Перейдет ли белорусская ГТС "Газпрому"?

29 августа 2018
Александр Автушко-Сикорский, "Наше мнение"
Экономика

В конце июля текущего года посол Российской Федерации в Беларуси Александр Суриков предложил «передать белорусскую газотранспортную сеть (ГТС) «Газпрому».

Это предложение – довольно громкое – осталось, однако, практически незамеченными белорусскими СМИ и не подняло такой волны обсуждения, как это происходит с большинством предложений по передаче или продаже белорусских активов России.

Вероятнее всего, так случилось из-за того, что это предложение было высказано Суриковым в интервью каналу «Мир» – каналу с относительно небольшой аудиторией и невысокой популярностью, при том, что Суриков практически не вдавался в детали предложения, которое заняло лишь небольшую часть интервью.

Тем не менее, к тому, что предложил Суриков необходимо присмотреться внимательнее, поскольку Суриков – посол, и не может позволить себе ситуативные высказывания, которые противоречат официальной позиции Кремля или не предусмотрены ею. Кроме того, июль месяц 2018 года стал весьма «нервным» месяцем, в первую очередь из-за долгих споров о назначении Михаила Бабича послом Беларуси и волнующих высказываний Александра Лукашенко о возможности вхождения «в состав другого государства» – все это по временному периоду почти совпало с заявлением Сурикова.

Суть предложения

Предложение Сурикова было озвучено как часть ответа на вопрос о том, почему между Россией и Беларусью постоянно возникают недопонимания в отношении торговли энергоносителями. По мнению Сурикова, основной проблемой является то, что Беларусь постоянно пытается получить меньшую цену на энергоносители, при том, что эта низкая цена необходима для более выгодной перепродажи энергоносителей (Суриков говорил о продаже газа). Белорусские региональные поставщики газа получают газ по сниженной цене, а затем перепродают ее потребителям (населению) по более высокой цене.

Обсуждаемое в последние месяцы требование белорусской стороны о предоставлении ей цены на газ на уровне Смоленской области, по мнению Сурикова, может быть возможно лишь в том случае, если покупатель газа (белорусские газовые сети) перестанут перепродаватьгаз. Поскольку в существующих реалиях это вряд ли возможно, способом получения «смоленской» цены на газ может стать вертикальная интеграция продавца и поставщика – т.е. если поставщик, по факту, будет покупать сам у себя. Это возможно в том случае, если белорусские «продавцы» газа (региональные газовые сети) будут куплены либо отданы в управление поставщику газа, т.е. «Газпрому».

Перспективы «смоленской» цены

Из заявления Сурикова можно сделать следующие выводы.

Беларусь с начала 2018 года требует получения газа по цене Смоленской области, которая на данный момент, почти в два раза ниже цены, по которой российский газ получает сама Беларусь (около USD130 за тысячу кубометров в 2018 году). В качестве аргумента чаще всего приводится географическая близость и существование Союзного государства, что говорит в пользу того, что завышение цены на газ для Беларуси несправедливо. В мае 2018 года вице-премьер Беларуси Владимир Семашко обсудил формирование цены на российский газ для Беларуси с вице-премьером РФ Аркадием Дворковичем, однако, никакого соглашения при этом достигнуто не было, а конкретных деталей переговоров в СМИ не приводилось. Вполне вероятно, что условие, выдвигаемое Россией для получения Беларусью «смоленской» цены на газ – вертикальная интеграция белорусских поставщиков с Газпромом – мы узнали как раз от Сурикова.

Вертикальная интеграция белорусских поставщиков с «Газпромом» позволит российский стороне достичь двух результатов. Во-первых, Газпром становится единственным бенефициаром разницы цены поставляемого и продаваемого конечным потребителям газа в Беларуси. Во-вторых, значимая часть энергетической безопасности Беларуси фактически окажется под контролем российского газового монополиста. При переходе на вертикальную интеграцию техническое обеспечение, цена, и бесперебойность поставок газа в Беларуси будет зависеть исключительно от «Газпрома», а возврат к самостоятельной инфраструктуре обеспечения внутренних поставок газа потребует колоссальных издержек для белорусской стороны (в случае, если «Газпром» будет инвестировать в модернизацию газовой инфраструктуры – что практически неизбежно).

Вертикальная интеграция, кроме того, может еще больше ухудшить финансовую устойчивость части белорусских предприятий, поскольку многие государственные промышленные предприятия имеют большую задолженность перед региональными поставщиками газа, и зачастую прибегают к отсрочке платежей.

Возможен ли вариант, при котором белорусская сторона согласится на вертикальную интеграцию, если она является одним из условий снижения – значительного – цены на газ до уровня Смоленской области? Такой вариант возможен как исключительно крайняя мера (из-за де-факто значительно снижающегося уровня энергетической безопасности страны) и как способ снизить расходную часть бюджета для субсидирования услуг ЖКХ и промышленных предприятий если других вариантов «где достать деньги» не будет совсем – кроме как сэкономить за счет снижения цены.

Налоговый маневр в российском энергетическом секторе уже не за горами, и, возможно, скоро мы станем свидетелями очередного раунда переговоров по отсрочке введения маневра (или о внедрения компенсационных мер для Беларуси), частью которого станет предложение о снижении цены на газ вкупе с вертикальной интеграцией белорусских газовых сетей с «Газпромом».

Александр Автушко-Сикорский, "Наше мнение"

Поделиться: