Евгений Магда: Украина выстояла, но Кремль не откажется от гибридных атак в регионе

28 июня 2017
Сергей Запрудский, Thinktanks.by
В мире

Украина — не главная цель российской гибридной агрессии. Для России намного важнее дезинтегрировать Евросоюз в целом.

Кандидат политических наук, директор Центра общественных отношений Евгений Магда выступил в Минске по приглашению Belarus Security Blog с публичной лекцией «Гибридная агрессия: актуальные уроки». Thinktanks.by предлагает вниманию читателей наиболее важные тезисы лекции украинского эксперта, основанной на анализе четырехлетнего опыта противодействия российской агрессии против Украины.

Корни гибридной агрессии

Конкуренция в мировой политике постоянно усиливается. После развала СССР Соединенные Штаты около 10 лет чувствовали себя гегемоном мировой политики. Но после 11 сентября 2001 года мир снова стал разворачиваться к многополярности. Россию в это же время усилил экспорт выросших в цене энергоносителей. Окрепла идея воссоздания супердержавы, идея реванша.

Гибридные методы воздействия на противника не новы, но впервые информация стала сама по себе мощным оружием, а постправда — элементом агрессии. Гибридные методы агрессии означают нежелание агрессора действовать по нормам международного права. Сегодня это ощущает не только Украина, но и другие государства континента, хотя и не в такой мере.

России была необходима маленькая победоносная война. Российские аналитики понимали, что цена нефти не может быть такой высокой постоянно. При этом Евгений Магда уверен, что Украина — не главная цель российской гибридной агрессии. Для России намного важнее дезинтегрировать Евросоюз в целом, ЕС своим существованием мешает не меньше, чем самостоятельная Украина, восстановлению былого могущества России — в советских масштабах. Расширение ЕС, которое во многом состоялось за счет постсоциалистических государств, для сегодняшнего Кремля представляет собой большую проблему.

Пытаясь навязать свои условия политическому существованию Украины, Россия сублимировала свои старые исторические проблемы. Она пытается реваншироваться за счет народа, который официально называет «братским».

Гибридная агрессия — это стремление государства навязать другому (другим) свою политическую волю при формальном сохранении суверенитета жертвы агрессии. При этом использование инструментов классической (конвенционной) войны вторично, официально война не объявляется, а нормы международного права игнорируются.

В такой агрессии используются инструменты информационного, военного, политического, экономического, энергетического давления, электронные медиа и социальные сети. Исходя их этих признаков, по мнению политолога, можно говорить о том, что гибридная агрессия становится уже фактом белорусской реальности. В первую очередь, по причине доминирования в информационном пространстве Беларуси российских СМИ.

Сегодня российско-украинский конфликт находится в тлеющей стадии. Пока он сопровождается боевыми действиями низкой интенсивности, однако Россия не собирается уходить из Донбасса и оставить Крым. Конституционный механизм РФ предусматривает вхождение территории в состав страны, но не предусматривает выхода. Очевидно, что для Украины возможность возвращения Крыма связана либо с кардинальной сменой внешнеполитического курса России, соответственно, при полной смене политического руководства, либо с дезинтеграцией России. Нынешнее российское руководство и все возможные потенциальные кандидаты в президенты РФ не собираются возвращать Крым Украине.

Упущенные шансы Украины

Украина во многом сама спровоцировала гибридную агрессию Москвы против себя. Это очень серьезный урок не только для украинского государства. По данным ООН, в конфликте на Донбассе погибло не менее 10.000 человек. Точную цифру мы сможем узнать только после завершения этого конфликта — после эксгумации захоронений, после осуществления мрачной, но необходимой статистики. Вынужденными переселенцами стали не менее 2 млн. человек, при этом 1,87 млн. нашли убежище в Украине. И это серьезная проблема, ведь (для сопоставления) миллион беженцев от сирийской войны, устремившихся в Европу, вызвали серьезный кризис внутри самого ЕС.

Проблема нереализованного потенциала. Более 20 лет украинские политики, руководители говорили об уникальном статусе, уникальных возможностях, уникальном транзитном потенциале Украины — но без необходимых преобразований. В Центральной Европе была шоковая терапия, реформы, в Украине же — имитация бурной деятельности.

Отсутствие четкой внешнеполитической стратегии. Еще 20 лет назад Украина стала, можно сказать, привилегированным партнером НАТО, активно участвовала в различных мероприятиях под эгидой Альянса, но при этом сама интеграция в блок забуксовала. Государство, руководство которого заявляло о более чем 20 стратегических партнерах в мире, оказалось без каких-либо элементов воздействия перед лицом российской гибридной агрессии. И это свидетельствует о незрелости государственной элиты. Янукович виноват, но не во всем. Вина лежит на всем украинском руководстве, начиная с момента обретения независимости. Один из первостепенных шагов Киева сейчас — возвращение в приоритеты внешней политики интеграции в НАТО.

Олигархизация экономики и слабое развитие малого и среднего бизнеса.

Неопределенные государственные интересы. Шараханье Украины из стороны в сторону привело к тому, что зарубежным партнерам не всегда хотелось иметь дела с украинским государством. Пребывание на распутье — болезненно для страны.

Существование иллюзий по поводу «братских» отношений с Россией. Даже сегодня, на четвертом году активной стадии гибридной агрессии России, в Украине есть политики, которые говорят, что с Россией надо находить общий язык, со всеми надо дружить, мы без России пропадем. Они, так или иначе, снова транслируют основные положения российской пропаганды. При этом, как ни удивительно, но пророссийские НГО, инструменты «мягкой силы», были созданы не во время президентства Януковича, а во время Ющенко. В этом же ряду нерешительность и непоследовательность руководства Украины, манипуляция Виктором Януковичем и его «семьей» со стороны Кремля.

Формы гибридной агрессии России в Украине

Аннексия Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Именно в Крыму и на Донбассе российские медиа вели себя наиболее активно и беспардонно. Мог ли бы быть кто-то другой на месте Украины? По мнению политолога, удар вызвало то, что именно Украина является главным конкурентом России на постсоветском пространстве — и по территории, и по численности населения, и потому, что Украина (вместе с Беларусью) — одна из основателей ООН.

Информационные атаки в медиа и социальных сетях. Все помнят сумасшедшие мифы, вроде распятых мальчиков, придуманные российской пропагандой. Украина на ходу придумывает контрприемы против российского влияния. По крайней мере, уже не так просто увидеть манипулятивный в интересах России сюжет или новость в обычном виде, но при этом меняется и российская тактика. Например, создаются сайты — потом новость, размещенная там, при помощи денег разлетается по респектабельным ресурсам.

Дискредитация национальных героев, похищение исторических персонажей. В случае с Бандерой и Шухевичем — все понятно, с похищением и присвоением исторических героев — все интереснее. Так, в Москве устанавливают памятник Владимиру Крестителю, как непосредственному элементу русской истории, хотя на момент его правления еще и Московского княжества в природе не было.

Используется постоянно энергетическое давление (газ, антрацит), применяются гибридные технологии в сфере культуры (кино, книги).

Проявление гибридной агрессии против Запада

Тут стоит вспомнить показательное вмешательство в ход президентской кампании в США, попытка повлиять на итоги выборов во Франции, влияние на референдум 2016 года в Голландии, а также использование фактора беженцев для дестабилизации ситуации.

Продвижение российских медиа в цивилизованном мире как инструментов влияния. Отметим удачный ребрендинг телеканала Russia Today в RT — сейчас телеканал воспринимается как один из респектабельных мировых ресурсов.

Интенсивное использование инструментов мягкой силы. Это и работа с диаспорой, и создание НГО, и спекуляции на теме Второй мировой, использование исторических противоречий между украинцами и поляками.

Уроки российской агрессии

Украина выстояла, несмотря на то, что Россия рассчитывала на ее дезинтеграцию еще осенью 2014 года. Россия стремилась создать цепь из «народных республик», закрыв возможности экспорта практически всей продукции Украины. Но сейчас такой вариант уже не удастся реализовать — армия Украины за это время серьезно изменилась. Граждане Украины сделали выводы из пассивности своих прадедов в 1917-1921 годах, обеспечив поддержку Вооруженным силам Украины.

Украина — не главная цель России, Кремль стремится разрушить Европейский союз. Как ни парадоксально, но НАТО, благодаря агрессии России, получило второе дыхание и смысл существования. Блок снова вспомнил о том, что должен играть ведущую роль на континенте.

Лояльность Кремлю не гарантирует от агрессии России. Лояльность Януковича принимала размер анекдотический, но...

Проблемы внутри общества могут стать плацдармом для гибридной агрессии. Любая ошибка власти, которая не коммуницирует с обществом, может стать слабым звеном. Надо понимать, что Россия внимательно следила не только за ситуацией в Украине, она следит за ситуацией практически во всех постсоветских странах.

Защита русскоязычного населения может стать поводом для гибридной агрессии. Есть ли дискриминация по признаку языка или нет — не столь важно для Москвы. Для Украины сейчас важно формировать и русскоязычный украинский патриотизм — тут нет никакого противоречия.

Необходимо наращивать устойчивость общества, делать ставку на гражданскую активность и патриотизм. Это касается и Украины, и Беларуси, и любого государства вблизи России. Только одна власть не всегда может дать отпор гибридной агрессии.

Поделиться: