Главная / Медиасервис / /

Россия теперь часть «оси зла». Что это значит для Беларуси?

17:25 / 10 августа 2017
Автор: Арсений Сивицкий, "Наше мнение"
Россия теперь часть «оси зла». Что это значит для Беларуси?

Дональд Трамп все же подписал «Закон по санкциям против России, Ирана и Северной Кореи», таким образом внеся Россию в список стран, фигурирующих в качестве «оси зла» мировой политики.

Окончательно похоронив надежды Кремля на нормализацию отношений с новой администрацией Белого дома, ужесточение санкционного режима знаменует переход новой «холодной войны» в долгосрочную фазу, усиливающую неопределённость и напряженность в отношениях между Россией и США. На Беларусь влияние новых американских санкций против России будет распространяться по двум каналам: косвенному – в виде негативных экономических эффектов, и прямому – в виде военно-политической реакции Кремля.

Беларусь, Россия и «ось зла»

Впервые термин «ось зла» был использован президентом США Джорджем Бушем-младшим в ежегодном обращении к Конгрессу 29 января 2002 года в отношении режимов, спонсирующих, по оценкам США, терроризм или разрабатывающих оружие массового поражения и способных передать его террористам. Тогда в этом контексте были упомянуты Ирак, Иран и КНДР. Позже в 2005 году заместитель Государственного секретаря США Джон Болтон приобщил к «оси зла» ещё три государства: Кубу, Ливию и Сирию. Тогда же Кондолиза Райс, будучи Госсекретарем США, отнесла Кубу, Иран, КНДР, Беларусь, Зимбабве и Мьянму к «оплотам тирании» и «самым антиамериканским режимам».

На сегодняшний день список государств, входящих в «ось зла», претерпел значительные изменения. В связи свержением Саддама Хусейна в 2003 году и Муамара Каддафи в 2011 году список покинули Ирак и Ливия, с 2011 году в Мьянме начался процесс демократизации, санкционированный военными.

Теперь в компании «оси зла» наравне с Ираном и КНДР оказалась и Россия, хотя в принятой версии закона было решено отказаться от использования данного понятия, на чем изначально настаивала Палата представителей. И хотя Беларусь никогда официально не числилась в этом кругу, каждый год Вашингтон методично продляет действие санкций в отношении Беларуси с формулировкой «угроза национальной безопасности и интересам США».

Начиная с 2014 года, сразу же после начала российско-украинского конфликта и новой «холодной войны», Беларусь благодаря своему существенному вкладу в региональную безопасность и стабильность добилась смягчения (приостановки) некоторых экономических санкций и дипломатической разрядки со стороны США. Дальнейшей целью для Беларуси в диалоге с США заявлен курс на полноценную нормализацию отношений, предполагающим исключение Беларуси из данного списка угроз.

И очевидно, что данный курс контрастировал и будет констатировать с линией Кремля, для которой конфронтация с США как по внешне-, так и внутриполитическим мотивам стала новой нормальностью в отношениях. Поэтому напряжение в отношениях между Москвой и Минском будет нарастать на фоне несовпадения стратегий взаимодействия с Вашингтоном, что уже наблюдалось неоднократно в последние годы. Поэтому новый американский санкционный пакет против России – это вызов для самоопределения Беларуси, демонстрирующей сегодня стремление дистанцироваться от своего союзника и окончательно покинуть клуб друзей «оси зла».

Беларусь, кстати, никак не фигурирует в документе, за исключением упоминания Минских соглашений по Украине.

Значение и последствия санкций

Архитекторы новых санкций не скрывают, что закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (альтернативное название) ставит целью привлечь Россию к ответственности за ее агрессивные действия в отношении своих соседей (включая незаконное вторжение или оккупацию Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, Восточной Украины и Крыма), а также за вмешательство внутренние дела США и их союзников, чтобы таким образом повлиять на поведение России на и сдержать ее от других агрессивных актов на мировой сцене.

Главная особенность принятого документа заключается в том, что он трансформирует действующие указы экс-президента Барака Обамы о санкциях против России в бессрочный закон, который лишает американского президента возможности отменять антироссийские санкции без разрешения Конгресса.

Сами санкции, предусмотренные законом, делятся на два вида: кодификация и уточнение мер, закрепленных в предыдущих санкционных документах, а также введение новых мер. В частности, уточняется, что новые санкции в отношении компаний в российском железнодорожном и горнодобывающем сегментах, а также металлургии могут быть введены, только если они принадлежат государству. Но при этом серьезно ужесточаются ограничения для американских банков по финансированию подпавших под санкции российских банков и компаний: максимальные сроки предоставления кредитов для них сокращаются с 30 и 90 дней до 14 и 60 дней соответственно. Усилены секторальные санкции на нефтяной сектор (запрет поставок оборудования, работ, услуг для добычи нефти в Арктике, на глубоководном шельфе и из сланцевых залежей). Не менее трех видов санкций могут быть введены в отношении компаний или лиц, которые инвестировали в российские «специальные» арктические, шельфовые и сланцевые нефтяные проекты.

США также могут ввести санкции против «Газпрома», включая запрет на предоставления кредитов и инвестиций в капитал, поставок оборудования из США, наложение санкций на менеджмент и даже заморозка активов, если компания начнет существенно сокращать поставки газа в страны НАТО, Украину, Грузию и Молдавию. Санкции также должны быть введены в отношении финансовых институтов, которые способствовали инвестициям в нефтяные проекты или в деятельность «Газпрома».

Не менее пяти видов санкций будут введены США в отношении лиц, которые инвестируют не менее USD10 млн в приватизацию российских компаний, если такая приватизация приносит «несправедливую выгоду» чиновникам российского правительства, «близким к ним сотрудникам или членам их семей». Санкции также будут введены за инвестиции более USD5 млн в год в российские экспортные нефте- и газопроводы. При этом власти США особо подчеркнули, что буду продолжать противостоять строительству газопровода Nord Stream-2 из-за его пагубных последствий для энергобезопасности ЕС, развития газового рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетических реформ на Украине.

Интересной особенностью закона является и то, что санкции, которые могут включать в себя запрет на предоставление кредитов от американских банков, блокировку активов в США, санкции против менеджмента и т.д., могут быть введены не только против российских или американских компаний, но и против любой другой компании. Именно это положение, наделяющее действие американских санкций экстерриториальным (то есть глобальным) свойством и способное подорвать европейские экономические интересы, вызвало бурное негодование в ЕС. Хотя в законе также прописано положение о необходимости координации санкционной политики против России между США и европейскими союзниками.

Закон также призывает министра финансов в сотрудничестве с разведывательным сообществом США в течение полугода составить и подать в профильные комитеты доклад о российских высокопоставленных фигурах во внешней политике и олигархах, включая информацию об их связях с Владимиром Путиным, членах их семей, активах, бизнес-интересах и т.д. Еще один доклад министр финансов и разведка должны будут подготовить на основе данных о влиянии санкций на состояние российского госдолга. Кроме этого, особое внимание теперь США будет уделять борьбе с российскими «грязными», то есть украденными, незаконно вывезенными или направленными на незаконные цели деньгами по всем миру.

Пока что сложно оценить воздействие этого закона на экономическую ситуацию в России. В целом, российские банки и нефтегазовые компании уже давно были готовы к подобным ужесточениям. А вот сама неопределенность дальнейшего ужесточения санкционного режима против России, как и возможность введения ограничений на покупку российского госдолга со стороны США, может дополнительно усилить отток капитала из России, замедлить рост экономики и привести к ослаблению рубля, способствуя усугублению кризисных тенденций в российской экономике, которые неизбежно будут экспортироваться в экономику Беларуси. Беларусь сегодня не собирается участвовать в приватизации российских активов, а тем более в строительстве новых трубопроводов в обход в Беларуси. Наоборот, стратегический интерес Беларуси заключается в том, чтобы проект Nord Stream-2 не был реализован.

Из-за ужесточения санкционного режима могут возникнуть проблемы с так называемыми интеграционными проектами в сфере промышленности в рамках Союзного государства, об реактуализации которых недавно заявила белорусская сторона. С российской стороны государственные корпорации «Ростехнологии», «Роскосмос» и «Газпром», концерн «Алмаз-Антей» находятся под американскими санкциями, что делает затруднительным их интеграцию с белорусскими активами (МАЗ, МЗКТ, «Гродно-Азот» и «Пеленг») в силу возможных негативных последствий.

Куда более интересными представляются возможные шаги США против российских олигархов на основании специальных докладов, подготовленных американским министром финансов и разведкой. На сегодняшний день 35 из 200 вошедших в список Forbes в 2016 году российских миллионеров и миллиардеров имеют свои активы в Беларуси, при этом практически все они так или иначе связаны с Кремлем. Очевидным образом, эти активы, как и их связи с белорусскими бизнес- и политическими элитами, станут объектами пристального внимания со стороны США.

Таким образом, новый санкционный закон окончательно похоронил надежды Москвы нормализовать отношения с Вашингтоном и заключить с Дональдом Трампом «большую сделку», основанную на персональных договоренностях и уступках между лидерами России и США. В Кремле опасаются, что подобные действия США ставят целью подорвать консолидацию российских элит и подготовить условия для смены режима. Очевидно, что Кремль на сегодняшний день не располагает необходимыми рычагами влияния в финансово-кредитной сфере, чтобы сформулировать симметричный ответ на санкции США. Поэтому наиболее вероятным ответом Кремля будут как раз-таки ассиметричные действия Россия в военно-политической сфере, что практически сразу же нашло свое подтверждение на практике. На востоке Украины Кремль продолжил наращивать боевые возможности сепаратистских формирований ДНР и ЛНР, включая новые поставки военной техники, а также значительно увеличилось число боестолкновений по всей линии разграничения.

Будет ли Кремль и дальше повышать ставки в игре эскалационного доминирования в связи обострением ситуации в отношениях с США – по-прежнему остается открытым вопросом, ответ на который российские элиты дадут уже в самое ближайшее время. Но именно такой ассиметричный ответный удар Москвы таит в себе главные угрозы и риски для Беларуси.

Продолжение следует.

Арсений Сивицкий, "Наше мнение"

Другие публикации