Зачем Лукашенко арестовал директоров всех сахарных заводов

08 февраля 2020
Ольга Лойко, Московский Центр Карнеги
Экономика

Победа над «сахарной мафией» может стать сильным предвыборным ходом Лукашенко. Экономических успехов для президентской кампании 2020 года он не припас.

Политические козыри вроде потепления отношений с США вряд ли впечатлят избирателей. А вот сахар – это близко, понятно и наглядно. Особенно если не ограничиться посадками, а убрать наконец ценовое регулирование, тогда и сахар подешевеет

Аресты директоров и глав компаний – довольно заурядное событие на постсоветском пространстве, которым мало кого удивишь. Другое дело – арестовать директоров сразу всех предприятий целой отрасли. Накануне белорусские власти сделали именно это, причем довольно эффектно.

Сначала стало известно, что самолет «Белавиа», летевший из Минска в Мюнхен, развернули над Польшей и посадили в белорусском Гродно. Полет продолжился только после того, как борт покинули два человека – директора двух из четырех сахарных заводов страны. Через день выяснилось, что на работу не вышли и руководители двух других сахарных заводов. Несмотря на то что на протяжении десяти дней власти не комментировали исчезновение, стало понятно, что директора всех сахарных заводов Белоруссии арестованы.

Белорусский тростник

Белорусская сахарная отрасль и раньше создавала немало проблем – например, России. С середины нулевых российские власти обвиняли белорусов в том, что те сбивают цены на рынке, поставляя под видом свекловичного сахара беспошлинный тростниковый. При переработке тростникового сырца, который в Беларусь завозят самые разные поставщики, затраты белорусских компаний мизерные. А дальше при отсутствии ввозной пошлины на российский рынок себестоимость такого тростникового сахара оказывается ниже свекловичного. Россия отказывалась считать тростниковый сахар белорусским, требуя отнести его к товарам из третьих стран и уплачивать соответствующие пошлины при ввозе на свою территорию.

Потери России от союзного сахара в разные годы оценивали в $0,5–1 млрд. В 2017 году глава российского Минсельхоза Александр Ткачев, сам имевший интересы в сахарной отрасли, сделал белорусам последнее предупреждение, грозя серьезными ограничительными мерами – вплоть до запрета на ввоз. Но до сахарной войны между странами дело так и не дошло, обошлись простым введением квот. К тому же острота проблемы вскоре спала из-за заметного падения цен на сахар на мировом рынке.

Все четыре сахарных завода Беларуси вернулись под контроль государства еще в 90-е годы. Оно же помогает им с кредитами на модернизацию и техническое перевооружение. Впрочем, вывести отрасль на стабильно прибыльную работу все равно не получилось. Планы белорусских властей в 2018 году подкосило резкое падение мировых цен на сахар и его перепроизводство в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Если до начала модернизации белорусских заводов дефицит сахара на рынке ЕАЭС оценивался примерно в 1 млн тонн, то к прошлому году он сменился профицитом примерно в 700 тысяч тонн, в основном за счет роста производства сахарной свеклы в России.

В итоге три завода из четырех закончили 2018 год с убытками, заставив белорусское государство вкладывать в них новые миллионы долларов. Сейчас заводы требуют регулярной господдержки: правительство раздает гарантии по кредитам, соглашается на снижение закупочных цен на сырье, снижает цену на природный газ.

Но самым большим подарком для отрасли стало государственное регулирование цен на готовую продукцию – сахар.

Искушение вилкой

С 2018 года цены на сахар падали, в России магазины переписывали ценники, но как только на белорусских полках появился дешевый российский сахар (примерно $0,5 за килограмм), власти Беларуси ответили введением минимальной отпускной цены. Она равнялась $0,7 за килограмм – дешевле сахар в Беларуси продавать в розницу нельзя. При этом рыночные цены на сахар в 2019 году продолжили обновлять пятилетние минимумы, а запасы сахара у производителей в регионе росли.

В России, где цены упали на треть, после жестких дискуссий пришли к выводу, что посевные площади под сахарную свеклу надо сокращать. Белоруссия пошла своим путем: объемы – не снижать, цены – держать. Да, покупателю от такого решения не сладко, но отрасль решили спасать, ведь там только что провели масштабную госпрограмму модернизации. Белорусские власти оказались не готовыми ни сократить производство, ни попытаться снизить издержки, объединив четыре госпредприятия.

Самое интересное тут то, что дорогой белорусский сахар в 2018–2019 годах продолжали экспортировать в Россию – через созданное в 2006 году ООО «Белорусская сахарная компания». В январе – ноябре 2019 года Беларусь продала в Россию 252 тысячи тонн сахара (падение на треть) за $102 млн (минус 38%).

Впрочем, формальные объемы экспорта тут непринципиальны. Понятно, что в реальности белорусский сахар если и попадал на российский рынок, то в очень небольших количествах. Слишком велико для производителей было искушение оформить и провести через кассу низкую экспортную цену, а реально продать этот сахар заметно дороже внутри страны. 

Через десять дней после ареста всех четырех директоров Александр Лукашенко сам публично описал сахарную схему: «Что сделали эти дельцы – они создали в Москве "прокладку" – торговый дом. Поставили туда своих… По дешевке продавали торговому дому этот сахар, а часть по какой-то там увеличенной цене возвращалась в Беларусь. Может быть, сахар даже не вывозили в Москву и обратно не завозили. А документы шли туда, переоформляли и здесь прямо с заводов на наш рынок поставляли этот сахар с маржой. А потом эту маржу делили на взятки. Это что, нормально?»

Участники рынка подтверждают – сахар из схемы страну действительно не покидал. По документам он ехал в Россию, где якобы продавался по рыночной цене – дешево, конечно, дешевле себестоимости, но, мол, рынок есть рынок. Эти деньги и приходили на счета заводов. Реально сахар продавался в Белоруссии – дорого, близко к той самой зафиксированной государством цене. Разница, а она в разные периоды составляла, по словам участников рынка, от 1,2 до 1,8 раза, оставалась в кармане расторопных производителей.

Сахар от президента

Официально общее число задержанных по сахарному делу пока не названо. Но простота схемы не оставляет сомнений, что у ее организаторов было серьезное прикрытие во власти. В Беларуси, где каждый вздох производителей под контролем если не КГБ, то Комитета госконтроля, куда более сложные схемы заканчиваются быстро и жестко. Тем более если речь идет о стратегических товарах, вроде алкоголя, сигарет и сахара. Лукашенко сам говорит: «Там попались и с погонами люди. Сказал: всех под метлу в камеру. Всех. …Жесточайшее будет отношение к этому».

Президентские заявления в эфире национального канала «Беларусь-1» конкретизировал официальный представитель КГБ Константин Бычек: первым задержанным по сахарному делу стал высокопоставленный чиновник МВД, бывший начальник 2-го Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, полковник Владимир Тихиня. В КГБ считают, что именно Тихиня, которого отправили в отставку только в декабре прошлого года, оповещал руководство сахарных заводов о грядущих проверках и интересе к ним других силовых структур, советовал, как соблюдать меры конспирации.

Государственные телеканалы богато иллюстрируют информацию от КГБ видеосюжетами, снятыми скрытой камерой: фигуранты дела берут и укладывают в карманы и портфели деньги, отпуская яркие комментарии: про «конверт с двадцаточкой» ($20 тысяч) или про необходимость быть бдительными, так как «вытягивают эти деньги дерзко». 

Помимо поддельного экспорта в Россию, в КГБ говорят о ряде других схем, так что суммарный нелегальный доход по сахарному делу составит, вероятно, миллионы долларов. Уголовные дела возбуждены за получение взятки в особо крупном размере и дачу взятки. Санкция – до 15 лет лишения свободы.

Теперь победа над «сахарной мафией» может стать сильным предвыборным ходом Лукашенко. Серьезных экономических успехов для президентской кампании 2020 года он не припас. Белорусский ВВП растет в пределах статистической погрешности, и любое усугубление нефтегазового конфликта с Россией может увести эти темпы в минус. Политические козыри вроде потепления на американском направлении вряд ли впечатлят белорусских избирателей. А вот сахар – это близко, понятно и наглядно. Особенно если не ограничиться посадками, а убрать наконец государственное ценовое регулирование – тогда и сахар подешевеет. Впрочем, со здоровой конкуренцией и на политическом поле, и в экономике в Беларуси всегда было сложно.

Ольга Лойко, Московский Центр Карнеги 

Поделиться: