Директор Института социологии потребовал от БЕЛТА удалить статью с его именем

05 июня 2020
Общество

Директор Института социологии Национальной академии наук Беларуси Геннадий Коршунов заявил, что госагентство БелТА приписало ему слова, которых он не говорил.

Материал «Коршунов: размещенные в интернете онлайн-опросы по теме выборов очень далеки от реальной социологии» был размещен на БелТА 3 июля в 13.00 среди других новостей по итогам круглого стола, проведенного 1 июня изданием и Белорусским институтом стратегических исследований (БИСИ), пишет reform.by.

На круглом столе обсуждали проведение в СМИ и на разных интернет-ресурсах опросов пользователей. Эта тема стала актуальной после того, как ряд сайтов провел опросы своей аудитории о том, кого из потенциальных кандидатов они бы предпочли. Эти опросы показали довольно низкий рейтинг действующего главы государства и высокий — его соперников. После этого, как сообщали представители ряда негосударственных СМИ и БАЖ, их вызывали в Мининформ и сообщили, что подобные опросы могут быть приравнены к опросам общественного мнения, для проведения которых нужна специальная аккредитация, а без нее грозит штраф в 100 базовых величин.

Коршунов в круглом столе участвовал, однако в итоге на БелТА были опубликованы не его слова, заявил он в Facebook сегодня утром.

Скриншот из Facebook Геннадия Коршунова

«Все мы видим, что результаты этих опросов общественного мнения активно тиражируются в СМИ (уже и в зарубежных), их приводят в своих заявлениях лидеры мнений президентской избирательной кампании. Таким образом эти цифры верифицируются в сознании людей. Попросту говоря, общественность вводят в заблуждение относительно реальной ситуации. Ибо эти исследования, повторюсь, далеки от теории и практики науки социологии. А тема опросов более чем острая, вызывающая серьезный общественный резонанс […]. Поэтому мы призываем организаторов онлайн-опросов по тематике президентских выборов задуматься как по поводу того, во что в итоге выливается их «социология», так и по поводу правомерности своих действий», — приводились в материале слова, якобы сказанные Коршуновым.

Как сам Коршунов пояснил «Нашай Ніве», он не помнит, звучали ли вообще такие слова за столом и кто их говорил, потому что и во время мероприятия было много обсуждений, и после участники общались с журналистами. Но ему они точно не принадлежат. По его словам, он говорил с главным редактором БелТА Ириной Акулович, та пообещала все проверить, удалить материал и «выставить какое-то извинение».

На данный момент оригинальная новость действительно удалена. Зато вместо нее появилась новость с тем же названием, датой и временем (3 июля в 13.00), но с измененным текстом. Она была опубликована сегодня днем задним числом. Это видно по порядковому номеру, который есть в URL всех материалов на сайте БелТА: у оригинальной новости номер 393 343, а у новой — 393 495. Из нового материала удалены самые острые цитаты, в том числе «общественность вводят в заблуждение» и завуалированная угроза сайтам, проводящим опросы. По тому же номеру понятно, что публикация была сделана 4 июня между 12.45 и 12.49, но в ленте новостей она отображается в соответствии с выставленной датой.

Новый материал был вставлен задним числом между этими двумя новостями, т.к. имеет номер 393495 — его как раз не хватает.

Ниже приведены скриншоты оригинальной новости, а затем — статьи-замены. У них одинаковая дата и время, но разные номера (подчеркнуто красным).

Скриншот оригинальной публикации
Скриншот оригинальной публикации
Скриншот новости-замены задним числом.

Новость с измененным текстом

Геннадий Коршунов сказал корреспонденту Свободы, что «произошла накладка», он принял извинения от БелТА.

«Текст заменен, мои слова приведены в соответствие. Они извинились, и никаких претензий к БелТА на данный момент у меня нет».

По словам Геннадия Коршунова, различия между той публикацией, которая сейчас недоступна, и той, которая есть на сайте БелТА, существенны.

«В этом вопросе многое завязано на терминологии. Для несведущего «опрос общественного мнения» идет как синоним «социологического исследования». Это не так. И с научно-методической, и с юридической точки зрения. Сегодня существующая нормативная база никоим образом не регулирует социологические исследования. Сегодня законодательство регулирует опросы общественного мнения. И вот таких нюансов, которые нужно учитывать и они предельно важны терминологически, масса. И если бы у вас перед глазами были два текста — тот, который был, и тот, который есть, — там разница большая».

Как же Геннадий Коршунов относится к информации, что СМИ теперь запрещено проводить опросы среди своей читательской аудитории, в том числе относительно рейтинга потенциальных кандидатов?

«Этот вопрос возникает регулярно во время предвыборных кампаний. С 2002 года существует Комиссия по опросам общественного мнения. Смысл комиссии в оценке профессионализма организаций, претендующих на опросы общественного мнения и их публикацию. Комиссия никому ничего не может запретить, это консультативный орган и совещательный.

Это не мое решение как директора, в комиссии собирается 15 человек и решение принимается коллегиально. Что было в этом случае? Здесь вопрос на самом деле очень сложный. Есть законодательство и Кодекс об административных правонарушениях. Там есть статьи, посвященные опросам общественного мнения. Комиссия при Академии наук дает экспертизу, она ничего не может запретить, это не входит в ее компетенцию», — сказал Коршунов.

«Комиссия не может определять правоспособность организаций — могут они что-то делать или нет. Мы работаем строго по закону. Согласно законодательству организации, которые хотят проводить исследования общественно-политической ситуации и публиковать результаты, должны пройти аккредитацию в комиссии по опросам общественного мнения при НАН. Комиссия делает эту аккредитацию и отслеживает научный уровень, научную обоснованность методик (а не данных), по которым исследования проводились. Все остальное не входит в круг компетенции комиссии».

«Прошу понять правильно: законы пишем не мы. Мы законы соблюдаем. В законодательстве словосочетание «социологические исследования» отсутствует. Там есть словосочетание «опросы общественного мнения». Здесь есть методический нюанс. Нюанс в том, что точно не прописано, что такое «опрос общественного мнения».

С научной точки зрения теоретически можно отнести онлайн-опросы, как это делают на онлайн-площадках, к исследованиям общественного мнения. Это с одной стороны. С другой стороны, безусловно, такого рода мероприятия не могут претендовать на научность. И назвать их социологическими исследованиями нельзя. Коллизия, понимаете? Комиссия и Институт социологии не могут трактовать нормы закона. Мы можем выразить свою мысль с научной точки зрения».

«В действующем законодательстве никаких ограничений для того, чтобы обратиться в комиссию за аккредитацией, нет. Собираем документы, выполняем прописанные требования, например относительно наличия социологов, и пожалуйста. За прошедшие годы никаких таких обращений от СМИ в комиссию не было».


 

Поделиться: