СОНАР-2050: И без карантина удар COVID-19 по белорусской экономике будет весьма чувствительным

27 мая 2020
Виктор Беляев, Thinktanks.by, таблицы - СОНАР-2050
Экономика

Несмотря на то что власти Беларуси отказались от введения в стране карантина из-за COVID-19, этот шаг лишь смягчил удар по экономике, но не предотвратил его.

Экономическая активность Беларуси из-за карантина сильно снизилась как внутри страны, так и за её пределами. Соответственно, номенклатура востребованных белорусских товаров сильно сократилась.

Кроме того, по Беларуси ударили нефтяные разногласия с Россией с последующим падением спроса на нефтепродукты и затянувшееся подписание калийного контракта с Китаем. В итоге некоторое время белорусская экономика функционировала без двух важнейших отраслей, которые традиционно генерируют валютную выручку, — нефтепереработки и производства калийных удобрений. Это отнюдь не наилучшим образом сказалось на статистических показателях Беларуси. Краткий вывод прост: и без карантина удар COVID-19 по белорусской экономике будет весьма чувствительным.

Об этом говорится в исследовании «Кризис в экономике ЕАЭС после пандемии COVID-19», подоготовленном «Научно-исследовательским центром проблем интеграции стран-участниц Евразийского экономического союза "Союзный нарратив 2050" (СОНАР-2050)». В нем содержится анализ антикризисных мер национальных правительств стран ЕАЭС. Данным исследованием СОНАР-2050 поделился с Thinktanks.by.

Отдельная глава данной аналитической работы посвящена Беларуси.

В ней отмечается, что ВВП Беларуси по итогам кризиса упадёт, но насколько — неизвестно в силу большого разброса по прогнозам. Разгонится и инфляция, что осложнит реализацию ряда планов властей, например запуска ипотечного кредитования. 

Дорога к кризису

Эксперты напоминают, что в кризис белорусская экономика начала скатываться ещё в конце прошлого года, до начала вхождения в острую фазу нефтяных разногласий с Россией и коронавируса. Теперь же течение данного кризиса лишь усугубляется. Сказался целый комплекс факторов.

Во-первых, проблемы с отраслями экономики цементной и сахарной промышленности.

Во-вторых, проблемы нефтепереработчиков. В январе — марте производство дизеля в Беларуси упало на 44,5 %, бензина — на 35,3 %, мазута — на 53,5 %.

В-третьих, проблемы с производством удобрений — за 3 месяца производство минеральных удобрений в Беларуси сократилось на 22,3 %, в том числе выпуск калийных удобрений — на 25,7 %, азотных — на 0,3 %, фосфорных — на 3,3 %. А с середины марта началась чёрная полоса у авиаперевозчика «Белавиа» (из 3000 рейсов отменены 2300, а загрузка оставшихся крайне низка) и у национального аэропорта Минск (в апреле пассажиропоток упал на 93,7 %). Испытывает трудности и БЖД, у которой упали объёмы грузоперевозок.

Антикризисный план, оформленный в указ президента № 143 «О поддержке экономики», появился с запозданием по сравнению с другими странами ЕАЭС.

"Как видно из содержания, большая часть правовых новелл к поддержке бизнеса имеет весьма отдалённое отношение, и приняты они скорее для устранения пробелов в правовом регулировании, вызванных COVID-19. Экономические меры примерно такие же, как и у других стран ЕАЭС: отсрочки и рассрочки, облегчение налогового бремени для МСБ, а вот решение помогать бизнесу или нет будут принимать местные власти, в самом документе не прописаны чёткие критерии отбора нуждающихся в поддержке, механизм и сроки принятия решений", - говорится в исследовании.

Также его авторы отмечают, что у Минска серьёзные проблемы с привлечением внешних заимствований.

"Если Кыргызстану и Узбекистану внешние кредиторы дают в долг без особых проблем, то Беларусь, отказывающаяся от выполнения социально обременительных обязательств, для внешних кредиторов является сложным заёмщиком. ЕС уже увязал воедино выделение РБ 60 млн евро и исполнение рекомендаций ВОЗ, из-за чего Минск остался без помощи от Евросоюза".

Как видно из таблицы, у анонсированных кредиторов Минск может взять взаймы лишь 1,5 млрд долларов. Ещё около 0,5 млрд долларов власти планируют занять на внутреннем рынке. Остаток — 0,5 млрд долларов — РБ будет просить у других кредиторов, в частности у Банка развития Китая и у России.

Главные проблемы

Эксперты СОНАР-2050 отмечают, что у белорусской власти есть ряд серьёзных проблем, которые затрудняют как поддержку экономики, так и её стимулирование.

Во-первых, шаткое положение предприятий — у 38 % есть дефицит оборотных средств. Проблемой является и резкий рост задолженности из-за девальвации белорусского рубля (только в промышленности рост задолженности в феврале 2020 года был максимальным за 49 месяцев — с января 2016 года), пусть и частично компенсированный укреплением рубля во второй половине апреля. Тем не менее, лишь за март 2020 года долги белорусских предприятий увеличились сразу на 15,5 млрд белорусских рублей. Ещё одна проблема — низкие показатели рентабельности, проблемные секторы экономики (сахарная и цементная промышленность, а также авиаперевозки) и угроза для благополучия, казалось бы, стабильных предприятий (в частности, «Амкодор» и «Белшина»). Несколько смягчит удар по предприятиям решение об ускоренном возврате НДС, однако назвать это полноценной мерой поддержки сложно.

Во-вторых, уязвимость банковского сектора. Первый квартал 2020 года оказался тяжёлым для банков. За март прибыль банковской системы РБ упала на 40,9 % против роста на 3,4 % в феврале. Чем хуже ситуация у банков, тем с меньшей охотой банкиры будут кредитовать реальный сектор экономики и тем жёстче будут требования к заёмщикам. В частности, «Беларусбанк» уже отменил выдачу кредитов на покупку жилья.

В-третьих, отсутствие резервов для поддержки экономики и крайние сложности с заимствованиями на международном финансовом рынке. Отсутствие денег не позволяет власти принимать полноценные антикризисные меры, вынуждая её ограничиваться полумерами, а также лишает возможности стимулировать экономику для её скорейшего выхода из кризиса.

В-четвёртых, малое внимание к проблемам малого и среднего бизнеса (МСБ). Стоит учесть, что в белорусском МСБ заняты около 1,2 млн человек, а ИП в стране свыше 257 тыс. человек. Однако власть фактически приняла решение поддерживать государственный крупный бизнес (его государство традиционно опекает), а МСБ предоставить самому себе.

Поделиться: