фото tut.by

Александр Чубрик: Не по себе от того сценария, который нам написали

30 июля 2020
Александр Чубрик, директор ИЦ ИПМ/TUT.BY
Общество
фото tut.by

Я всегда искренне радовался, что мы не уходили в жесткий локдаун, но сейчас начинаю думать, что зря.

Разного рода испанцы, итальянцы и прочие народы, «отсидевшие» месяц-полтора-два в четырех стенах, высыпали на улички и стали радоваться жизни. Они удовлетворили внутреннюю потребность в кризисах. А мы нет. Ведь наш кризис всегда был самый кризисный, а тут вдруг нас обошло не то что полмира — да почти весь мир! Не переживайте, друзья. Все впереди, мы еще станем передовиками. Просто загляните дальше в сценарий.

С чего начать… Возьмем, например, автобиографические зарисовки Стивена Кинга о том, как он писал свою «Темную башню». Идея проста: талантливый писатель дает своим героям известную степень свободы воли. Он не знает, чем закончится книга, его герои почти живые, а сюжет набросан в общих чертах. Герои постепенно раскрывают себя автору, но, в общем-то, живут свои книжные жизни и взаимодействуют по законам социальной и медицинской психологии, социологии, экономики и других гуманитарных наук.

Теперь представим, что есть некий злой гений, который знает эти законы и начинает влиять на решения отдельных ключевых персонажей и вводить в сюжет новых. Такой антагонист есть, например, во втором сезоне культового «Призрака в доспехах». Он не выдает роли и не объясняет персонажам, как себя вести, — ему надо просто понимать, как они поведут себя при определенных условиях. Задача лишь «подначивать» (nudge), создавать условия, учитывать реакцию и вовремя вводить или устранять персонажей для достижения главной цели сценариста.

Разница между хорошим писателем и злым гением в том, что писатель записывает жизнь своих героев (сюжет), а злой гений выстраивает их жизни, причем так, что они об этом и не подозревают (сценарий). И добрые, и злые, и алчные, и щедрые, и скромные, и амбициозные, и малые, и великие — ко всем есть свой ключик.

Вот первый пример. «Корона» породила небывалый подъем активизма и солидарности. Это значит, что появилось много талантливых и искренних людей, которые готовы «за идею» отдавать свое время и таланты тому, кому поверят. Не нужны инвестиции в политтехнологии — надо просто знать, как работает краудсорсинг. Просто подсунуть спички, чтобы кто-то, кто любит свет, зажег свечку — мотыльки налетят.

Вот второй пример. Один из ключевых персонажей выбывает из игры, второй тоже, а его команда — это, как мы помним, интеллигентные и талантливые люди, совсем не кровожадные. Но часть общества жаждет мести — и в игру вводится персонаж, который грозит судом всем и каждому, кто «не с нами». Не судите, и не судимы будете — эта заповедь не на слуху, мы же светское государство. И на некоторое время задача решается — а потом персонажа можно эффектно убрать со сцены, добавив драмы и сгустив краски.

Вот третий пример. Миром правят красота и эмоции — смешаем коктейль из того и другого, кубик льда — и все восторженно рукоплещут. Афина, Артемида и Афродита. Верка, Надька, Любка. Святая Троица, наконец. Архетипические образы отзываются в каждом, к тому же какие! Правда, вместо синергии может получиться аннигиляция, но ведь красота требует жертв. Алтарь готов, кладите головы.

Примеров много, просто задумайтесь на минутку. И это не конспирология. Конспирологи ищут стимулы и домысливают персонажам скрытые мотивы, тянут от них ниточки к «кукловодам». Но суть в том, что зримых ниточек нет. Есть черты каждого отдельного человека, которые определяют его выбор, — честность или лживость, порядочность или подлость, смелость или трусость, романтичность или расчетливость. И на этих черточках можно играть. Важны два основных фактора: эмоциональность в принятии решений и отсутствие собственного мнения по вопросам, которые выходят за рамки повседневных. И вот уже «злой гений» готовит набор стереотипов и конструктов, которые продвигаются — за деньги или искренне — через сотни и тысячи каналов коммуникации. Они заполняют лакуны в нашем сознании, и мы ведем себя в соответствии с «новым знанием», когда от нас этого ожидают.

И это естественно, ведь мы — люди. Но мы люди и в том, о чем говорил герой «Ладдзі роспачы» Караткевича Гервасий Выливаха: «Чалавек — быдла непаслядоўнае. Таму ён і не быдла.» И хотя мне не по себе от того сценария, который нам написали, я знаю, что все злые гении проваливаются на той самой «боскай непаслядоўнасці» человека. А еще бывает, что вдруг появляется Deus ex machina — не что иное, как признак того, что Книгу жизни писал воистину талантливый Писатель. Остается надеяться, что в сюжете этой книги Беларусь остается до конца.

И здесь уже роль отводится каждому из нас. Как себя вести — как лидер или как «главный»? Как личности или как «искусственный интеллект»? Зацикливаться на общественно одобряемых обидах и паттернах поведения или думать и действовать так, чтобы в ближайшие пять лет построить ту Беларусь, в которой «хочется жить и работать»? Воронка, которая нас затягивает, не знает жалости. На дне нас ждут отчаяние, разочарование и недоверие. Наша слабость.

Александр Чубрик, директор ИЦ ИПМ/TUT.BY

Поделиться: