Может ли Беларусь применить силу за рубежом?

13 октября 2018
Егор Лебедок, специально для Belarus Security Blog
Политика

На полигоне в Ивацевичском районе Александр Лукашенко заявил: «И если кто-то посмеет, значит диверсионные группы нанесут удар и на той территории, с которой последует нападение на Беларусь».

Несмотря на то, что военная доктрина Республики Беларусь носит сугубо оборонительный характер, применение беларуских Водруженных Сил за ее границами при ведении обороны возможно как в рамках международного права, так и национального.

Статья 51 Устава ООН подтверждает неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, которым является и Беларусь. При этом в рамках современного развития международного права самооборона подразумевает защиту от довольно широкого спектра форм нападения – от классических военных и терроризма до операций в информационном пространстве. При этом в ходе самообороны следует придерживаться принципов необходимости и соразмерности. В рамках нападения вооруженных сил некого государства на Беларусь применение беларуских диверсионных групп на территории такого государства (при соблюдении ими норм международного гуманитарного права) вполне можно считать соразмерным и правомерным.

События последних десятилетий, в т.ч. в Украине и Сирии, показали, что боевые действия в интересах некого государства могут вестись иррегулярными силами без формального объявления войны. Однако, действия государства с применением иррегулярных сил также могут быть признаны агрессией в рамках международного права. Резолюция 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН 1974 года среди перечня определений агрессии содержит и следующее: засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них. Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных наций (резолюция 2625 (XXV) 1970 года), каждое государство обязано воздерживаться от организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства. Отдельно международное право регулирует использование наемников. В соответствии с Международной конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников государства-участники не вербуют, не используют, не финансируют и не обучают наемников и запрещают такую деятельность в соответствии с положениями данной конвенции. Применение государством наемников является нарушением норм указанной конвенции. Но здесь есть проблема: среди граничащих с Беларусью государств только Украина ратифицировала данную конвенцию и Польша подписала без ратификации; Россия, Литва, Латвия конвенцию не подписывали и не брали на себя соответствующие обязательства. Тем не менее, применение государством-агрессором иррегулярных сил (в т.ч. и наемников, даже если государство не подписало соответствующую конвенцию) против Беларуси также является в рамках международного права нападением на нашу страну и применение наших диверсионных и иных специальных сил на территории государства-агрессора можно считать в полной мере соразмерным. Особенно, если они используются сугубо против иррегулярных формирований и их инфраструктуры (включая информационную и финансовую).

Отдельным вопросом в международно-правовом отношении следует рассматривать применение иррегулярных сил государства-агрессора с территории формально нейтрального государства либо имитацию государством-агрессором своей нейтральности. В соответствии с гаагской Конвенцией о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны 1907 года на территории нейтральной державы в пользу воюющих не могут быть формируемы военные отряды и открываемы учреждения для вербовки. В то же время нейтральная держава не несет ответственность в тех случаях, когда отдельные лица пересекают границу по собственному желанию с тем, чтобы предложить свои услуги воюющим сторонам. В этом отношении проблемным в доказательном плане является связь транзита иррегулярных войск через территорию формально нейтрального государства и намерением государства применить их. Т.е. любые пресекающие границу иррегулярные силы можно представить на международной арене как разрозненные перемещения отдельных «отпускников», сняв с себя ответственность. В таком случае применение наших диверсионных и специальных сил против таких иррегулярных сил на территории формально нейтрального государства может быть интерпретировано как нападение Вооруженных Сил Беларуси на данное государство со всеми вытекающими последствиями.

Современное применение международного права в военной сфере во многом сместилось с формально логического в сторону интерпретации, выгодной сильнейшей стороне конфликта (особенно, обладающей правом вето в Совете Безопасности ООН). В этой связи применение специальных сил Беларуси на территории противника для нанесения поражения иррегулярным войскам и наемникам потребует не только военной подготовки, но и во многом или даже в основном скоординированной и глубоко продуманной информационной и дипломатической работы, поскольку убеждать в своей правомерности властям придется не беларусов по БТ, а разрозненное международное сообщество, которое, в силу проводимой беларускими властями внешней политики, не является, скажем так, благожелательным к мнениям и внешнеполитическим решениям официального Минска.

Что же касается национального законодательства, то согласно закону «О Вооруженных Силах Республики Беларусь» направление военнослужащих за пределы Республики Беларусь для выполнения международных обязательств государства, участия в боевых действиях и миротворческих операциях осуществляется в порядке, устанавливаемом законодательными актами Республики Беларусь и международными договорами Республики Беларусь. Здесь особо следует отметить различие в направлении военнослужащих для участия в миротворческих операциях и боевых действиях. В соответствии с законом «О порядке направления военнослужащих … для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности» проекты решений о направлении военнослужащих за пределы Республики Беларусь для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности вносятся на рассмотрение президента Советом Министров, при этом до внесения на рассмотрение указанные проекты подлежат письменному согласованию с постоянными комиссиями Палаты представителей и Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, ведающими вопросами национальной безопасности и международных отношений. На отправление военнослужащих для участия в боевых действиях согласование парламентских комиссий не требуется, что позволяет юридически оформить решение достаточно быстро указом президента. Это обеспечивает оперативность в принятии решения о направлении специальных сил за рубеж, а также в большей степени сохраняет секретность их применения.

Подводя итог, можно сказать, что применение беларуских сил специальных операций и иных диверсионных групп на территории противника в рамках ведения обороны имеет под собой правовые основания. Однако, эффективное применение ССО возможно только лишь в условиях активной информационной и дипломатической работы на внешнеполитической арене, причем подготовительную работу в этой сфере следует начинать вести, как говорится, вчера.

Егор Лебедок, специально для Belarus Security Blog

Поделиться: