фото Thinktanks.by

В чем состоят геополитические риски для региона Восточной Европы

13 октября 2018
Денис Мельянцов, Вячеслав Поздняк, Николай Капитоненко, Антон Болточко, "Наше мнение"
Политика
фото Thinktanks.by

Реализация идеи Беларуси о проведении «Хельсинки-2» была бы полезна для имиджа страны. Но Беларусь не может самостоятельно реализовать эту идею.

9 октября экспертная инициатива «Минский диалог», Исследовательский центр ИПМ и Фонд им. Конрада Аденауэра провели экспертную дискуссию на тему «Геополитические риски для региона Восточной Европы». Дискуссия была организована в рамках предстоящего «Кастрычніцкага эканамічнага форума».

Среди приглашённых экспертов были Вячеслав Поздняк, профессор Европейского гуманитарного университета, Николай Капитоненко, исполнительный директор Центра международных исследований, со-редактор издания UA: Ukraine Analytica, доцент Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко (Украина), Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог». Модератором дискуссии был Антон Болточко, экономист, эксперт Центра аналитических инициатив ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество “Либеральный клуб”» (Беларусь).

Во вступительном слове директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик отметил, что идея дискуссия о геополитике возникла из-за взаимозависимости геоэкономики и геополитики. Сегодня важно использовать междисциплинарный подход при поиске ответов на возникающие вызовы.

Дискуссия была разделена на три блока:

угрозы безопасности в регионе Восточной Европы,

интересы ключевых игроков в регионе,

адаптация стран региона к угрозам безопасности.

Эксперты обозначили значимые вызовы в регионе в краткосрочной и долгосрочной перспективе. По мнению Николая Капитоненко, вызовом в краткосрочной перспективе является конфликт на Донбассе, а в долгосрочной – разрушение институтов, дефицит доверия, рост военных расходов, кризис отношений между странами. Вячеслав Поздняк отметил, что в краткосрочной перспективе вызовами станут политическая фрагментация, углубление экономических проблем в странах региона, локальная война; в долгосрочной - усугубление политической фрагментации, общерегиональный экономический кризис, большая война. Денис Мельянцов считает, что краткосрочные вызовы для стран региона разные, поскольку регион очень фрагментирован, а вот в долгосрочной перспективе есть схожесть, а именно милитаризация региона, увеличение военных расходов, конфликт Запада с Россией.

На вопрос о том, как каждое государство региона определяет угрозы в доктринах, Николай обозначил позицию Украины. В Стратегии национальной безопасности после 2014 года Украина определяет Россию как угрозу национальной безопасности. Киев считает, что необходимо закрепить для Крыма статуc оккупированной территории, а также доктринально обозначить стремление Украины в ЕС и НАТО.

Денис Мельянцов считает, что Беларусь формально старается уйти от публичного озвучивания актуальных угроз, но фактически начала модернизировать вооружённые силы, усиливать охрану границ, перевооружать армию. Следовательно, адаптация к угрозам есть. Тем не менее, в официальных доктринах конкретные угрозы не прописываются и звучат размыто. Например, министр обороны Беларуси на вопрос об отношении Минска к выдвижению военной инфраструктуры НАТО на Восток ответил, что «это не угроза, но опасность».

Вячеслав Поздняк выдвинул тезис о том, что «в нынешних условиях мы имеем дело скорее с рисками – это угрозы, которые ещё не реализовались до конца». И они могут перерасти в угрозы. Для региона Восточной Европы главное – это обособление. Если говорить о глобальных рисках, то, с политической точки зрения, региональное сотрудничество может сократиться. Политические субъекты регионального масштаба, где существует множественность границ, становятся размытыми. Поэтому возникает отдельный вопрос о точном определении региона. Реальной угрозой можно назвать тенденцию к наращиванию военно-политической напряжённости. Беларусь в контексте такой угрозы претендует на «осевую роль стабилизатора в регионе».

Следующий вопрос касался восприятия угроз со стороны общественного мнения. Николай Капитоненко объяснил, что на Украине общественное мнение согласно с доктринально закреплёнными угрозами. Население, в большинстве, поддерживает антироссийскую политику и видит Запад в качестве гаранта безопасности.

Вячеслав добавил, что в Беларуси по опросам общественного мнения в 2016 году население опасалось возможных захватнических действий России в Беларуси. Однако затем всплеск таких волнений снизился. Наблюдается устойчивая тенденция выбора белорусов в пользу большего сотрудничества с Россией, нежели с ЕС. Важно понимать, что общественное мнение меняется в зависимости от влияния медиа, а в Беларуси российские СМИ господствуют.

Денис прокомментировал тезис о том, является ли противостояние Запада и России угрозой для Беларуси. Существуют социологические данные о ценностях белорусов и как они видят иерархию проблем. Наибольшую озабоченность белорусов вызывает экономика и уровень жизни. Мир и стабильность – основные ценности, присущие белорусам, однако они не видят угрозу этим ценностям. Ситуация несколько изменилась после украинского кризиса, но затем снова вернулась к предыдущему состоянию. Белорусы позитивно относятся к большему сотрудничеству с Россией в экономической сфере, но процент людей, выступающих за политический союз или объединение с Россией, крайне мал. Важным моментом является отношение белорусов к кризису на Украине: 62% белорусов считает, что война на Донбассе – гражданская война, а аннексия Крыма Россией – историческая справедливость, что расходится с позицией правительства Беларуси. И это создаёт основу для антибелорусских информационных кампаний в российских СМИ.

Таким образом, основные угрозы касаются безопасности, трансформации институтов и экономических рисков.

Во втором блоке обсуждались интересы ключевых игроков в регионе Восточной Европы.

Денис обозначил позицию России. После 90-х годов Россия потеряла своё место в международной системе. Поэтому Россия стремится в нее, пытаясь повысить переговорные позиции с ведущими государствами путём активных действий на мировой арене (например, операция в Сирии) и сохраняя влияние на постсоветские страны и союзники бывшего СССР. «Россия хочет вернуть имидж страны, с которой должны считаться. Отсюда и перевооружение, и действия на Украине и в Сирии».

Николай выразил мнение о том, что у США не очень большой интерес к региону по сравнению с Азией. Но после кризиса на Украине интерес возрос. ЕС, в свою очередь, выступает за стабильность региона, поэтому стимулирует реформы и развивает Восточное партнёрство. Россия же стремится к сохранению скорее статуса региональной державы, нежели глобального лидера. И до 2014 года такая перспектива была реальной, но после начала украинского кризиса это будет сложнее реализовать.

Вячеслав отметил, что Восточная Европы характеризуется «региональной растерянностью» как субъектов, так и внешних игроков. Россия не может реализовать все интересы в регионе, и ситуация не меняется в её пользу. Для России стратегически важно, чтобы Запад не расширил подконтрольную ему территорию. Что касается США, сейчас продолжается реформа внешней политики Вашингтона. Но интерес к региону остаётся слабым. ЕС рассчитывал на Восточное партнёрство, однако нельзя сказать, что сегодня это даёт практический результат.

Денис добавил, что для ЕС интерес в регионе высокий, поскольку это его восточное соседство и источник потенциальных угроз, и согласился, что для США интерес невелик.

Также на вопрос о размещении военных баз США в Польше Денис ответил, что это может спровоцировать конфликт с Россией, и в США скептически смотрят на такую инициативу Польши. Николай отметил, что «на Украине хорошо смотрят на всё, что касается вовлечённости США».

В третьем блоке эксперты рассуждали об адаптации стран региона к угрозам с учётом интересов ключевых игроков.  

Николай отметил, что и Украина, и Россия совершили много ошибок. Провалы Украины часто компенсировались провалами России. Украина могла пострадать намного больше. На Украине пытались найти простые ответы на сложные вопросы. Идея поддержки ЕС и НАТО была слишком сильной. Проводить декларативную внешнюю политику и одновременно сохранить территориальную целостность не удалось. В целом, сложно координировать внешнюю политику в регионе, когда есть разные геополитические ориентации. Украина, Грузия и Молдова, например, достаточно схожи в стремлении тесно сотрудничать с ЕС и НАТО, но не хватает практического содержания их взаимодействия.

Денис считает, что Беларусь, с одной стороны, является союзником России, но де-факто не поддержала действия России в Крыму. С другой стороны, Беларусь юридически поддерживает Россию в международных организациях. Нужно чётко разделять эти два плана.

Реализация идеи Беларуси о проведении «Хельсинки-2» была бы полезна для имиджа страны. Но Беларусь не может самостоятельно реализовать эту идею. Она может лишь предложить инициативу и предоставить площадку. В международной практике это называется «добрые услуги».

Рассуждая над последним вопросом о том, будут ли расти или снижаться геополитические риски в регионе Восточной Европы в краткосрочной перспективе, эксперты отметили, что существуют разные интерпретации понятия «геополитика». Денис считает, что следует рассматривать понятие в классическом варианте, то есть как политику через призму географии. Вячеслав рассматривает понятие более широко, считая, что это конфигурация влияния в больших политических пространствах.

Все участники согласны с тем, что риски в регионе расти не будут в краткосрочной перспективе.

Вячеслав добавил, что будет расти региональная фрагментация, но глобально регион трансформироваться не будет. По мнению Николая, «если застаревание замороженных конфликтов можно считать риском, то рост будет наблюдаться». Денис заключил, что будет происходить постепенная милитаризация региона, но в данный момент риска большой войны нет. Однако «регион становится большим замороженным конфликтом, заложником противостояния Запада и России. И это в ближайшие годы не изменится».

Денис Мельянцов, Вячеслав Поздняк, Николай Капитоненко, Антон Болточко, "Наше мнение"

Поделиться: