Андрей Казакевич: Система дала серьезный сбой, цена контроля над обществом непомерно велика

В том виде, в котором система существовала до этого времени, она больше существовать не будет. Так или иначе, ее придется перестраивать, конечно, вынужденно, конечно, без какого-то плана.

В интервью Thinktanks.by директор института политических исследований «Палiтычная сфера» Андрей Казакевич рассуждает о текущем политическом моменте и возможных вариантах развития ситуации.

Пока «женская коалиция» чрезмерно абстрактна

Объединение трех штабов и последовавшая пресс-конференция кандидата в президенты Светланы Тихановской и глав штабов незаристрированных претендентов Вероники Цепкало и Марии Колесниковой не впечатляют. «О том, как все это выглядело можно сказать только одним словом: беспомощно. Люди не смогли точно сформулировать ни что они хотят, ни какие у них цели, ни какие у них месседжи... Конечно, чисто эмоциональный антураж объединения понравился многим. Но с точки зрения мобилизации, с точки зрения того, что у них есть какой-то стержень, какая-то воля к борьбе, по меньшей мере, к каким-то переменам или отстаивания своей позиции — этого просто не было. Даже если мы не говорим об активных действиях, массовых акциях протеста, говорим хотя бы о формулировании какой-то четкой позиции. Что до самого объединения штабов, думаю, там уже и реальных штабов никаких нет. Люди не будут очень активными в этой объединенной кампании, на мой взгляд. Хотя, конечно, у нас год сюрпризов, но пока я вижу принятие коалицией прежней роли традиционной оппозиция на прошлых выборах», - считает Андрей Казакевич.

По мнению политолога, «не будет уже той интриги, той борьбы, того драйва, который был последние два месяца, видно, что все-таки предыдущие события: арест и нерегистрация Виктора Бабарико, нерегистрация Валерия Цепкало и информационная кампания против него, полная изоляция Сергея Тихановского плюс фактический разгром его сети — все это сбило волну политической мобилизации». Следовательно «дальше все будет проходить по сценарию 2006-го, 2010 года — в рамках очень узкого коридора». «Но нельзя винить вот этих новых политиков из коалиции во всем этом, конечно, когда вырубают троих наиболее активных, наиболее перспективных кандидатов из гонки — что тут сделаешь. Но, как мне кажется, для штабов логично было бы продолжать линию, ранее озвученную руководительницей штаба Бабарико: мы победили, а власти просто не дали принять участие в выборах. И далее исполнять программу делегитимизацию этих выборов, но не ставить неких абстрактных целей. Но когда кандидат говорит: «приходите на выборы и проголосуйте за любого, кроме Лукашенко» или «каждый белорус после выборов может отстаивать свой голос, как решит»... Ну... лучше уж тогда вообще ничего не говорить, оставить свой союз красивым, эффектным образом или мифом, но после вышеупомянутых слов сложно — пусть бы это осталось красивым мифом, мы такие красивые, эффектные, мы за свободу - и серьезно воспринимать их кампанию», - отметил Андрей Казакевич.

Непомерная цена с последствиями

У политолога есть «ощущение, что власти после растерянности на первом этапе кампании взяли под контроль развитие событий, но взяли слишком большой ценой для себя». «Такая цена непропорционально велика, если учитывать ресурсы в распоряжении власти, - считает Андрей Казакевич. - Использовать прямые репрессии, причем против кандидатов, а не участников акций протеста, журналистов, активистов — к этому мы то привыкли, все это уже имеет и будет иметь очень серьезные последствия. Во-первых, все это так или иначе делегитимизирует выборы. Мы не можем, конечно, сказать, какое количество населения будет воспринимать нарисованную самим себе победу как фейк, но очевидно, что это будет огромное количество избирателей. Во-вторых, такие действия власти ухудшат отношения с Западом. Не верю, что Минск сохранит прежний уровень нормализации отношений с ЕС и США. Даже если вдруг формально санкции не будут введены, то будет сокращено финансирование, уровень контактов, совместные проекты — все будет отодвинуто на годы».

Третий фактор — Россия, «своей демонстративной слабостью власть очевидно и значительно ухудшает свои позиции на восточном направлении».

«И, конечно, экономические последствия. Ведь для нормального развития страны, кроме цены на нефть и газ, очень важно иметь хороший бизнес-климат, в частном секторе у нас занято уже около половины трудоспособного населения. Но такие посадки и демонстрация политической нестабильности будут отпугивать людей, которые хотели бы вести бизнес в Беларуси. И внутренние, и внешние инвесторы возьмут паузу в несколько лет. В ситуации, когда власть демонстрирует слабость, используя силовое воздействие для решения своих проблем, будет очень мало желающих вкладывать деньги в экономику такой страны. Ну и добавим еще пандемию — все становится еще более печально», - сказал Андрей Казакевич.

Какие варианты у власти

Теоретически, власть может вернуть популярность у своего прежнего электората, но «для этого нужно придумывать что-то очень серьезное — в первую очередь хотя бы потратить очень много денег и не одноразовым вливанием». «Во-вторых, полностью менять стратегию. Вот что произошло сейчас? Когда традиционный электорат Лукашенко начал отворачиваться от своего героя, то реакция руководителя, фактически, проявилась в поиске жесткого ядра, на которое можно опереться. То есть он не пытался расширить свою аудиторию за счет привлечения новых сторонников, он выбрал оборонительную стратегию, оперевшись на узкую группу силовиков и чиновников вертикали. Вся риторика не учитывала изменения общества, она, скорее, была из 90-х: ставка на госпредприятия, на трудящихся и т. д. А нужно было придумывать месседжи и для, условно говоря, «хипстерско-айтишной» аудитории, для тех, у кого независимость и белорусская культура есть главными ценностями, для традиционного электората — обстоятельно объясняя причины нынешнего кризиса. Такая стратегия могла бы немного «вытащить» ситуацию, хотя без денег (особенно для традиционного электората, которому хлеб важнее идей) это практически невозможно. Можно была бы и сменить фигуру, договорившись в своем кругу, это бы могло сыграть власти в плюс — думаю, они бы получили кредит доверия на несколько лет вперед, многие бы просто надеялись и верили в новое лицо», - рассуждает Андрей Казакевич.

«Мое ощущение: система дала серьезный сбой. В том виде, в котором система существовала до этого времени, она больше существовать не будет. Так или иначе, ее придется перестраивать, конечно, вынужденно, конечно, без какого-то плана. Эта модель, вся ее сущность будет трансформироваться. Но в какую сторону... тут долго можно размышлять. Думаю, есть два основных варианта. Первый — это дальнейшее сужение, скажем так, управление страной меньшинством, и все это будут знать, все будут ненавидеть аппарат, который будет палками направлять большинство в нужном аппарату направлении. Но все это будет очень сложно, в первую очередь, психологически для всех в этой системе, сложно жить и работать в режиме окружающей ненависти. И в таком режиме долго, думаю, не выдержать», - считает политолог.

По мнению Андрея Казакевича, другой путь может быть более эффективным, но маловероятным для принятия: «Это стратегия переформатирования политического поля. Возможно, попытаться вовлечь какие-то политические силы, в принципе, это уже давно обсуждалось и такие попытки уже были — в Палате представителей появлялись, условно говоря, националисты, либералы, коммунисты. Вроде бы во власти будут представители групп с различными взглядами, что могло бы сделать систему более плюралистичной. Но власти у нас всегда боялись вести сложную политическую игру, компетенции действующей бюрократии и самого президента для таких действий оставляют этот вариант маловероятным».

Поделиться: