Почему бедные радуются жизни больше богатых?

06 октября 2019
В мире

Делает ли материальная удовлетворенность человека счастливым?

Да, но важно не какой доход ты имеешь, а имеешь ли больше, чем окружающие, поясняет в авторской колонке доцент факультета экономических наук НИУ ВШЭ Генрих Пеникас, пишет iq.hse.ru.

Что такое счастье в экономическом смысле, определить сложно, но в принципе почти за это в 2015 году дали Нобелевскую премию профессору Принстонского университета Ангосу Дитону с формулировкой «за анализ потребления, бедности и благосостояния».

Дело в том, что при измерении уровня жизни важную роль играют не только абсолютные показатели — объективные количественные характеристики (сколько вы получаете рублей), но и относительные, то есть субъективные: хорошо ли вам при вашем достатке, улучшилось ли состояние, насколько удовлетворены потребности. Люди ориентируются на субъективное восприятие, на то, как чувствуют себя в сравнении с соседями или друзьями. Соответственно, в сопоставлении видится и собственное счастье.

Относительные оценки часто выше в развивающихся, менее стабильных экономиках. В развитых у людей есть многое, но в среднем они не особенно отличаются друг от друга. И сами разбросы — от бедных до богатых — меньше. А в странах третьего мира социальные контрасты сильнее, и счастливых больше, потому что значительная часть населения чувствует: вокруг в избытке тех, кому гораздо хуже.

Посмотрите на статистику самоубийств в Европе. Сколько их из-за работы на стабильных предприятиях с гарантированно высокой зарплатой, где ничего не меняется, где вы ничем ни от кого не отличаетесь. Поэтому когда все это видишь, возникает вопрос, где на самом деле приятнее и счастливее — у нас или за рубежом.

Разницу в уровне жизни характеризует коэффициент Джини — соотношение доходов более богатых и менее богатых. В России он около 42%. Это существенное отличие от экономических лидеров. В скандинавских странах, например, показатель может доходить до 20–30%. То есть там расхождение в доходах меньше, у нас больше, но, возможно, в чем-то это и хорошо. Не случайно уровень субъективного счастья в России высок — по последним данным ВЦИОМ, в той или иной степени счастливыми себя чувствуют 86% граждан.

Подходы к счастью, безусловно, зависят от состояния экономики. В периоды кризисов его становится меньше. С одной стороны, мы начинаем ценить простые радости, поскольку больше ценить нечего. Но с позиции достатка пытаемся счастье нагнать. В нестабильные времена растет количество участников лотерей, финансовых пирамид, и эта погоня за наживой является неким индикатором: если «пирамидная» активность увеличивается, значит, точно происходит что-то, чего пока не подытожила статистика.

Поделиться: