Главная / Медиасервис / /

Эксперты: Рост протестной активности будет зависеть от того, насколько велики масштабы недовольства

06:00 / 17 марта 2017
Автор: Ольга Томашевская, Thinktanks.by
Эксперты: Рост протестной активности будет зависеть от того, насколько велики масштабы недовольства фото Радыё Свабода

События 15 марта, несомненно, будут иметь последствия как во внутренней, так и во внешней политике. Однако у экспертов нет единого мнения по поводу того, какими они будут.

Напомним, вечером 15 марта, в День Конституции, в Минске, Гродно и Могилеве прошли новые «Марши нетунеядцев». В Минске акция, в которой приняло участие около 2,5 тысяч  человек, была разрешена властями. Однако по ее итогам сотрудники милиции, зачастую очень жестко, задержали около 50 демонстрантов. Многие из них вчера были приговорены судами к срокам от 12 до 15 суток ареста.

Thinktanks.by попросил представителей белорусских аналитических центров поделиться мнением о причинах и последствиях брутальных действий правоохранительных органов.

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич:

- На жесткие действия милиции, несомненно, был дан карт-бланш с самого верха политической пирамиды. Во многом повторилась ситуация 19 декабря 2010 года (разгон акции протеста против итогов президентских выборов – Thinktanks.by). Тогда власть оказалась перед дилеммой: с одной стороны было нежелание портить отношения с Западом, с другой стороны – руководство страны ощущало угрозу своей власти. Выбор был сделан в пользу жесткого подавления акций протеста.

Сегодня руководство страны также чувствует угрозу и по этой причине принимает жесткие репрессивные меры. Дело не в том, что оно хочет испортить отношения с Западом, но при выборе между плохим и очень плохим власть выбирает то, что считает меньшим злом.

В свою очередь, западные политические структуры выражают протест против действий белорусских правоохранительных органов, но не предпринимают конкретных действий.  Сегодня Запад проводит в отношении Беларуси политику, отличную от той, что была в 2010 году: в связи с изменением геополитической ситуации ценностные вопросы, права человека отошли немного в сторону. И Минск хорошо это понимает.

Если предположить, что протесты будут нарастать и что власти будут переходить к более жестким репрессивным мерам,  можно ожидать более жесткой реакции со стороны Запада. Если события будут разворачиваться таким образом, Минску придется договариваться с Россией и идти ей на уступки. Но пока я не вижу предпосылок к тому, чтобы события развивались по данному сценарию. Нарастания протестной активности не видно. Вполне возможно, что весна закончится – и активность массовых выступлений спадет, в этом случае сократятся и репрессии. Так что с точки зрения внешней политики этот разгон ни на что не повлияет.

Директор по развитию Центра Острогорского Рыгор Астапеня:

- Брутальные задержания участников акций протеста отразятся на отношениях с Европой. В 2010 году ситуация была более понятна, тогда проходили президентские выборы, и у руководства страны был страх потерять власть. Сейчас не было угрозы для режима, действия в отношении участников акций протеста были бессмысленным насилием.

Предполагаю, что на Западе сейчас решают, как реагировать на эту ситуацию. Посмотрим, как в ближайшее время изменится количество визитов официальных лиц старой Европы. Вряд ли министры крупных государств захотят приехать на переговоры после событий 15 марта.

Белорусский МИД потратил больше трех лет на налаживание отношений с Западом. Теперь этот процесс если не развернется в обратную сторону, то, как минимум, заморозится. Чтобы сохранить контакты с западными странами, власть может наложить мораторий на брутальные действия. И в этом смысле показательной может стать акция протеста 25 марта.

Не стоит ожидать, что в случае охлаждения с Западом, Беларусь сразу же начнет налаживать отношения с Россией. Без выгодного для белорусской стороны решения энергетического конфликта Минск вряд ли пойдет на сближение с Москвой. Энергетический конфликт тянется уже больше года, и брутальные действия милиции здесь вряд ли что-то изменят.

Директор института «Палiтычная сфера» Андрей Казакевич:

- Причины жестких действий правоохранительных органов понятны и достаточно прозрачны. Опыт разных стран показывает, что если не принять мер, такие протесты могут выйти из-под контроля. Обеспечение безопасности власть посчитала более важной задачей, чем сохранение хороших отношений с Западом. Когда протесты только начались, власть делала попытки не применять силу в надежде, что они пойдут на спад естественным образом. Но когда стало очевидно, что протестов много и что в обществе есть напряжение, было решено, что безопасность важнее отношений с Западом.

Акции протеста 2017 года, в отличие от прошлых лет, демонстрируют наличие напряжения в обществе. Во многом это результат неудовлетворенности экономической ситуацией. Если в первые годы кризиса она сглаживалась событиями в Украине и надеждами, что кризис быстро пройдет, то сейчас растет количество недовольных, тех, кто не видит перспектив. Если раньше протест был пассивным и выражался в неучастии в выборах, то теперь люди переходят к активным действиям. Это новый феномен и большой вызов для власти. Она пыталась взять ситуацию под контроль и локализовать протесты, делая попытки переговоров и новых форм общения, действие декрета о тунеядстве было заморожено. И сейчас можно ожидать дальнейших попыток локализации недовольства. Возможно, будут представлены деньги тем или иным социальным группам, сделаны попытки изолировать лидеров и так далее.

Насколько результативными могут быть такие действия, сказать сложно. Ведь напряжение есть не только в среде индивидуальных предпринимателей или интеллигенции. Есть напряжение и внутри властных структур, там много людей, недовольных складывающейся ситуацией. В политическую активность стали включаться рабочие, пенсионеры. Это новые вызовы для власти, и дальнейшее развитие ситуации спрогнозировать сложно. Все будет зависеть от того, насколько велики масштабы недовольства и насколько устойчива система.

Другие публикации