Андрей Поротников: Больше документов — больше возможностей давить на Минск

24 декабря 2019
Сергей Запрудский, Thinktanks.by
Политика

Стороны выйдут на какой-то итоговый документ, скорее всего, декларативный. Но Москва играет вдолгую, ведь в решающий момент хорошо иметь «контрольный пакет акций».

Почти все по «углубленной интеграции» согласовано и готово к подписанию — такой вывод можно сделать из появившихся 23 декабря новостей от непосредственных участников переговоров Беларуси и России.

Так, 23 декабря на приеме в посольстве Росии первый вице-премьер Беларуси Дмитрий Крутой заявил: «На сегодняшний день у нас по большому счету, за исключением нескольких вопросов, которые, думаю, доуточнятся в ближайшие 2-3 дня, весь интеграционный пакет согласован». Затем, по его словам, главы государств «в торжественной обстановке» подпишут или парафируют программу интеграции, сообщает БелТА.

Дополнительная финансовая поддержка Беларуси со стороны России возможна только после исполнения дорожных карт по интеграции в рамках Союзного государства, заявил 23 декабря журналистам премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев. По его словам, пока не договорились лишь о создании наднациональных органов, единой валюте и едином эмиссионном центре.

Исполнить карты

«Я думаю, что все-таки на какой-то итоговый документ Минск и Москва будут выходить, - сказал в интервью Thinktanks.by создатель и координатор аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. - Но в постсоветской политике есть такой феномен: «подписать, но не исполнить». Поэтому в данном случае высока вероятность того, что будет подписано соглашение декларативного характера — с массой отсылочных положений к пресловутым дорожным картам, а вот исполнение каждого шага в рамках этих дорожных карт — совсем другая история. В итоге мы вряд ли получим больше, чем имеем в рамках других образований на постсоветском пространстве. Я далек от алармистских настроений».

Игра на будущее

«Безусловно, подписание интеграционных документов даже такого декларативного характера — это дополнительный инструмент для влияния и возвращению к вопросу объединения для российской стороны в будущем. Не обязательно в ближайшем, но в каком-то обозримом будущем. Это основание в том числе и для вмешательства во внутриполитические процессы в Беларуси, которые могут быть вызваны транзитом власти в нашей стране. Моя версия состоит в том, что русские начали игру вдолгую, игру с прицелом на неизбежный по очевидным причинам транзит власти в Беларуси, чтобы в нужный момент иметь «контрольный пакет акций» и право решающего голоса на то, чтобы определять, кто может быть новым главой государства, а кто им быть не может. Тут не стоит держать в уме какую-то определенную дату, а следить за общей динамикой событий», - сказал Андрей Поротников.

Силовой — один из вариантов

По мнению Андрея Поротникова, «действительно, на текущий момент нет свидетельств того, что Российская Федерация готовится к какому-то силовому давлению на Беларусь — даже наращивание армейских группировок вблизи границ с Беларусью является очень умеренным и носит оборонительный характер». «Но надо помнить, что на Западе России находятся два главных города страны, у Кремля при этом минимум доверия к политической надежности белорусской стороны и реальная боязнь некоей агрессии Запада. Все-таки этот стереотип оказался очень заразным, проник и поселился в умах в том числе руководителей первого эшелона российского руководства. Но и без того генералитет обязан рассматривать любые, самые невероятные варианты развития событий или влияния на развитие событий. Поэтому я уверен, что в российском Генштабе есть план силового воздействия на Беларусь, равно как и в белорусском есть план силового реагирования на попытку силового воздействия России на Беларусь. В этой части недавно принятый план обороны белорусского государства, я уверен, предусматривает в качестве одного из возможных сценариев будущего и белорусско-российский вооруженный конфликт», - считает Андрей Поротников.

Протесты только при осязаемой угрозе

«Пока, как видим по акциям декабря, белорусы не ощутили объективной угрозы. Во-вторых, надо учитывать, что белорусы вообще в принципе мало интересуются внешней политикой. Доступная социология показывает, что международными делами интересуется не более 1 процента населения, тогда как местной проблематикой — около 70%. Общество ориентировано на локальные, непосредственно затрагивающие его проблемы, а не на некие экзистенциальные вызовы», - отметил Андрей Поротников.

«Государство проиграло коммуникацию с обществом, но точно так проиграла и оппозиция. Те методы, те послания и коммуникативные каналы, которые пытаются использовать наши политики, имеют очень ограниченную эффективность. Есть повод серьезно задуматься и над формой, и над содержанием. Надо уметь «зашивать» в повестку дня вещи, которые вызывают интерес и внимание, надо оперировать понятными и близкими людям категориями, а не взывать сразу к высоким материям — это не работает, белорусы традиционно прагматичны, с ними надо говорить языком цифр, денег, показателей комфорта. Нравится это или не нравится кому-то, но это так, и с этим надо учиться работать. Политикам надо поубавить высокомерия в коммуникации с населением, надо выстраивать коммуникативную стратегию, которая, возможно, более важна стратегически, чем сегодняшние уличные акции», - сказал Андрей Поротников.

Поделиться: