фото zovzakona.org

Как узнать правду о белорусском качестве?

12 апреля 2017
Надежда Ковш, специально для Thinktanks.by
Общество
фото zovzakona.org

Почему пресекаются попытки отечественных журналистов разобраться: действительно ли мы едим и экспортируем безопасные и полезные продукты питания?

Эксперты Белорусского института стратегических исследований (BISS) в исследовании «Модернизация медийного законодательства в сфере защиты национального информационного пространства», проведенном в  рамках проекта «Рефорум», отмечают, что белорусские власти стремятся контролировать все информационное пространство, доступное гражданам Беларуси. Для этого созданы механизмы ограничения доступа к контенту, который рассматривается как нежелательный, во всех видах СМИ и Интернете. При этом ограничительные механизмы не соответствуют обязательствам Республики Беларусь в сфере свободы выражения мнения.

Главная проблема заключается в том, что Концепция национальной безопасности Республики Беларусь, в которой декларируется стремление к «обеспечению баланса интересов личности, общества, государства и их защите от внутренних и внешних угроз», исходит из первичности потребностей государства. То есть государство, защищая свои интересы, может легко пожертвовать интересами граждан. При этом все попытки журналистов донести до читателей факты, которые, по мнению властей, могут нанести «урон» репутации белорусских чиновников, государственных предприятий и организаций– пресекаются на корню.

Концепция безусловного качества

Например, государственными СМИ сформирована и всячески поддерживается концепция безусловного качества отечественных молочных и мясных продуктов, кондитерских изделий, овощей и фруктов.  Почему так важно постоянно поддерживать в потребителях эту уверенность?

Ответ можно легко найти, заглянув в статистические данные экспорта белорусских товаров. Дело в том, что в последние годы поставки отечественных продуктов питания значительно выросли и превратились чуть ли не в основной источник поступления валютных средств в государственную казну.

Так, в 2014 г. доля продукции пищевой промышленности и сырья для ее производства в общем объеме экспорта составляла 15,3%, в 2015 г  - 16,3%, в 2016 г – 17,5%.По итогам внешней торговли за январь 2017 г – уже 19,4% (для сравнения, в январе 2016 г доля таких товаров составляла 15,7%). Таким образом, доля в экспорте продукции пищевой промышленности стала сопоставима с долей химической продукции (20,4% в январе 2017 г.), и даже превысила долю машин и оборудования (16,9%).

Особенно важен для отечественных продуктовых экспортеров российский рынок – львиная доля продукции отправляется именно туда. Например, по данным за январь текущего года, все внешние поставки незамороженной говядины, а это 26,4 млн долларов, осуществлялись именно в Россию. А также  98% молока и сливок(20,5 млн долл.), 87,2% сухого молока(31,9 млн долл.), 97,8% масла сливочного (34,3 млн долл.), 98% сыра и творога (63 млн долл.).

Белорусские власти осознают, что потерять такой рынок недопустимо. И если контролировать Россельхознадзор, который все чаще ставит под сомнение качество белорусских продуктов, невозможно, то нужно хотя бы не давать лишнего повода. А потому любыми способами пресекаются попытки отечественных журналистов разобраться: действительно ли мы едим и экспортируем безопасные и полезные продукты питания?

Журналистские расследования

Напомним одну историю: 25 апреля 2016 года журналист Юрась Карманов опубликовал на сайте агентства Associated Press статью о том, что фермер Николай Чубянок организовал молочную ферму за несколько километров от знаков «Стоп! Радиация!» и ежедневно сдает около двух тонн молока на завод ОАО «Милкавита» в Хойниках. Согласно заключению Минского городского центра гигиены и эпидемиологии, который имели журналисты, молоко содержало 37,5 Бк/кг стронция при допустимой норме в 3,7 Бк/кг. Около 90% продукции завода идет на экспорт в Россию.

После публикации Департамент по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Беларуси провел проверку, которая не обнаружила в молоке превышения по количеству стронция-90. На основании этих результатов ОАО «Милкавита» подала жалобу на журналиста в Экономический суд. Суд стал на сторону завода и признал недействительными сведения, распространенные Кармановым в статье.

Верховный суд, куда обратился Карманов, отклонил жалобу журналиста, не учтя ни одного довода защиты, в том числе и то, что журналист получил официальные сведения из государственного Минского центра гигиены и эпидемиологии и в ходе судебного процесса Центр подтвердил этот факт. А согласно ст. 52 Закона о СМИ журналист освобождается от ответственности, если сведения получены из государственного источника. А также то, что лингвистическая экспертиза Института языкознания Национальной Академии Наук показала, что в статье журналист не нанес никакого вреда деловой репутации «Милкавиты», а само расследование проведено по всем канонам журналистского жанра.

В ноябре 2016 года в «The EHU Times» вышла еще одна статья, которая также поставила под сомнение пресловутое качество белорусских продуктов. Ее автор — Яна Лешкович, белоруска, которая уже более 6 лет живет в Литве и работает журналистом в «The EHU Times» и редактором новостей в «Новой газете — Балтия». Журналистка представила в статье результаты собственного расследования, которые доказывали, что в белорусских кондитерских изделиях содержание вредных для организма трансжиров многократно превышает допустимую норму.

Как говорит сама Яна Лешкович, в Литве многие потребители полагают, что качество белорусских продуктов высокое, так как в Беларуси оно производится в соответствии с ГОСТами. Однако, как оказалось, в отношении конфет и печенья это не так.

— Я попросила подругу привезти из Беларуси по 200 граммов печенья и конфет отечественного производства. Образцы я отвезла в Каунасский технологический университет,  где одна процедура определения содержания трансжиров обошлась в 20 евро. Через две недели из лаборатории на электронную почту прислали скан заключения на литовском языке, в  одной колонке указывалось наименование продукции, во второй — процент содержания трансжиров, — рассказывает журналистка. — Обвинений в том, что предоставила на исследование не оригинальную, а поддельную белорусскую продукцию, я не боялась, так как в лаборатории всю информацию тщательно проверили и задокументировали.

Статья в Литве особого читательского интереса не вызвала, хотя здесь широко представлена белорусская пищевая индустрия. В Беларуси, конечно, эта информация наделала несравнимо больше шума. Однако Яна отмечает, что никаких жалоб или претензий с белорусской стороны к ней не поступало.

Эти два примера весьма наглядно демонстрируют ситуацию со свободой слова в нашей стране. Проведены два аналогичных журналистских расследования, а последствия такие разные. Судебные процессы и значительные штрафы для Ю. Карманова вряд ли вдохновят других журналистов на новые расследования. Государство от этого, несомненно, выиграет:  «непорочное» качество белорусских продуктов позволит, при прочих равных условиях, еще больше нарастить их экспорт и привлечь дополнительные валютные средства в страну. Только вот стоит ли это здоровья ее граждан? И граждан других государств?

А вот Яна Лешкович собирается продолжить исследовать тему качества белорусских продуктов питания. На очереди — продукция фаст-фуда. Так что, видимо, и в дальнейшем журналисты будут проводить исследование белорусских продуктов, предварительно вывезя их в другую страну. А о результатах белорусы узнают только из зарубежных СМИ.

Эксперты, готовившие в рамках проекта «Рефорум» предложения, направленные на изменения в законодательстве о СМИ, в качестве первоочередной задачи правового регулирования информационной сферы предлагают отказаться от ориентации на “удовлетворение потребностей” государства в ущерб правам и свободам граждан, призывают поощрять плюрализм мнений и многообразие контента СМИ. Услышат ли их?

Поделиться: