Главная / Медиасервис / /

Ярослав Романчук: Белорусский квадрокризис разрешить традиционными инструментами невозможно

06:00 / 19 апреля 2017
Автор: Сергей Запрудский, Thinktanks.by
Ярослав Романчук: Белорусский квадрокризис разрешить традиционными инструментами невозможно

Содержание принимаемых властями документов по регулированию экономики и выводу её из рецессии не отличается новизной и инновационностью, подчеркивает экономист.

Власти до сих пор не перешли к последовательной экономической политике в особых условиях квадрокризиса в Беларуси, считает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

«Структурный, системный, циклический и конъюнктурный кризис – это уникальное явление для белорусской модели. Нейтрализовать её негативные явления, издержки и дисбалансы традиционными для централизованной плановой экономики инструментами теоретически невозможно, потому что эти инструменты в существующей институциональной среде и привели к такому кризису. К сожалению, содержание принимаемых властями документов по регулированию экономики и выводу её из рецессии не отличается новизной и инновационностью», - заявил 18 апреля Ярослав Романчук на презентации аналитического доклада «Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2017 году».

Комплекс противоречивых и взаимоисключающих мер

Постановлением № 18 от 12.01.2017 «Об утверждении комплекса мер по реализации Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы» Совет министров определил содержание экономической политики на 2017 год. При этом, как полагает Ярослав Романчук, у правительства Беларуси нет системного научного обоснования этого комплекса: «Власти сработали в привычной для себя манере. Каждое министерство и ведомство составило свой список пожеланий и лоббистских приоритетов. Ответственный на своде написал проект документа. Он прошёл обсуждения и согласования около 65 структур и организаций, имеющих право подписи. В результате получился очередной нормативный акт, наполненный противоречиями и взаимно исключающими положениями».

Комплекс, как считает экономист, включает в себя меры, «которые должны понравиться максимально большому кругу разных социальных и экономических групп»: «Он приемлем для президента, VIP-номенклатуры и участников государственных программ. Все традиционные рычаги управления активами и ресурсами, инструментами регулирования входа на рынок и работы на нём остались. Количество лицензий обещали сократить, но не указали, когда и на сколько. Налоговые, таможенные, финансовые льготы распределятся в привычном для номенклатурных фаворитов режиме. Контроль над бюджетными потоками, землёй, импортом и инвестициями остаётся у них в руках. Даже ценообразование, ассортиментные перечни и арендные отношения остались в регуляторной обойме инструментов».

При этом документ содержит несколько мер, которые были оценены отдельными представителями правительства как либеральные. «Но от того, что один процент предложений действительно расширяет сферу добровольных рыночных отношений между частными субъектами хозяйствования, весь документ ни при каких обстоятельствах нельзя считать либеральным, - подчеркнул Романчук. - От того, что Китай в своё время создал СЭЗы и в этих резервациях начал эксперименты с частным предпринимательством, он не стал капиталистическим и свободным. От того, что Россия ввела 13-процентный плоский подоходный налог на физических лиц, она не стала более капиталистической, чем США с их вредоносной, крайне неэффективной налоговой системой. Тем более что от декларации хорошего и правильного до создания реальных действующих механизмов, как это было с Директивой президента № 4 от 31.12.2010, огромная дистанция».

Позитивными Романчук называет решение об отмене обязательной продажи валютной выручки и об отмене процедуры согласования цели покупки валюты. Но многие правильные утверждения властей, как считает эксперт, могут попасть в так называемую «брешь имплементации». Правительство, например, обещало поддерживать из бюджета только прибыльные, перспективные и высокотехнологические коммерческие проекты. На практике выполнить такое обещание не получилось. Можно приветствовать решение перевести 25 административных процедур в электронный формат, но если каждое министерство и ведомство будут требовать от коммерческих организаций свой электронный ключ, за который нужно будет платить по $100 в год, а также высокую плату за техническое обслуживание, то такое e-government только увеличит регуляторные издержки бизнеса.

«О том, что белорусские власти просто мимикрируют в рамках старой модели, убедительно говорит пункт 219 Комплекса мер — «совершенствование механизма государственной поддержки агропромышленного комплекса в соответствии с международными обязательствами Республики Беларусь и с учетом перехода от льготного кредитования к иным мерам государственной поддержки». Таким образом, представленный правительством комплекс мер по реализации Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы» закрепляет продолжение старой политики, без внесения в неё корректировок, вытекающих из природы нынешнего квадрокризиса», - считает Романчук.

Осторожные рыночные цели госфинансистов

29 марта 2017 года Совмин принял «Стратегию развития финансового рынка Республики Беларусь до 2020 года». Вкупе со «Стратегией институционального развития Национального банка Беларуси на 2017 – 2020 годы» этот документ описывает контуры развития рынка денег и финансовых инструментов. «Больше конкуренции, разнообразнее финансовые инструменты, больше частной собственности, международные стандарты и чёткая система ответственности – Стратегия вполне вписывается в программу построения в Беларуси смешанной рыночной экономики, - отмечает Ярослав Романчук. - Нет сомнений, что многие в Нацбанке и Минфине знают, какими должны быть монетарная политика и финансовый рынок. Открытым остаётся вопрос, кто им даст их проводить так, как написано в двух принятых документах».

Достижения правительства по развитию финансового рынка, как замечает эксперт, «за более чем 20 лет весьма скромные». Правительство указывает на принятие законодательной базы для «финансовой поддержки в рамках реализации государственных программ и мероприятий», создание Банка развития, переход к режиму монетарного таргетирования при проведении денежно-кредитной политики и повышение гибкости обменного курса. «Но критического осмысления факта отсутствия полноценного рынка ценных бумаг в Стратегии нет. Есть традиционные для правительства ссылки на внешние факторы: «… Динамика роста финансового рынка сдерживалась несколькими факторами, основные из которых – внешние шоки (главным образом, ухудшение макроэкономической ситуации в странах – основных торговых партнерах), замедление темпов экономического роста, повышение долларизации и сегментации кредитного рынка, ускорение инфляционно-девальвационных процессов, потребовавшее поддержания высокого уровня процентных ставок на рыночные кредитные и депозитные продукты в белорусских рублях», - указывает глава Центра Мизеса. - Здесь имеет место явное смешение причин и следствий. Инфляция, нестабильность белорусского рубля, рецессия и долларизация – всё это является результатом торговой, денежной-кредитной и бюджетно-налоговой политики, выбранной модели отношений в сфере прав собственности. Все эти параметры выбирали сами белорусские власти. И вот результат. В рамках выбранной модели финансовые рынки не развиваются, инвестиции не приходят, идентификация производственных ошибок сильно замедлена, а «живые» деньги по бюрократическим канонам перетекают в руки не самых эффективных менеджеров, а в управление номенклатурных фаворитов в бизнесе».

На 1 января 2017 г. объём выпущенных в обращение акций составил BYN29,2 млрд. что составило только 30,9% ВВП. Сам факт выпуска акций не значит, что они появляются в свободном обороте, торгуются через биржу и являются привлекательными инструментами для инвестирования: «Мы наблюдаем, как органы власти и отдельные субъекты хозяйствования пользуются неразвитостью финансового рынка для бизнеса, ни в чём себе не отказывая. «Объем допущенных к обращению корпоративных облигаций и облигаций местных исполнительных и распорядительных органов составил 15,5 млрд. рублей, что в 8,1 раза выше уровня на 1 января 2011 г.». Облигации составили только 16,4% ВВП. При 4628 акционерных обществах это очень незначительные цифры. «Годовой объем вторичных торгов акциями колебался от 0,03 млрд. рублей в 2011 году до 0,08 млрд. рублей в 2012 году и в 2016 году составил 0,05 млрд. рублей. Ликвидность рынка акций остается низкой – в 2016 году рыночные цены рассчитывались по акциям лишь 63 из более чем 2300 открытых акционерных обществ (в 2010 году – 61 эмитента)». Эти показатели даже скромными назвать нельзя».

Тем не менее, как отметил Ярослав Романчук, отдельные принципы формирования финансового рынка представляются весьма привлекательными: «Правительство пообещало устранить основные дисбалансы, в том числе снизить долларизацию, применение директивного кредитования, ликвидировать диспропорции в распределении финансовых ресурсов между секторами экономики, иные несоответствия. Вроде бы звучит хорошо, но когда вчитаешься, то нам обещают всего лишь «снизить применение директивного кредитования». На сколько, кому и почему Стратегия не указывает. Опять «распорядители чужого» на свой вкус будут распределять миллиарды долларов налогоплательщиков, признавая при этом опасность данного пути: «На протяжении длительного времени директивное кредитование позволяло активизировать инвестиционный процесс, но вместе с тем привело к накоплению ряда дисбалансов и нарастанию издержек, среди которых – значительная сегментация кредитного рынка, удорожание кредитов в рыночном сегменте, усиление стимулов к долларизации, ухудшение доступа частного сектора к кредитам, субсидирование убыточных предприятий».

Власти хотят «активизировать сберегательный процесс, вовлечь в него широкие слои населения и возродить долгосрочные формы сбережений за счет повышения доверия к белорусскому рублю и проводимой денежно-кредитной политике…». Но, отмечает Романчук, без формирования доверия к органам власти, без вовлечения бизнеса в процессы принятия решений этого не добьёшься. «Однако Стратегия не предусматривает изменения механизмов принятия решений. Значит, доверия к BYN-рублю, как и к долгосрочным инструментам сбережения в нём, ожидать не приходится», - заключает он.

Надежды

Бизнес-сообщество надеется на существенное улучшение качества делового климата после принятия Указа президента «О развитии предпринимательства и исключении излишних требований, предъявляемых к бизнесу». Вертикаль власти провела работу, названную Романчуком «беспрецедентной», по сбору, анализу и формулировке предложений по радикальному сокращению регуляторной нагрузки на бизнес. К 1 апреля 2017 года был подготовлен проект указа по новым условиям ведения бизнеса. В первую очередь, речь идёт о сокращении числа административных процедур и упрощении порядка их прохождения, сокращении числа лицензируемых видов деятельности, изменении порядка проведения проверок, определения размера штрафов, а также о выработке минимума законодательных требований к бизнесу.

«Цели указа весьма благородные, - соглашается Романчук, - но, как часто бывало в Беларуси, способ их достижения, инструменты и механизмы находятся в руках тех, кто создавал старую систему бюрократии и централизованной экономики. Поэтому нормы, стандарты, процедуры и оценки санстанции, МЧС, строителей защищают свои ведомственные интересы аргументами по защите жизни, здоровья граждан, безопасности страны и даже соответствия требованиям ЕАЭС. Налоговики, таможня, контрольные и силовые органы также полны решимости отстоять свои позиции. Министерство антимонопольного регулирования и торговли и Министерство экономики выступают самыми близкими союзниками бизнес-сообщества. Объединениям предпринимателей и работодателей предложили сформулировать и внести свои предложения по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и исключению излишних требований к бизнесу. В результате в Рабочую группу, созданную распоряжением президента, потекли десятки страниц предложений от органов госуправления и бизнеса. Проводятся совещания подгрупп по разным вопросам. После их обсуждения уполномоченные чиновники сведут все предложения воедино. Трудно сказать, что, в конечном итоге, окажется в окончательном варианте указа». Эксперт напоминает, что в свое время Директива № 4 от 31.12.2010 г. «также должна была облегчить жизнь бизнеса Беларуси, но белорусская бюрократия легко заблокировала добрые намерения».

«Трудно сказать, какие из сотен предложений войдут в проект указа президента по упрощению условий для ведения бизнеса, будут ли изменения радикальными и однозначными, чтобы их почувствовали производители товаров и услуг. Если в результате проделанной работы регуляторная нагрузка с 18% ВВП сегодня снизится хотя бы до 10% ВВП, значит, работа была проведена не зря», - заключил Ярослав Романчук.

Другие публикации

Топ-7 самых беспокойных стран мира
19:23 / 17 августа 2017

Топ-7 самых беспокойных стран мира

Институт экономики и мира опубликовал свой ежегодный Global Peace Index, в рамках которого проанализированы 162 страны мира и составлен рейтинг самых спокойных и беспокойных стран мира.