Главная / Медиасервис / /

Хельсинки 2.0 в пользу Минска

10:18 / 11 июля 2017
Автор: Роза Турарбекова, "Наше мнение"
Хельсинки 2.0 в пользу Минска фото News Front

Насколько успешно для Минска прошла сессия Парламентской Ассамблеи ОБСЕ?

26-я летняя сессия Парламентской Ассамблеи ОБСЕ обещала стать протокольным мероприятием с ясным исходом: Комитет по правам человека делает свое дело – критикует положение с правами человека в Азербайджане, Беларуси и России, а представители этих стран тщетно вопиют о «двойных стандартах». К этому можно присовокупить констатацию снижения роли парламентской дипломатии при одновременном усилении роли исполнительных властей. Ибо авторитаризма распространяется не только восточнее Буга.

Но картинка, которая сложилась еще в конце прошлого столетия стала меняться. В чем причины столь неожиданного хода заседания летней сессии ПА ОБСЕ в Минске? Во-первых, место проведения. Еще 5-7 лет назад представить себе такое было крайне сложно – прежде всего, из-за негативного образа официального Минска, ассоциирующегося исключительно с изоляцией и диктатурой. Во-вторых, время проведения. Лето – как правило, неактивный политически сезон. Но этот год стал исключением. Только на минувшей неделе прошло несколько саммитов, которые обозначены как самые яркие события последних месяцев – саммит 20-ки в Гамбурге, саммит Инициативы трех морей в Варшаве и, наконец, упомянутая сессия ПА ОБСЕ. В-третьих, неожиданные повороты в голосованиях по резолюциям, а также ряд мероприятий в рамках ПА ОБСЕ сделали политический сезон внутри страны оживленным, как никогда.

Повестка

Неожиданности начались еще во время обсуждения повестки. Литовская делегация попыталась внести в нее резолюцию по ситуации в Беларуси. Но предложение было отклонено, и этому есть несколько объяснений. Первое – это то, что «белорусский вопрос» должен был рассматриваться в пакете с вопросами о ситуации с правами человека в России и Азербайджане. Такое предложение готовил шведский делегат Кристиан Хольм-Баренфельд. Однако, необходимо помнить, что Минск являлся площадкой проведения сессии, и здесь обсуждать и принимать резолюцию по ситуации в Беларуси – дипломатически неверный шаг для Организации. Для этого следовало бы выбрать другую площадку. Кроме того, литовская сторона допустила очевидный промах: смешение проблем политического характера (прав человека) и вопросов энергетической безопасности в одном документе сразу вызвало множество вопросов. Что и было подчеркнуто шведским депутатом Кентом Харстедом. Кроме того, он обратил внимание на тенденциозность подачи вопроса литовской делегацией: в проекте резолюции не были отмечены позитивные изменения в политической сфере Беларуси.

С другой стороны, предложение украинской делегацией рассмотреть резолюцию о восстановлении суверенитета и территориальной целостности Украины не встретила серьезного противодействия в ПА ОБСЕ – только российская и армянская делегации голосовали против. Это симптоматично, особенно с учетом содержания итогового документа Минской декларации ПА ОБСЕ. В него так и не был включен вопрос о ситуации с правами человека в Беларуси, Азербайджане и России, и напротив – была включена резолюция по Украине.

Хельсинки 2.0

Но, пожалуй, самым удивительным является то, с каким интересом руководство ПА ОБСЕ восприняла идею белорусского руководства насчет созыва нового Расширенного совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, получившего неформальное обозначение «Хельсинки-2».

В последние годы ОБСЕ – также, как и ряд других международных организаций – утрачивают свой вес и влияние в силу действия различных факторов о которых уже достаточно много сказано и написано. Тем не менее, рожденная в разгар Холодной войны Организация в своей основе имеет ряд принципов, которые востребованы сегодня – нерушимость границ, меры доверия (особенно в военной сфере), диалог и сотрудничество между Западом и Востоком. Эти принципы востребованы не потому, что они не нарушаются, а в силу стремления многих игроков в Европе придерживаться их. СССР, пойдя в 1973 году на процесс примирения с Западом, хотел закрепить послевоенное устройство Европы, включая границы. Сегодня фактически история повторяется, вопрос только в том, кто в наибольшей степени заинтересован в установлении (или восстановлении) status-quo?

Вторая, менее важная, на первый взгляд, причина позитивного восприятия минской идеи по поводу Нового Хельсинки – возможность оживление самой Организации. В этом заинтересованы все, кто инвестировал в ОБСЕ те или иные капиталы. Поэтому участники этой площадки так хорошо восприняли белорусскую инициативу. Об этом можно судить по словам и новоизбранного председателя ПА ОБСЕ Кристен Муттонен.

Сама инициатива была анонсирована А. Лукашенко во время выступления перед ПА ОБСЕ. И здесь необходимо остановиться на нескольких моментах, которые все время ускользают от внимания наблюдателей. Белорусская инициатива не просто повторяет приверженность принципам Хельсинки, но и включает новые элементы: расширение географии Совещания, сопряжение с другими региональными образованиями, роль малых и средних государств Запада и Востока в будущем обсуждении нового Хельсинского процесса. Все эти элементы могут показаться привлекательными для таких государств как Австрия, Швеция, Чехия, Казахстан и, разумеется, Беларусь, по разным причинам; но главным образом потому, что эти государства являются небольшими, нейтральными, либо вынужденными балансировать между крупными игроками. На рынке идей мировой политики сегодня почти нет предложений для таких государств. Напротив, в условиях участившихся нарушений правил международного поведения такие государства ощущают себя в зоне риска.

Еще одним объяснением является то, что все меньше внимания в международной политике отводится парламентской дипломатии, в то время как значение традиционной дипломатии растет. Новая эпоха – эпоха анархии (термин из теории международных отношений) в мировой политике – предполагает реанимацию старых инструментов, правительственных, выводящих на первый план государство. В условиях «вестфализации» международных отношений парламентские институты, гражданское общество отходит на второй план, и акторы, действующие от их имени, маргинализируются. Но сильная сторона Европы состоит в том, что политические группы действуют не только за счет и посредством выборов, но и за счет каждодневной работы в представительных институтах. Поэтому ПА ОБСЕ – это одна из возможностей установления большого количества связей между политическими группами и их совместной работы, а не просто установление и поддержание отношений только между первыми лицами государств.

Успех официального Минска

Надо отдать должное тому, как была проведена сессия и как были решены все вопросы по Беларуси. Были задействованы все процедурные возможности с тем, чтобы резолюция по ситуации с правами человека в Восточной Европе не прошла в итоговый документ. Плюс участие белорусской делегации в обсуждении одних вопросов и красноречивое неучастие в других (по украинской резолюции). Плюс голосование делегации по Минской декларации – 4 «за», 2 «против». Однако, что очень важно в рамках создания более позитивного имиджа Беларуси, следует упомянуть мероприятия за пределами зала заседаний. Одним из таковых стал семинар по правам человека, который провел Комитет по правам человека, возглавляемый упомянутым Кентом Харстедом (который выступил против литовского предложения). Важно то, что представители гражданского общества, политической оппозиции и официальных властей сидели за одним столом и обсуждали острые вопросы.

Итоги 26-й сессии ПА ОБСЕ – хотя и скромные, но содержательные. Возможно, тактика «малых шагов», с одной стороны, и «конструктивного диалога» – с другой, будет и в дальнейшем оправдывать себя.

Роза Турарбекова, "Наше мнение"

Другие публикации

Айтишный топ против экономиста
12:47 / 26 июля 2017

Айтишный топ против экономиста

На прошлой неделе вышла передача известного аналитика Сергея Чалого, в которой он высказал ряд критических мыслей по поводу проекта декрета о ПВТ 2.0, адресовав вопросы разработчикам.