Имплементация Конвенции о правах инвалидов невозможна без системных и комплексных реформ

22 декабря 2016
Сергей Запрудский, thinktanks.by
Общество

Офис по правам людей с инвалидностью представил исследование «Модернизация законодательства в сфере политики инвалидности в рамках ратификации Конвенции о правах инвалидов».

Исследование проведено в рамках проекта BISS (Белорусского института стратегических исследований) «Рефорум».

Беларусь присоединилась к Конвенции о правах инвалидов 28 сентября 2015 года. В соответствии с законодательством правительству отводилось 6 месяцев для подготовки ратификации Конвенции, включая пакеты предложений относительно необходимых последующих действий по изменению законодательства, выстраивания инфраструктуры, обеспечивающей реализацию Конвенции на территории страны.

Сейчас правительство готовит Национальный план по имплементации Конвенции. «То есть в настоящее время можно говорить о взаимодействии государства и организаций гражданского общества по обсуждению проекта нацплана, 7 общественных организаций активно участвуют в разработке и подаче предложений, - сообщил на презентации исследования координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский. - Конвенция — это документ права, имплементация выглядит как набор сухих юридических действий, но, по нашему мнению, это точка, отталкиваясь от которой, появляется возможность поменять не просто какие-то юридические формулировки, термины и механизмы, но и внести ряд структурных изменений, политических, которые бы поменяли подходы в нашем обществе к инвалидности».

Сергей Дроздовский напомним, что год назад ряд общественных организаций подготовили так называемый «Нулевой отчет», «который стал предпосылкой нашего обсуждения с государством общего национального плана, поскольку в этом документе мы фактически свели вместе всю проблематику и выставили ряд рекомендаций общего характера, которые, полагаем, необходимо рассмотреть при имплементации. Надо сказать, что многие из них были усмотрены, не учтены, но усмотрены, скажем так, Министерством труда и социальной защиты».

К сегодняшнему дню состоялось три обсуждения концепции национального плана: «По нашему мнению, нацплан сегодня — это пока взгляд не со стороны Конвенции, а со стороны белорусского устройства, он во многом похож на другие белорусский национальные программы, к которым мы относимся достаточно критично». «Да, последняя версия нацплана включает ряд наших предложений, но взяты они властями по принципу «приемлемо-неприемлемо», «нравится-не нравится», то есть без серьезного анализа. Это большой недочет, с нашей точки зрения, ведь мы предлагаем именно системные и комплексные изменения», - сказал Сергей Дроздовский.

Из структур власти, по словам Дроздовского, к диалогу склоняется Минтруда, министерство готово обсуждать проблемы, но, например, Минздрав и Мининформации «диктуют свои правила, это никак не похоже на диалог, при этом предлагаемые правила не только не вписываются в понимание Конвенции, но даже и противоречат ей».

Ключевыми вопросами имплементации Сергей Дроздовский называет появление в стране института запрещения дискриминации и отказ от медицинского подхода к проблеме инвалидности.

В настоящее время в Беларуси проживает 554423 человек со статусом инвалидов. Из них 86326 человек имеют первую, наиболее тяжелую степень инвалидности. 29503 человека — это дети с инвалидностью. Удельный вес инвалидов в составе населения страны составляет 5,8 %.

Несмотря на декларируемую Конституцией Республики Беларусь всю полноту политических, социально-экономических и личных прав и свобод людей с инвалидностью, дискриминационная норма содержится в самой системе национального права. Так, ограничивается реализацию прав человека в зависимости от обстоятельств приобретения инвалидности: «инвалиды, кроме лиц, инвалидность которых наступила в результате противоправных действий, по причине алкогольного, наркотического, токсического опьянения, членовредительства». Таким образом, по мнению авторов исследования, государство, лишая гарантированного получения лекарств, техсредств реабилитации и иных форм поддержки лиц, инвалидность которых наступила в результате противоправных действий, по причине алкогольного, наркотического, токсического опьянения, членовредительства, фактически подвергает опасности их жизнь и здоровье, не обеспечивая государственных минимальных социальных стандартов социальной защиты.

Кроме того, сейчас отсутствуют определение дискриминации по признаку инвалидности; правовой механизм защиты от дискриминации; прецедентная судебная практика; определение понятий универсального дизайна, разумного приспособления.

Авторы исследования рекомендуют упразднить из белорусского права норму, ограничивающую людей с инвалидностью в получении льгот, гарантий и реализацию их права в связи с причиной приобретения инвалидности; разработать антидискриминационное законодательство; разработать правовой механизм защиты от дискриминации; определить термины дискриминация по признаку инвалидности, универсального дизайна, разумного приспособления. Кроме того, следует предусмотреть формирование и учреждение национального института омбудсмена как независимого института, осуществляющего в том числе контроль политики в сфере инвалидности.

Такая категория как «самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество» сейчас не реализуется в полной мере. «Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи предусматривают право любого психически больного лица на осуществление всех признанных международными нормами гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав и недопустимость какой-либо дискриминации, - отмечается в исследовании. - Тотальное лишение дееспособности, в том числе по причине помещения лица в психоневрологический интернат, фактически ограничивает 17 прав и свобод без разумного обоснования. При этом восстановление дееспособности процессуально значительно сложнее лишения. Признание гражданина дееспособным возможно лишь по заявлению опекуна (членов семьи, близких родственников, прокурора, органа опеки и попечительства, психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения), исключая возможность лицу самостоятельно восстановить свою дееспособность». Рекомендуется исполнить мнение Конституционного суда Беларуси относительно реформироования правового института лишения дееспособности в сторону его дискретности, внедрения форм «частичного лишения».

В области «Труд и занятость» отсутствует прецедентная судебная практика в отношении защиты от дискриминации лиц с инвалидностью; в системе белорусского права отсутствует определение дискриминации по признаку инвалидности, также отсутствуют общий запрет дискриминации; определение дискриминации; правовые механизмы защиты от дискриминации; меры ответственности. Кроме того, трудовое законодательство Беларуси содержит дискриминационную обязанность человека с инвалидностью представлять нанимателю дополнительные разрешающие документы (трудовые рекомендации). Также отсутствует четко прописанный механизм реализации человеком с инвалидностью права отказаться от индивидуальной программы реабилитации инвалида (ИПРИ) в целом или отдельных частей. Отсутствуют меры дополнительного стимулирования нанимателей при приеме на работу людей с инвалидностью, включая тех, кто не способен на равных конкурировать на открытом рынке труда, а также имеющих инвалидность 1 и 2 группы (ввиду установленной законодателем нормы, что оплата труда для этой категории лиц осуществляется в размере, равном полному рабочему дню, несмотря на фактическую занятость продолжительностью не более 7 часов). В национальном праве отсутствует термин «социальное предприятие», имеющее основной целью не извлечение прибыли, а содействие в реализации людьми с инвалидностью права на труд, а также правовые основы придания статуса таким предприятиям и порядок их функционирования. Для лиц, проживающих в психоневрологических интернатах и признанных недееспособными, ввиду правового статуса возникают значительные вопросы добровольного принятия решения о выполнении тех или иных обязанностей, участия в трудовой реабилитации. Большая часть административных зданий (в том числе зданий потенциальных нанимателей) не приспособлена (отсутствие безбарьерной доступной среды, а также разумных приспособлений в каждом отдельном случае) для осуществления трудовой деятельности для людей с сенсорными нарушениями, а также нарушениями опорно-двигательного аппарата.

При этом Конвенцией предусмотрено, что государства-участники признают право инвалидов на труд наравне с другими; оно включает право на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который инвалид свободно выбрал или на который он свободно согласился, в условиях, когда рынок труда и производственная среда являются открытыми, инклюзивными и доступными для инвалидов.

Авторы исследования рекомендуют разработать рамочное антидискриминационное законодательство по защите прав людей с инвалидностью, запрещения дискриминации и защиты от нее; разработать механизм отказа от ИПРИ; развить систему льготирования по налогообложению в отношении организаций, активно использующих труд людей с инвалидностью (не только в случаях более 50% от общего числа работников). Следует ввести должность специалиста (тьютора) по сопровождению при осуществлении трудовой деятельности людьми с инвалидностью, как до момента трудоустройства, так и на период ориентации и адаптации его на предприятии/организации. Авторы полагают необходимым отменить запрещающий характер трудовых рекомендаций при составлении ИПРИ, осуществить пересмотр стандартного перечня специальностей, по которым обратившийся вправе работать; переориентирование МРЭК (при составлении ИПРИ) на потенциальные возможности человека с инвалидностью, а не на его ограничения.

Что касается свободы от эксплуатации, насилия и надругательства, то в Беларуси не предусмотрены меры по предотвращению насилия в отношении инвалидов. Действующий закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» содержит меры по предупреждению насилия в семье. Ситуация в Беларуси сейчас такова, что действующие в каждом административном районе Территориальные центры соцобслуживания населения предоставляют различный спектр социальных услуг населению, в том числе женщинам, пострадавшим от насилия, однако не приняты меры для обеспечения того, чтобы все услуги и ресурсы, имеющиеся для предупреждения и оказания помощи жертвам насилия, были доступны для инвалидов.

По мнению авторов исследования, следует поддержать общенациональный процесс разработки и внедрения пакета рамочных законодательных норм о профилактике, предотвращении и защите от «домашнего» насилия и надругательства; разработать и процессуально прописать гарантии соблюдения доступности защиты для лиц с инвалидностью, особенно имеющих интеллектуальные и психические инвалидности, а также обеспечение их особых потребностей за счет ассистивных технологий и мер компенсации; рассмотреть возможность внедрения норм определяющих насилие против лиц с инвалидностью как отягощающий фактор. Также необходимо доработать существующую систему учета потерпевших, в которой следует отразить получение инвалидности в результате преступления по такому основанию, как степень тяжести наступивших последствий для здоровья личности, влияющая на её медицинский и социальный статус (группы инвалидности).

Исследование содержит десятки рекомендаций по всем проблемным вопросам сферы инвалидности в Беларуси.

Подводя итоги исследования, его авторы отмечают «значительный объем изменений законодательства», указывая, что «при этом значительная часть реформирования зависит от реформ рамочных законов: внедрения института амбудсмена, дискриминационных, «домашнего насилия», гражданского права, уголовно-процессуального и другого». По мнению экспертов, «очевидно, что для ряда реформ потребуются временные периоды в растяжке 5-7 лет (при наличии политической воли)». Авторы подчеркивают, что обеспечение приведения национального законодательства и практики его правоприменения к положениям Конвенции невозможно частичными решениями и полумерами в альтернативу системного и комплексного подхода: например невозможно обеспечить принцип независимого проживания для лиц с инвалидностью, без решения вопроса о лишении дееспособности; невозможно подступиться к защите от дискриминации без утверждения рамочного института запрещения дискриминации и т.д.

Ввиду этого авторы предлагают определить векторы приоритетов, которые мэйнстримом повлекут за собой системное решение проблем инвалидности, особенно в традиционно архаичных областях и сферах законодательства.

Такими приоритетами авторы полагают переориентацию законодательства об инвалидности с методов поддержки воспмоществования к антидскриминационному законодательству, требующими человекоцентрированного подхода и наделяющего человека с инвалидностью правами и возможностями равноценного субьекта политики инвалидности; создание и внедрение норм запрещения дискриминации по признаку инвалидности; персонификации и замены государственной монополии в социальной защите на рыночные механизмы ориентированные на приоритете самостоятельного выбора человека; объявления и программное достижение целей деинституализации в инвалидности; приоритета рационализации мер и способов общественной и государственной поддержки; наделения негосударственных участников политики инвалидности реальным равенством в диалоге и взаимодействии.

Авторы исследования отмечают, что в ряде данных ими рекомендаций возможно структурирование по прогнозируемым временным рамкам: от немедленного до порядка 15-20 лет. Однако ответственно ранжировать их, не имея доступа к экономическим и финансовым данным политики инвалидности в Беларуси – практически невозможно. Таким образом все рекомендации авторов носят приоритетный характер.

Поделиться: