Балаш Ярабик: Время, когда белорусская оппозиция имела монополию на связи с Западом, прошло

25 мая 2018
Виталий Цыганков, Радио Свобода/перевод "Белорусский партизан"
Политика

Балаш Ярабик, политолог, эксперт Фонда Карнеги объяснил, почему и как белорусский оппозиция потеряла монополию на связи с Западом.

Минский форум показал, что никакого доверия между Россией и Западом нет
- Поделитесь сначала своими впечатлениями от выступления на форуме Александра Лукашенко. Что вам показалось самым важным, что бы вы сочли необходимым отметить?
- Я думаю, это очень важно, что президент Лукашенко в первый раз, если не ошибаюсь, выступил на такой конференции. Это будет показано по государственному телевидению, и это очень важный фактор. Это достоверное свидетельство того, что отношения между государством и гражданским обществом начинают меняться. Я думаю, это очень важный посыл.
С другой стороны, было видно, особенно в той секции, где выступал президент, что между НАТО и Россией нет никакого доверия. Конечно, дипломатично, но обвиняли друг друга. Ни капли доверия не было видно. И Беларусь, как раз, хотела ввести некий механизм доверия, чтобы решать проблемы, которые невозможно решить без больших игроков.
- «Все, что говорил Николай Николаевич Бордюжа (генсек ОДКБ – прим.), - правда. То, что говорил представитель НАТО - тоже правда. Это факт, никуда не денешься», - сказал Лукашенко. По-вашему, насколько эта позиция - и вы правы, и вы правы - сейчас является официальной белорусского политикой?
- Я думаю, это связано с тем, что украинский кризис дал Беларуси шанс поправить имидж. И сейчас, на фоне украинских событий, идет ребрендинг Беларуси как государства, которое миротворец и может регулировать этот конфликт. Белорусские чиновники говорят, что Минск становится донором региональной безопасности. Я думаю, это очень сильные слова.
Но действительно, у Беларуси есть шанс на ребрендинг своего имиджа в региональном масштабе, в Европе. Если вместе с этим будут происходить и внутренние изменения – те экономические и политические трансформации, которые сделают Беларусь другой страной.
- Лукашенко сказал - Беларусь не с Россией против Европы и не с Европой против России. Для Запада это уже прогресс? Или это воспринимается лишь как риторика? У Запада есть какие-то объективные основания верить этим словам? Ведь Беларусь же - военный, политический и экономический союзник России.
- Я думаю, что на Западе начинают обращать на Беларусь более серьезное внимание. Верить этим словом пока очень трудно, так как Беларусь - союзник России. И не может быть по-другому, об этом и Лукашенко сегодня говорил. Военный и экономический союз с Россией для Беларуси очень важен.
Очень существенный вопрос - внутренняя трансформация Беларуси. Минск хочет, чтобы это про дило темпами, которыми белорусские власти смогут управлять. 
- Но позиция белорусских властей всегда была следующей - «отстаньте от нас с этими внутренними переменами. Самое главное - чтобы мы геополитически были не такими пророссийскими, как раньше».
- Здесь очень важный вопрос доверия между Минском и Западом, которое пока меньше, чем Беларуси хотелось бы. С другой стороны, это доверие уже больше, чем в отношениях Запада и России. Поэтому вместе с ребрендингом имиджа Беларуси могла бы происходить и внутренняя трансформация в стране.
Если раньше все было однозначно - «последняя диктатура в Европе», «самоизолированная страна», - то теперь оказывается, что не все так. И это дает Беларуси шанс представить себя по-другому.
- Вы знаете, что в один день с Минским форумом состоялся и форум «Свободу политзаключенным», где звучали призывы к тому, чтобы гости Минского форума не забывали о нарушениях прав человека в Беларуси.
- Очень важно, что это произошло. Права человека - это весьма лимитирующая причина в отношениях Запада и Беларуси. Это показывает, что есть секторы, где изменения идут довольно масштабно, и есть секторы, где изменений почти не видно. И права человека - это один из них.
- Белорусский оппозиция в последнее время нередко высказывает в отношении Запада определенное недовольство и даже обиду. Может, не официально, «не для прессы», но звучат заявления, что Запад чуть ли не кинул белорусский оппозицию, забыл о ней и переключился только на диалог с официальным Минском. Согласны ли вы с таким мнением?
- Как раз в эти дни лидеры правоцентристской коалиции находятся в Вашингтоне с довольно широкой программой. Было время, когда оппозиция имела монополию на связи с Западом. Это время прошло.
С другой стороны, ожидания Запада относительно оппозиции – что она может изменить ситуацию в стране путем выборов – также не осуществились. На Западе понимают, что оппозиция - это важно, но важно также иметь официальные контакты, чтобы через диалог влиять на ситуацию. Вот тут оппозиция остается достаточно сильным актером. Но не оказывается в монополии на отношения, которая была еще пять лет назад.
Польша и Литва - главные страны, которые влияют на отношения всего Евросоюза с Минском
- Политика «нормализации» отношений Минска с Западом, которая началась в 2015 году, сначала продвигалось довольно активно. Но, кажется, что в последние месяцы наблюдается некая пауза, нет каких-то новых шагов навстречу. Что нужно сделать сторонам, чтобы оживить этот процесс?
- Как я сказал в начале, украинский кризис дал Беларуси возможность, и Минск это очень умело использовал. Но сегодня в Беларуси довольно напряженные отношения с соседями - Польшей и Литвой (с Польшей в значительно меньшей степени). А это главные страны-члены Евросоюза, которые влияют на отношения всего Евросоюза с Минском.
Есть пункты, которые не меняются - политическая система, права человека - и они влияют на то, что до сих пор не подписано базовое соглашение между Минском и Брюсселем. Пока этого не произошло, будет ощущение, что Беларусь до сих пор прежде всего союзник России. И отношения с Западом - это отношения, которые складываются де-факто, просто на фоне украинского кризиса. Это не отношения  де-юре.
- Такое соглашение – Приоритеты партнерства -- по мнению экспертов, не заключается только из-за позиции Литвы по Белорусского АЭС. Или есть какие-то другие причины?
- Я думаю, самое главное - это позиция Литвы. Но не только. Нет пока определенного уровня доверия в отношениях. Тот перерыв, который был в отношениях, пока не забыт. И если ребрендинг имиджа Беларуси совпадет с внутренней трансформацией, то это будет положительным шагом. Не хочу говорить, что Минск это обязан делать. Но думаю, что это совпадает с интересами белорусских властей. Но Беларусь хочет делать это так, чтобы власти продолжали контролировать ситуацию.
В экономике мы видим уже некоторые шаги, а в политической сфере от Минска следует ожидать прежде всего изменения отношения, а не изменения политической системы.
Виталий Цыганков, Радио Свобода
Поделиться: