Андрей Казакевич: Лукашенко продемонстрировал вынужденную готовность к национальному диалогу

Встреча Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ – его первая прямая встреча с представителями альтернативных политических сил Беларуси с 1994 года.

10 октября Лукашенко посетил СИЗО КГБ, где четыре с половиной часа общался с арестованными политическими оппонентами.

Thinktanks.by попробовал разгадать загадку таинственного визита в СИЗО КГБ вместе с директором института «Палітычная сфера»  Андреем Казакевичем.

- Лукашенко посетил СИЗО КГБ, где провел с политзаключенными более четырех часов? Что вынудило его пойти на такой шаг?

- Создается впечатление, что такой шаг связан с внешним давлением. Его цель – добиться общенационального диалога по выходу из политического кризиса. Акции протеста не сбавляют обороты, а это значит, что политический кризис продолжается.

Мне кажется, встреча в СИЗО КГБ с политзаключенными – вынужденная демонстрация готовности к национальному диалогу.

- Вам не кажется, что форма диалога выбрана крайне странная?

- Много странного мы наблюдали весь последний год. Именно про тех политзаключенных, которые присутствовали на встрече в СИЗО КГБ, и велись разговоры на международном уровне. Поэтому мы и наблюдали демонстрацию готовности к диалогу, представленную в такой своеобразной форме.

Гадать, что конкретно обсуждали стороны и почему именно в таком формате, не смысла: конкретной информацией мы не обладаем.

- В чем заключается предмет диалога?

- Основной предмет – политические реформы, направленные на решение политического кризиса.

Сейчас высказываются два главных подхода к решению кризиса. Первый – сначала новые выборы, а затем проведение конституционной реформы – такой формат поддерживают Запад и Светлана Тихановская. Второй вариант по версии Кремля звучит так: сначала конституционная реформа, и только затем новые выборы. Примерно такой же позиции придерживаются и белорусские власти, только они обходятся без всяких временных рамок. Если исходить из предложения Кремля, то уже в 2021 году должен пройти референдум по изменению Конституции, в 2021 либо в 2022 году – новые президентские выборы.

Но проблема стоит гораздо шире, чем просто конституционная реформа, нужна реформа всей политической системы, трансформация партийной системы и так далее.

- Почему на «переговоры» с Лукашенко пригласили только членов команды Бабарико, а за бортом остались другие политзаключенные?

- Из тех политиков, которые остались на территории Беларуси, которых не выдавили за пределы страны, Бабарико и его команда наиболее влиятельны и известны на Западе. Кроме того, ходят слухи, что Бабарико более приемлем и для восточного соседа. Ведь до своего ареста Бабарико выглядел как основной претендент на президентских выборах, и только его арест открыл дорогу для лидерства Светланы Тихановской.

- Вы говорите про вынужденный диалог. Кто вынудил Лукашенко пойти на такой диалог?

- Демонстрация готовности к диалогу сделана под определенным влиянием, под символическим давлением. Все внешние акторы: и США, и Европейский Союз, и Россия – призывали белорусское руководство к национальному диалогу в качестве важного этапа преодоления политического кризиса.

- Насколько известно, участники диалога до сих пор не названы. Какие силы должны участвовать в диалоге?

- Диалог – прямая коммуникация между властью и альтернативными политическими силами. Прежде всего, это бывшие кандидаты в президенты Виктор Бабарико и Светлана Тихановская, за которую проголосовали миллионы белорусов; и Координационный совет как организация, способная представлять интересы протестного движения. В идеале диалог должен носить инклюзивный характер, с максимально широким привлечением субъектов политической жизни, это и старая оппозиция, хотя прежде всего – новая оппозиция. Когда диалог перейдет в переговоры, тогда определятся конкретные участники этого процесса.

- За последние 24 года мы неоднократно наблюдали попытки проведения «круглых столов», политических консультаций под международным патронажем, которые всегда заканчивались «победой» Лукашенко. Не такая ли участь уготована и нынешней попытке диалога?

- Встреча Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ – первая прямая встреча с представителями альтернативных политических сил с 1994 года. Короткие встречи с оппонентами, как с Ярославом Романчуком в 2010 году, периодически случались, но исключительно как демонстрация превосходства победителя. А обсуждение будущего страны с политическими оппонентами происходит впервые за все время правления Лукашенко.

Чтобы заключать договоренности между сторонами переговоров, надо иметь гарантии их выполнения, - гарантом могут выступить международные структуры. Однако никто не сможет дать стопроцентную гарантию выполнения договоренностей. Но иного варианта просто нет.

- Как отреагирует протестное движение на попытки диалога с действующей властью?

- Если начнется инклюзивный диалог, то улица позитивно воспримет попытки урегулировать политический кризис. Если Бабарико и Тихановская обратятся к народу с призывом прекратить уличные протесты, думаю, акции постепенно сойдут на нет или сохранится минимальная уличная активность.

Но чтобы диалог начался, нужно приложить максимум усилий. Встреча в СИЗО КГБ – только первый шаг, и делать из него выводы еще преждевременно.

Поделиться: