Члены президиума Координационного совета, фото Thinktanks.by

Андрей Казакевич: Скорее всего, в деятельности Координационного совета наступит пауза

Члены президиума Координационного совета, фото Thinktanks.by

Сложно представить полноценные внутриполитические действия Координационного совета уже сегодня: как только появятся новые люди, их тут же арестуют – и так до бесконечности.

Власть вынуждена начать внутриполитический диалог. Но пытается навязать его на своих условиях, поэтому и уничтожает Координационный совет, способный формировать и влиять на повестку дня переговоров.

Члены президиума Координационного совета Мария Колесникова и Максим Знак проходят подозреваемыми по делу, возбужденному по ч.3 ст.361 УК «Публичные призывы к захвату государственной власти или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь» и заключены под стражу. Два члена президиума фактически выдворены в Украину, еще двое – в Польшу. Из семи членов президиума Координационного совета на свободе пока остается только лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич.

Какую угрозу для белорусских  властей представляет Координационный совет? Этот вопрос Thinktanks.by адресовал директору института «Палітычная сфера» Андрею Казакевичу.

- Власти боятся формирования сильного внутриполитического субъекта, который может представлять протестное движение – и таким образом быть площадкой, или субъектом для переговоров с действующим режимом о транзитном переходном периоде, и вообще о передаче власти. Стратегия официального Минска направлена на то, чтобы в зародыше убить, уничтожить такую площадку и попытаться провести дискуссию о дальнейшем политическом развитии Беларуси («конституционная реформа», возможные выборы, про которые говорит даже Лукашенко) уже по своим правилам.

Властям не нужен субъект, который по своему потенциалу сопоставим с Координационным советом.

Понятно, что сам по себе Координационный совет не был сильным органам, по крайней мере на начальном этапе своего формирования, но потенциально его вес мог вырасти, если бы к нему присоединилось большее количество политических сил, общественных организаций и, возможно, даже бывших или нынешних чиновников (такие разговоры шли несколько последних недель). Чтобы предотвратить создание такого субъекта, власть и пошла на чрезвычайные меры.

Нужно учесть также и внешний фактор: Беларусь к внутринациональному диалогу фактически принуждают внешние силы. Вчера уже и Россия устами министра иностранных дел Лаврова призвала белорусскую власть к проведению широкого общественного диалога, то есть фактически поддержала позицию Евросоюза, озвученную во время саммита Европейского Совета 19 августа, и позицию Соединенных Штатов. Власть вынуждена начать диалог – другого выхода нет. При этом в различных дискуссиях по белорусскому вопросу с участием представителей ЕС и США постоянно фигурировал Координационный совет - как партнер, как площадка для переговоров, сейчас о нем заговорила и Россия. В условиях, когда статус Координационного совета стал приобретать международный характер, для властей стало очень важно его разрушить.

- Уничтожая субъект для переговоров, какую реальность создает белорусская власть?

- Власти хотят навязать общественный диалог на своих условиях, по крайней мере, будут пытаться; я даже не уверен, что у них имеется хоть какой-то потенциал для выполнения этой задачи: сегодня во власти практически нет людей, которые хоть бы раз продемонстрировали способности к настоящему диалогу, к политическому планированию, к политической игре, большинство из них – сторонники топорных простых средств ведения политики.

В целом действия властей следует рассматривать как уничтожение субъектов, которые кажутся им неприемлемыми, и навязать диалог по своим правилам.

Навязываемый диалог могут со стороны власти вести исполнительные органы, топ-чиновники и другие мелкие игроки. Группе властей важно, чтобы не было сравнимого по политическому потенциалу субъекта, который мог бы серьезно влиять на повестку и обсуждение.

- Каких ответных действий со стороны Координационного совета можно ожидать? Эмиграции, замены выбывших новыми персонами?

- В случае появления внешних гарантов, способных обеспечить неприменение репрессий в отношении Координационного совета, логично было бы обновить его состав. В конце концов, члены Координационного совета, которые находятся за пределами страны, не полностью исключены из белорусского политического процесса и, наверное, могут продолжить работу в дистанционном режиме из-за границы. Этот вариант уже в определенной мере реализуется: Светлана Тихановская с консультантами ведут работу за границей.

Возможно, Координационный совет будет вести часть деятельности за пределами страны, а внутренняя работа возобновится после стабилизации ситуации.

Мне сложно представить полноценные внутриполитические действия КС уже сегодня: как только появятся новые люди, их тут же арестуют – и так до бесконечности; скорее всего, в деятельности Координационного совета наступит пауза, после которой станет понятно – как будут развиваться события дальше.

- Дальнейшую судьбу Координационного совета определят мирные протесты?

- Основной политический капитал Координационного совета – протестное движение и большое количество людей, которое включилось в политику (так называемая «новая оппозиция»), различные группы, созданные по территориальному признаку, которые координируют свою деятельность посредством телеграм-каналов, чатов. Все они имели бы доверие к новым структурам, так или иначе связанным со штабами кандидатов в президенты, связанным с Тихановской, за которую голосовали миллионы. Наверное, в этом поле могут появляться такие структуры, как Координационный совет, которые могут говорить от имени протестного движения. Все другие организации людям, которые только-только влились в политику, мало известны, а для значительной части старого актива не пользуются авторитетом (я имею в виду старую оппозицию, политические партии, движения типа «Говори правду» и «За свабоду»).

Координационный совет сохраняет свой потенциал как возможный институт, но он очень сильно зависит от протестного движения.

Поделиться: