фото sputnik.by

Беларуси и России предстоит подкорректировать формат сотрудничества

18 сентября 2018
Thinktanks.by
Политика
фото sputnik.by

Политический фон отношений Беларуси с Россией последних двух месяцев определялся ожиданием изменений в двусторонних отношениях - прежде всего из-за переоценки Кремлем экономических перспектив.

На фоне ожидания неизбежных изменений, информационное сопровождение российскими медиа и официальными лицами политики в отношении Беларуси наполнилось двусмысленностями, угрозами и претензиями. Новые и старые медиа подключились к распространению неподтвержденных слухов и раскрытию якобы уже разработанных планов.

Впрочем, как отмечают аналитики экспертной инициативы «Минский диалог» в презентованном вчера, 17 сентября, выпуске «Минского Барометра», эти явления нельзя назвать новыми – на протяжении всей истории белорусско-российских отношений такое случалось неоднократно (наиболее выразительно - в 2010 г.), а с момента украинского кризиса весь регион оказался затронут информационной войной, нацеленной на дезориентацию, создание ощущения дефицита времени, эмоциональное вовлечение масс во внешнюю политику на правах «болельщиков». Однако накануне попытки отказа Россией от части взятых на себя обязательств в отношениях с Беларусью все названные явления вышли на новый уровень.

России, как и большинству постсоветских стран, свойственна довольно резкая манера торговаться за свои интересы. Заключается она в создании ожидания катастрофы, чтобы потом на фоне этих ожиданий отказ от обязательств или их резкое ограничение, либо скромное предложение выглядели редким великодушием. В преддверии перемен в двусторонних отношениях из-за очередного витка их «прагматизации» именно этот прием нашел широкое применение.

Отчасти подогревом информационной среды, отчасти внутренними причинами объясняются фантастические прогнозы в некоторых медиа и анонимные угрозы в соцсетях в адрес Беларуси и ее руководства из-за назначения новым послом Российской Федерации в Беларуси бывшего постпреда президента в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича. Общий смысл комментариев сводился к тому, что будто бы Беларусь не торопится согласовать кандидатуру посла, поскольку боится его твердой руки, его способности навести порядок и даже его миссии по смещению Лукашенко.

Хотя очевидно, отмечают эксперты, что белорусскому лидеру ни Михаил Бабич, ни другой посол грозить не могут – полномочия посла строго ограничены, а в случае выхода посла за рамки его полномочий Минск не затруднится прервать его миссию. Кроме того, такой посол как Бабич, т.е. имеющий актуальные рабочие связи в Кремле и регионах России, напротив, может стать союзником в лоббировании интересов Беларуси.

Но СМИ создали Бабичу настолько зловещую репутацию, что согласие белорусской стороны его принять позволяет недоброжелателям Беларуси в очередной раз констатировать ее несамостоятельность во внешней политике. Кроме того, согласие принять Бабича плохо воспринимается в Украине, в особенности сторонниками сокращения связей с Беларусью. Хотя никакого сходства между ситуацией Беларуси в 2018 г., находящейся с Россией в союзных отношениях, и Украиной в 2016-м, находящейся с Россией в отношениях войны, не имеется.

Назначение Михаила Бабича (с дополнительным статусом спецпредставителя президента России) завершило смену опорных персон в двусторонних переговорах с российской стороны, а смена экономического блока правительства с перераспределением функций вкупе с заменой представителей Беларуси в ЕАЭС почти завершили этот процесс с белорусской стороны.

Силами новых переговорных команд Беларуси и России предстоит откорректировать формат сотрудничества в новых условиях – условиях прогнозируемой длительной рецессии в России и попыток Кремля снять с себя еще одну часть обязательств по ЕАЭС и в двустороннем формате.

Вместе с тем новые условия для России означают также то, что зависимость от Беларуси в вопросе транзита (газа, нефти и других товаров) будет сохраняться несколько дольше, чем того России хотелось бы. Соответственно, эти две разнонаправленные интенции со стороны России и закономерное стремление Беларуси использовать преимущества интеграции определят границы этой корректировки.  

Справка:

Белорусский экспорт в Россию за январь-июнь 2018 г. вырос по отношению к аналогичному периоду 2017 г. Однако темпы роста поступательно снижаются на протяжении полугода: так, рост экспорта за январь-февраль 2018 г. составил 111% к аналогичному периоду прошлого года, за январь-апрель –108%, а за январь-июнь –104,8%. При этом рост импорта из России устойчив, превышает рост белорусского экспорта и составляет за 1 полугодие 2018 г. 124,4%. Сальдо, соответственно, за полугодие сложилось отрицательное и составило 4,69 млрд долларов США.

Встречный поток телевизоров, т.е. из Беларуси в Россию, вырос даже существеннее – на 190% по количеству и на 196,1% по стоимости. Общая сумма, впрочем, оказалось чуть меньше, чем сумма импорта телевизоров из России (44  млн долл. и 47  млн долл. соответственно).

Однако основные позиции белорусского экспорта слабеют на протяжении полугода. Несмотря на рост количественных поставок тракторов на 126%, их стоимость составила 97% к первому полугодию 2017 г., рост поставок сельхозтехники на 151,5% в денежном выражении дал только 64,4% к прошлому году. Резкое снижение цен на белорусскую технику, видимо, вызвано снижением курса рубля на фоне отсрочек оплаты.

Также сильно пострадал экспорт продовольственных товаров молочной группы. Из-за препятствий Россельхознадзора экспорт сухого молока за первое полугодие 2018 г. составил 67% по количеству и 57% по стоимости к прошлогоднему, а масла 63,2% по количеству и 52,2% по стоимости.

Поделиться: