Как коронавирус скажется на экономике

06 февраля 2020
Василий Носов, Московский Центр Карнеги
В мире

Главная проблема с коронавирусом для китайских и мировых производителей заключается в неопределенности ситуации.

Хотя Всемирная организация здравоохранения уже присвоила эпидемии статус международной чрезвычайной ситуации, прогнозы замедления китайской экономики пока весьма сдержанные. На настоящий момент причин ожидать серьезного кризиса, тем более мирового масштаба, нет

В понедельник, 3 февраля, китайские рынки ожидаемо упали после продленных на несколько дней новогодних каникул. Сегодня рынки отыграли часть падения, но очевидно, что эпидемия коронавируса негативно скажется и на фондовом, и на валютном рынке Китая, и на реальном секторе. Диапазон прогнозов колеблется от «эффект будет незначительным» до «мир на пороге глобального кризиса». Что же на самом деле ждет китайскую и мировую экономику в ближайшее время?

Реальный сектор

Новый год – семейный праздник, а китайский Новый год – особенно. До того как Ухань и еще несколько городов закрыли на карантин, ожидалось, что общее количество поездок по стране в новогодний период, с 10 января по 18 февраля, составит примерно 3 млрд. На прошлой неделе китайские СМИ со ссылкой на Министерство транспорта КНР сообщали, что количество поездок внутри страны с 10 по 30 января снизилось на 16,5% по сравнению с 2019 годом (после очистки от календарного эффекта), причем падение непосредственно в новогодние каникулы в некоторые дни достигало 84% по сравнению с прошлым годом.

Таким образом, серьезное падение в секторе услуг уже точно есть, а на него приходится более половины китайского ВВП (по предварительным данным, 53,9% в 2019 году).

Пассажирские перевозки, розничная торговля, ресторанный и отельный бизнес понесли заметный урон из-за вспышки коронавируса. Чтобы отразить масштабы потерь, достаточно сказать, что перенести пришлось семь запланированных на каникулы кинопремьер, которые, по прогнозам, должны были принести прокатчикам более 1 млрд юаней (около $145 млн) только в первые дни проката.

За новогодние каникулы 2019 года, по оценкам Министерства коммерции КНР, выручка от розничных продаж и общепита составила почти $150 млрд, а выручка туристического сектора, по данным Министерства культуры и туризма, – более $70 млрд. Таким образом, в этом году потери сектора услуг от коронавируса будут исчисляться миллиардами долларов.

В то же время удар по промышленности пока незначительный – эпидемия началась непосредственно перед каникулами. А вот дальше можно ожидать резкого замедления темпов роста и в промышленности. В четвертом квартале 2019 года промпроизводство в Китае выросло на 5,9% (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года), инвестиции – на 5,3%, цифры первого полугодия 2020 года явно будут ниже.

По оценкам Bloomberg, негативный эффект на ВВП Китая придется преимущественно на первый квартал, а ко второму полугодию темпы роста стабилизируются. Согласно базовому сценарию, эпидемия коронавируса приведет к замедлению роста на 0,2 процентного пункта от исходного прогноза на 2020 год, то есть до 5,7%. В негативном сценарии, предполагающем более длительный срок эпидемии, рост замедлится до 5,6%. В первом квартале рост ВВП может составить менее 5%, однако в дальнейшем ускорится и вернется к уровню 5,5–6%.

МВФ всего две недели назад повысил прогноз роста китайского ВВП на 0,2 процентного пункта – до 6,0%, из-за подписания соглашения о первой фазе торговой сделки между США и КНР, поэтому пока воздерживается от конкретных оценок экономических потерь Китая. Так или иначе, замедление роста ВВП на 0,2 пункта в случае Китая – это потеря около $25 млрд. Сумма большая, но в китайских масштабах уж точно не вызывает паники.

Власти Китая уже готовы поддержать экономику пакетом стимулирующих мер, в том числе дешевыми кредитами. Это означает, что закредитованность китайской экономики снова будет расти, повышая риски для стабильности банковского сектора. В 2018 году политика по снижению долгового бремени дала краткосрочный успех, но в прошлом году долг снова значительно вырос.

По данным Банка международных расчетов, за первое полугодие 2019 года общий долг китайского нефинансового сектора увеличился с 254,6% ВВП до 261,5%. В прошлом году Китай активно предоставлял кредиты, чтобы смягчить негативный эффект от торговой войны с США. Начало этого года, похоже, тоже становится неподходящим временем для реформирования экономики.

Несмотря на официальное окончание каникул, Китай продолжает ограничивать внутреннюю миграцию. Во всех образовательных учреждениях каникулы продлены на неопределенный срок, во многих компаниях срок выхода на работу сдвинут минимум на неделю. Однако даже в базовом сценарии быстрые темпы распространения болезни сохранятся в ближайшее время, так как люди все же вынуждены покидать дома, где они скрывались от коронавируса во время новогодних каникул.

В такой ситуации логично предположить, что между опасностью распространения вируса и большими финансовыми тратами Компартия Китая выберет второе. Вероятно, в ближайшие недели власти объявят о выделении значительных субсидий бизнесу – как малому, так и крупному, что приведет к расширению дефицита бюджета.

Экономист Чжан Мин из Академии общественных наук КНР считает, что дефицит бюджета по итогам 2020 года может превысить 3% ВВП. Но существуют и альтернативные оценки бюджетного дефицита Китая, в частности, МВФ оценивает «дополненный» дефицит (augmented net lending/borrowing) в 10%. Сюда включены расходы местных правительств на инфраструктурные проекты, хотя юридически они финансируются местными государственными финансовыми компаниями (Local Government Funding Vehicle). Их облигации покупает Банк развития Китая, следовательно, компании накапливают долги (банки развития выдают, по сути, невозвратные кредиты), а их траты не отражаются на балансе местных правительств.

Рынки

Китайские рынки ожидаемо открылись обвалом. Юань ослаб на 1,5% к последнему предновогоднему торговому дню, фондовые индексы упали более чем на 8%, по сути повторив движение индекса Гонконгской биржи на прошлой неделе.

Благодаря действиям регуляторов падение удалось быстро прекратить. Народный банк Китая заявил, что вливает дополнительные $174 млрд на рынки, и снизил ставки по операциям недельного и двухнедельного обратного РЕПО на 0,1 пункта. Дальнейшая динамика фондовых индексов будет во многом зависеть от новостей, касающихся скорости распространения коронавируса и темпов излечения заболевших.

Снижение курса юаня на 1,5% ослабило курс и офшорного юаня, который торгуется на бирже Гонконга. Такое небольшое снижение в нынешней ситуации скорее можно назвать стабильностью, которую обеспечило отсутствие панических настроений на рынках, а также возможные валютные интервенции Народного банка Китая.

Важный вопрос, как на потенциальное дальнейшее ослабление юаня будет реагировать Народный банк Китая. В 2015–2016 годах он уже показал, как важна для него стабильность китайской валюты. С июля 2015 и до конца 2016 года он потратил $683 млрд, чтобы не допустить обвала юаня, причем в некоторые месяцы объем трат превышал $90 млрд и даже $100 млрд. На курс юаня тогда давил лопнувший пузырь на фондовом рынке (июнь 2015) и неожиданная либерализация валютного рынка (август 2015).

В Китае действует режим управляемого плавающего валютного курса – рыночные факторы тут имеют влияние, но отклонения от установленного курса не должны превышать 3%, а регулятор может осуществлять валютные интервенции. В таких условиях выход Народного банка Китая на рынок для поддержания стабильности курса вполне оправданный шаг.

Более того, с текущим объемом валютных резервов (чуть более $3,1 трлн на конец 2019 года) Народный банк может достаточно долго сдерживать обвал юаня. Впрочем, сама по себе отметка 7 юаней за доллар уже давно не является психологически важной – с начала августа по конец декабря 2019 года рыночный курс превышал эту цифру.

Правда, масштабные интервенции могут осложнить дальнейшие переговоры с США по только что подписанному торговому соглашению. Тем более после того, как 13 января американский Минфин в полугодовом докладе Конгрессу заявил, что Китай больше не является валютным манипулятором. Но учитывая склонность китайского рынка к паническим настроениям, в случае резкого ослабления курса выход Народного банка Китая на рынок крайне вероятен.

Мировая экономика

Опасения относительно того, что будет с экономикой охваченного эпидемией Китая, повлияли и на мировые рынки. Индексы S&P 500 и Dow Jones с 23 по 31 января просели на 3%. Цена нефти WTI с 21 по 31 января упала на 11,7% (с $58,37 до $51,56), а с пика 6 января – на 18,5%. Цены на медь упали на 12% с их пика в середине месяца.

Вероятнее всего, нестабильность на фондовых и особенно сырьевых рынках будет сохраняться в ближайшие несколько месяцев. Разработка вакцины и необходимые исследования, даже по самым оптимистичным прогнозам, потребуют не менее трех месяцев, поэтому ожидать быстрого спада эпидемии коронавируса не приходится.

Запрет на организованный зарубежный туризм в Китае и вводящиеся в других странах ограничения на въезд людей, посещавших Китай, сильно навредят мировому туризму. По данным Всемирной туристской организации при ООН, Китай – мировой лидер по туристическим тратам. На его долю приходится пятая часть мировых расходов на туризм, в 2018 году они достигли $277 млрд.

Крупнейшие мировые авиационные компании (American Airlines, British Airways и другие) отменяют все рейсы из Китая и в Китай. Продолжительность этих ограничений зависит от течения эпидемии, но можно с уверенностью говорить о серьезном спаде во всех связанных с туризмом секторах в 2020 году, так как эпидемия пришлась на период новогодних каникул.

Многие зарубежные компании временно закрывают офисы в Китае, яркий пример – Apple, которая трудоустраивает 10 тысяч работников в Китае. Во многих городах, особенно в провинции Хубэй, закрыты магазины, кафе и рестораны крупных мировых компаний (Levy’s, H&M, Starbucks, McDonald’s и так далее). Из-за приостановки многих производств в Китае под угрозой находятся глобальные цепочки поставок – составляющие, электроника и многое другое.

Для России пока наиболее заметным последствием эпидемии коронавируса стало падение нефтяных цен, ослабление рубля (на 2,6% с 24 января), а также снижение притока китайских туристов. В восточных регионах России может произойти рост цен на фрукты и овощи – об этом уже сообщают местные СМИ. В случае затяжной эпидемии с серьезными проблемами столкнутся крупнейшие российские компании – в первую очередь энергетического, металлургического и лесопромышленного сектора.

Российские компании пока не спешат оценивать возможные потери. По данным Таможенной службы Китая, в 2019 году поставки минеральных продуктов, лесопродукции и металлов достигли 86% российского экспорта в Китай ($52 млрд, около 14% всего экспорта). В 2019 году экспорт впервые с 2009 года отрицательно повлиял на рост ВВП России (2,5% в 2018 году, 1,3% в 2019-м), заметное падение поставок в Китай может усугубить ситуацию.

Главная проблема для китайских и мировых производителей, а следовательно, и для рынков заключается в неопределенности. Хотя Всемирная организация здравоохранения присвоила эпидемии коронавируса статус международной чрезвычайной ситуации, прогнозы по замедлению китайской экономики пока весьма сдержанные. На настоящий момент причин ожидать серьезного кризиса, тем более мирового масштаба, нет.

Василий Носов, Московский Центр Карнеги

Поделиться: