Евгений Прейгерман: Цель России очевидна - усиление стратегического контроля над Беларусью

Россия сейчас оказалась в настолько хорошем положении по отношении к Беларуси, заняла настолько определяющую роль в дальнейшей судьбе Беларуси, что ей нет необходимости куда-то спешить.

Как сообщил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, Александр Лукашенко прилетит на переговоры с Владимиром Путиным в Сочи 14 сентября, то есть в понедельник. Это будет рабочий визит и пресс-конференция или заявления для прессы по итогам переговоров не планируется, - проинформировал Песков.

О чем будут общаться Путин и Лукашенко?  

Об этом Thinktanks.by побеседовал с учредителем и директором Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгением Прейгерманом.

- Подозреваю, что переговоры могут пройти по самому широкому спектру вопросов на тему как жить дальше. Но абсолютный акцент будет сделан на сегодняшней ситуации: как прекратить протесты и вернуть жизнь в Беларуси в некризисное русло; думаю, политический кризис и пути выхода из него станут центральной темой обсуждения.

- Надо понимать, Москва будет настаивать на проекте «конституционной реформы»?

- Однозначно. Причем не только в Москве, но и для Александра Лукашенко это единственный путь вперед.  Другое дело, как он и как все стороны политического кризиса видят его. То, что Конституцию надо менять, соглашаются все, но все упирается в разное видение того, как это делать и кому это делать.

- А взамен Кремль потребует подписания 31-й дорожной карты и сдачи суверенитета?

- Разговор вокруг этого может вестись, более того, что Александр Лукашенко на опережение поднимет эти темы. Но не думаю, что сейчас для России было бы рационально ставить вопрос углубления интеграции во главу угла на переговорах с Лукашенко. В Беларуси полыхает политический кризис, а если на фоне массовых протестов двигать эту тему и подписывать некие бумаги, реакция протестующих будет очевидна, да и международное сообщество отреагирует. Мне кажется, что Россия оказалась в настолько хорошем положении по отношении к Беларуси, заняла настолько определяющую роль в дальнейшей судьбе Беларуси, что ей нет необходимости куда-то спешить. И брать на себя очевидные риски со стороны белорусского общества и международного сообщества. Россия может позволить себе ждать. Стратегическая цель России очевидна – не просто подписание дорожных карт, а возврат, усиление стратегического контроля над Беларусью, который последние 5-6 лет несколько был ослаблен. У России достаточно времени, ресурсов и возможностей, чтобы не торпедировать достижение цели.

- Евросоюз намерен ввести экономические санкции против 31 белорусского чиновника. Как вы оцениваете такую реакцию?

- Санкции правильно называть точечными, индивидуальными, которые подразумевают возможность заморозки активов внесенных в список чиновников; экономические санкции вводятся против отраслей экономики или отдельных предприятий.

Евросоюз находится не просто в слабом – в слабейшем положении относительно Беларуси. За все годы, когда у Евросоюза была возможность стать более весомым игроком на белорусской политической сцене, ЕС не воспользовался этими возможностями. Сегодняшние действия Евросоюза – это максимум, на что он способен: вводить персональные санкции, принимать огромное количество заявлений, на большее у него нет ни возможностей, ни ресурсов, ни влияния.

Более того, санкции вводится не из расчета, что они помогут улучшить белорусскую ситуацию, сдерживать репрессивное поведение властей, подталкивать их к диалогу; санкции вводятся скорее по собственным соображениям ЕС – если ты не можешь никак повлиять на ситуацию, ты принимаешь символические меры. Это сигнал, причем во многом – для своих собственных обществ. Недавно один высокопоставленный европейский дипломат в закрытой дискуссии признался мне, что «если бы вообще никак не реагировали, мы бы выглядели идиотами в глазах собственного общества».

Никто в самом Евросоюзе не питает иллюзий, что санкции повлияют на ситуацию в Беларуси. И это для них тоже головная боль. Как мы убедились в очередной раз, Беларусь ни для кого не является приоритетом, но некоторая стратегическая значимость нашей страны присутствуют. При понимании ограниченности инструментария все пока присматриваются к ситуации и думают, как действовать дальше. Показателем того является тот факт, что многие страны ЕС не хотели включать в санкционный список самого Лукашенко – в дипломатической практике это означает, что ЕС оставляет возможности для коммуникации.

Поделиться: