ЕАЭС воспринимается западными экспертами как политический, а не как экономический союз

23 сентября 2020
Наталья Белая, Thinktanks.by
Экономика

Как воспринимает ЕАЭС экспертное сообщество на Западе? Этому вопросу посвящен аналитический доклад «ЕАЭС в публикациях ведущих западных “фабрик мысли” в 2019 году».

В новом исследовании проекта «Открытая аналитика» был проанализирован достаточно большой массив публикаций западноевропейских и американских «фабрик мысли» с упоминанием Евразийского экономического союза. В частности, был проведен мониторинг 188 сайтов ведущих, по версии известного индекса Global Go To Think Tank Index Report, западноевропейских и американских аналитических центров за весь 2019 год и найдены все материалы с упоминанием Евразийского экономического союза– всего 145 материалов, опубликованных на сайтах 50 think tank’ов. Их авторы – эксперты в разных областях – представляют разные страны и научные школы, некоторые аффилированы с политическими институтами ведущих мировых держав, другими структурами или группами влияния.

Проанализировав все эти публикации, исследователи Роман Травин и Артур Аванесов написали аналитический доклад «ЕАЭС в публикациях ведущих западных “фабрик мысли” в 2019 году» (имеется в распоряжении Thinktanks.by).  

При анализе публикаций исследователи выявили достаточно четко прослеживающиеся определенные тренды в оценке ЕАЭС. Вот некоторые из них.

Во-первых, авторы американских «фабрик мысли» проявили значительно более низкий интерес к ЕАЭС, чем их европейские коллеги. Что четко видно и по общему количеству материалов, и по количеству материалов с прямым упоминанием ЕАЭС, и собственно по количеству think tank’ов, которые так или иначе писали о Евразийском экономическом союзе.

Во-вторых, в большинстве случаев ЕАЭС воспринимается экспертами западных think tank’ов в первую очередь как политический, а не экономический союз. Хотя это и идет вразрез с позиционированием ЕАЭС и государствами-членами, и наднациональными органами Союза, которые постоянно делают акцент на его преимущественно (если не исключительно) экономическом характере. Лишь в отдельных публикациях авторы анализируют конкретные экономические показатели или отмечают приоритет этой сферы. Более того, интересно, что аналитические центры, специализирующиеся на экономике, в том числе международной, практически не пишут о ЕАЭС. Мы отдельно выделили «фабрики мысли» из обоих рейтингов – и западноевропейского, и американского, – которые декларируют вопросы экономики в качестве одного из основных направлений своей деятельности. И оказалось, что из 27 таких think tank’ов в США упомянул ЕАЭС лишь один, и то лишь в сноске. Из такого же числа европейских «фабрик мысли» с экономическим уклоном о ЕАЭС в 2019 г. писали всего три.

В-третьих, хотя отдельные авторы признают, что и другие государства – члены ЕАЭС все же получают дивиденды от участия в Союзе, в большинстве публикаций западных think tank’ов ЕАЭС описывается не как наднациональное объединение, созданное на добровольной основе всеми участниками, а как инструмент российского доминирования в регионе. А его создание и расширение, как правило, объясняется давлением Москвы, которая стремится включить в свою орбиту максимальное количество стран.

Кроме того, практически не встречаются публикации, в которых идет речь о ЕАЭС, но не упоминается Россия, речь о которой в контексте ЕАЭС идет более чем в 90% материалов. Она рассматривается как инициатор и явный лидер ЕАЭС.

В-четвертых, прослеживаются основные – в понимании западных экспертов – цели, в которых Москва стремится использовать ЕАЭС в качестве инструмента, это: – укрепление влияния на постсоветском пространстве, вовлечение стран региона в свою орбиту; – повышение привлекательности сотрудничества с Россией, для стран «дальнего зарубежья» за счет обеспечения доступа к рынкам сразу всех стран ЕЭАС; – противостояние с Западом, в первую очередь с ЕС, в Восточной Европе; – противодействие китайской экспансии в Центральной Азии, с позиционированием ЕАЭС как ядра «Большой Евразии».

В-пятых, Китай в контексте обсуждения ЕАЭС упоминается чаще, чем любая другая страна, включая членов ЕАЭС, за исключением России. Очень много внимания уделено китайской инициативе «Пояс и путь», вопросам российско-китайских отношений, сопряжения российских и китайских интеграционных проектов в Евразии.

В-шестых, к анализу ситуации в странах – членах ЕАЭС и их роли в организации применяется дифференцированный подход. Казахстан и Беларусь, как правило, рассматриваются как более самостоятельные и влиятельные субъекты внутри ЕАЭС.

Применительно к Беларуси эксперты западных «фабрик мысли» пишут о традиционных противоречиях в отношениях Москвы и Минска, таких как вопросы поставок энергоносителей, в том числе о разногласиях, возникших в результате т. н. «налогового маневра». Также неоднократно отмечается недовольство членов ЕАЭС российским решением о введении ответных санкций против Украины и стран Запада, принятых без достаточных консультаций с партнерами по Союзу.

По итогам исследования, его авторы сделали ряд рекомендаций, которые могли бы способствовать популяризации деятельности ЕАЭС, в том числе в экспертном сообществе западных стран. 

Поделиться: