

29 февраля 2016
Thinktanks.by
Экономика

Евразийский банк развития выделил проект Топ-200 успешных и влиятельных бизнесменов в качестве одного из важнейших для исследования белорусского бизнеса.

Интернет-портал «Ежедневник» после некоторого перерыва выпустил новую версию топ-200 успешных и влиятельных бизнесменов. Thinktanks.by выяснил у одного из авторов и редактора проекта Вадима Сеховича, чем отличается новый рейтинг, как определялись в нем места, почему создатель World of Tanks - №1 в Беларуси и, в  целом,  как  выживает белорусский частный бизнес в условиях кризиса.     

- Главное отличие проекта-2016 в том, что работа над ним шла в условиях кризиса. Приходилось часто вносить коррективы в связи с проблемами у тех или иных бизнесов. В нем около 70 новых имен. Если бы мы еще придержали проект, то, вероятно, это число могло удвоиться.

Дело не только в том, что многие бизнесы не переживут этот, самый серьезный за последние 17 лет кризис, к которому они оказались не готовы. Достаточно динамично развиваются некоторые сегменты белорусской экономики. Это, прежде всего, IT, фармацевтика, приборостроительные бутики. Растут их обороты, выручка, их капитализация. Это тоже нашло отражение в топ-200 успешных и влиятельных бизнесменов.                

- Как часто обновляется рейтинг?

- Ранее мы придерживались периодичности - раз в два года. Но частный сегмент с того времени, когда вышла первая версия рейтинга в 2007 году, вырос. Его доля в ВВП приближается с 20% к 50%. Возможно, стоит рассмотреть вариант выхода один раз в год, как это принято везде?  Но это уже будет после того, как мы все вместе переживем это сложное время. 

- У проекта есть критики. Как оценить степень достоверности? Как собираются данные?

- По первым отзывам серьезных участников топ-2016 – это самый правдоподобный рейтинг в его истории. Наверное, это один из способов оценки достоверности. Критикам всегда говорим: сделайте свой проект, будет тем более интересней.  

Чтобы сделать такой проект в Беларуси, нужны большие затраты – моральные и материальные. Это постоянная коммуникация с бизнесом, чиновниками - носителями информации. В Беларуси нет как такового рынка ценных бумаг, информация об акционерах ОАО и ЗАО закрыта. Чтобы установить принадлежность к тому или иному фигуранту актива, его долю в нем, приходится обрабатывать большой объем информации, проверять его. Инсайд – важный источник работы. И, конечно, он влияет на качество. Но косяки бывали и у Forbes.

Возвращаясь к сбору информации. Там, где это возможно, информация о владельцах и долях  покупается в регистрах Беларуси, России, запрашивается в государствах, где присутствуют интересы участников топ. У нас тесные связи с коллегами  в разных странах, которые также помогают нам.   

Мы уже почти 10 лет делаем рейтинг, поэтому у нас самих достаточно серьезная база по бизнесменам, компаниям, отраслям. К примеру, Евразийский банк развития включил наш проект как один из важнейших для исследования белорусского бизнеса.         

 - Почему все-таки не указывается капитал?

- Для себя мы его знаем. У нас есть партнер, который делает оценку, мы работаем с ним на условиях NDA. Но мы считаем, что при существующем уровне непубличности белорусского бизнеса это и спорно, и может быть небезопасно. Как для участников списка, так и для нас самих.

С самого начала реализации проекта и по сей день его главная цель – просветительская, маркетинговая. Мы с одной стороны  способствуем  узнаваемости персон, повышению лояльности населения и тех же властей  к частному бизнесу. С другой стороны топ-200  - служит источником информации для потенциальных партнеров и инвесторов, которые собираются реализовывать проекты в Беларуси. И может, прозвучит нескромно, но мы считаем, что выполнили эту задачу. В 2007 году, когда запустили первый проект, нас чуть ли не зачислили в пособники КГБ, КГК, налоговой: «Вот сдали бизнесменов, их всех сейчас начнут проверять, откуда деньги, и посадят в итоге. Поэтому – немедленно исключайте меня». 

С каждым новым рейтингом отношение со стороны бизнеса к нему улучшалось. Сейчас претензии в основном  по активам, по долям в них. Иногда по месту.

- Зачем вы используете критерий влиятельности? Как она оценивается?          

- Влиятельность -  дополнительный критерий, веденный нами именно из-за специфичных условий ведения бизнеса в Беларуси.

В его основе лежит понятие устойчивости бизнеса в экономических условиях, которые развились за 25 лет в белорусской экономике. Прежде всего, это оценка уровня коммуникации того или иного владельца бизнеса с госрегуляторами, а также его влияния  в отрасли и экономике в целом.  

Влиятельность оценивает группа экспертов, имеющая прямое отношение к одному из рынков, чьи фигуранты представлены в топ-200. Поверьте, они сами очень влиятельны, чтобы оценивать этот параметр. С ними у нас тоже – NDA. По балльной системе они устанавливают, прибрел или потерял тот или иной фигурант. Что имеется в виду?  Это - доступ к госзаказам, финансированию, роль и инициативность в отраслевых и прочих проектах, аффилированность с влиятельными чиновниками. Для значительной части бизнеса в Беларуси – это важное условие существования, роста и, можно сказать, даже  выживания. 

- Каким образом в топ-2016 на первом месте оказался  Виктор Кислый?  Он тоже влиятельный?

- У него просто больше, чем у других, денег. Я не понимаю,  почему Forbes еще не включил его в свой список миллиардеров? Стоимость его компании  оценивается в свыше 3 млрд долларов, Кислый владеет (вместе с отцом ) 64% доли. Вот и считаете. У него еще есть недвижимость на Кипре, крупная доля во втором по значению киприотском банке  и другие активы. 

И у него не может не быть коммуникаций с властями – в Беларуси у №1 крупнейший офис, несколько тысяч сотрудников, и он платит здесь налоги. Чем больше он платит, тем ближе он к власти – как владелец компании, являющейся устойчивым источником поступлений налогов в бюджет.

Поделиться: