фота Радые Свабода

Андрей Казакевич: Протесты против Лукашенко могут трансформироваться в антироссийские

фота Радые Свабода

Высказывания руководства России нельзя трактовать как однозначную поддержку Александра Лукашенко.

Протесты против фальсификации выборов не утихают, Лукашенко на диалог не готов – значит, следует готовиться к затяжному политическому кризису в Беларуси. Такое мнение в интервью Thinktanks.by высказал директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

- Ровно три недели длятся мирные протесты против фальсификации выборов. Что показал Марш за независимость и свободу 30 августа?

- О спаде протестных настроений говорить пока не приходится: вчера количество участников было никак не меньше, чем неделю назад. Уровень активности остается очень высоким, а это значит, что политический кризис в Беларуси не завершен и будет принимать затяжной характер.

Очевидно, что власти будут отказываться от любых форм диалога и закрываться от других политических сил. Но такой подход явно не устраивает значительную часть белорусского общества, поэтому нужно ожидать дальнейшего противостояния.

- Владимир Мацкевич так охарактеризовал сложившуюся ситуацию: блиц-революции не произошло, но и блицкрига тоже не получилось. Так что дальше?

- Никто и не рассчитывал на быструю революцию: с самого начала наблюдатели говорили про длительный и затяжной процесс. Наступали моменты, когда казалось, что вот-вот наступает перелом, но перелома так и не произошло пока.

Что дальше? Дальше – борьба. Люди, не согласные с результатами выборов, не согласные с политикой Лукашенко, продолжат и дальше протестную деятельность и будут оказывать давление на власти. Как я уже сказал, Беларусь ждет затяжной протестный марафон, целью которого является выход на широкий общенациональный диалог, новые выборы, изменения Конституции и так далее.

- Но власти явно не собираются вести диалог, о чем вчера заявил демонстрантам помощник белорусского руководителя Николай Латышенок. Что делать оппонентам?

- Продолжать борьбу – других вариантов для протестного движения я не вижу.

Власти по-прежнему демонстрируют, что им все равно, что думают люди, даже если это и большинство.

Обсуждение изменений в Конституцию никак не меняет формат отношений, сложившийся до начала протестов: кулуарные обсуждения по непонятным правилам с неопределенными сроками и без всякой концепции, то есть обсуждение обсуждений.

Власти, закрывшись, смогут пойти на компромисс только под давлением: со стороны общества, под давлением экономических проблем, под давлением внешнеполитических факторов. Давление – единственная возможность, которая остается у протестного движения.

- Все чаще и чаще раздаются упреки в адрес Координационного совета: улица есть, однако голос у нее отсутствует.

- Протесты проходят в крайне сложной ситуации. Что мы имеем? Достаточно консолидированный авторитарный режим с отлаженной системой, с мощным репрессивным аппаратом, который может лишать свободы практически всех активных деятелей, поэтому Координационный совет не может выступить лидером протестных акций, иначе сразу же рискует оказаться в заключении.

Безусловно, ощущается и отсутствие политического опыта. Так же совершенно непонятно, как КС  может вынудить власти сесть за стол переговоров.

Надо признать, что Координационный совет действует в очень сложных условиях: практически нет других политических институтов в Беларуси, кроме бюрократии, которую более-менее контролирует Лукашенко. Конечно, можно критиковать Координационный совет, но не скажу, что он сделал некие грубые ошибки.

- Путин признал выборы состоявшимися, а Лукашенко – избранным президентом. Кроме того, по просьбе Лукашенко, Россией сформирован резерв силовиков, готовый прийти ему на помощь.

- Давайте вспомним, что Путин признал выборы сразу же, 10 августа. Тут ничего нового Путин не сказал. Его заявление о сформированном резерве спецназа я бы тоже пока серьезно не рассматривал как однозначную поддержку Лукашенко со стороны Путина. Надо смотреть, чем в ближайшие дни закончатся переговоры Путина и Лукашенко. Основной вопрос для Лукашенко – это деньги, сможет ли белорусский режим получить финансовую помощь (скажем, Россия отменит налоговый маневр или окажет иную финансовую помощь), тогда мы сможем говорить о том, что Россия поддерживает Лукашенко.

Если комплексно оценивать высказывания Путина, Лаврова и Пескова, сделанные в течение прошлой недели, то я бы сказал, что в Кремле оставляют для себя поле для маневра, однозначной поддержки Лукашенко не высказывалось. В качестве одного из вариантов Кремль примерял на себя роль посредника в урегулировании политического кризиса в Беларуси.

Если последует однозначная поддержка Лукашенко со стороны Путина, это вызовет критическое отношение к России со стороны общества. Не думаю, что эта поддержка приведет к автоматическому снижению протестных настроений, потому что основные проблемы, сформулированные протестным движением, остаются нерешенными. Поэтому поддержка Путина, мне кажется, не будет иметь ключевого влияния на мирные протесты.

Конечно, поддержка со стороны Путина запустит российскую информационную машину, которая станет работать на Лукашенко, на дискредитацию его противников, что может повлиять на настроения людей.

- А протесты против Лукашенко грозят трансформироваться в том числе в антироссийские?

- Конечно. Для части людей произойдет трансформация протестов против Лукашенко в антироссийские. Даже не в антироссийские, а скорее, они могут получить критическую направленность по отношению к российской власти, к российскому влиянию, к российскому присутствию в Беларуси – все это действительно может произойти.

- Беларуси, судя по всему, следует готовиться к затяжному противостоянию?

- Альтернативой мог бы стать общенациональный диалог. Но поскольку власть не согласна разговаривать с народом, иного варианта, кроме затяжного кризиса, я не вижу.

Поделиться: