СОНАР: При отмене роуминга белорусские чиновники лоббируют интересы не белорусов, а госкомпаний

16 октября 2020
Виктор Беляев, Thinktanks.by
Экономика

Заявления белорусских чиновников о важности предотвратить рост стоимости тарифов на мобильную связь, сталкиваются с реальностью, где телекоммуникационные услуги в РБ дороже, чем в РФ.

Об этом говорится в новом аналитическом докладе «Связь преткновения. Почему России и Беларуси не удаётся отменить мобильный роуминг»,  который подготовил Научно-исследовательский центр проблем интеграции стран-участниц ЕАЭС "Союзный нарратив 2050" (СОНАР).

Как отмечается в докладе, Москва и Минск пытаются отменить мобильный роуминг уже не первый год.

«В определённый момент даже возникло впечатление, что отмена роуминга превратилась в нечто наподобие коммунизма, сроки пришествия которого на 1/6 часть суши переносились так часто, что в него в итоге перестали верить. В декабре 2019 года, когда согласовывалась соответствующая «дорожная карта», сроком отмены стороны обозначили сентябрь, который к середине лета сменил октябрь. Заявления чиновников и дипломатов по данной теме зачастую являются противоречивыми: посол РФ в РБ Дмитрий Мезенцев 27 сентября заявил, что роуминг «кусается», но работы по его отмене ведутся, а госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота отметил, что вопрос решат к концу 2020 года», - сообщается в докладе.

Судя по всему, к концу 2020 года решение вопроса будет вновь пролонгировано.

Эксперты СОНАР проанализировали, с какими проблемами пришлось столкнуться переговорщикам двух стран и на какие вызовы им ещё предстоит найти ответы.

Проблемы коммуникации

 Главный камень преткновения в российско-белорусских переговорах об отмене мобильного роуминга — разные модели функционирования рынка телекоммуникационных услуг и сотовой связи. В России, как и во всём мире, действует рыночная система деятельности интернет-провайдеров и сотовых операторов со свободной конкуренцией, тогда как в Беларуси выстроена совершенно уникальная система, единственным выгодополучателем от работы которой является государство.  

За счёт прохождения всего трафика, как интернет, так и сотового, через оборудование НЦОТ и «Белтелеком» государство получает возможность не только максимизировать прибыль от своих посреднических функций на телекоммуникационном рынке через фактически обкладывание провайдеров и операторов (а через них и конечного абонента) квазиналогом, но и обеспечить государственный контроль над всеми узлами трафика в республике. Тот суверенный интернет, о котором российские силовики сейчас лишь мечтают, в Беларуси уже существует: для отключения интернета во всей стране достаточно воспользоваться оборудованием ЦНОТ и «Белтелекома». Собственно, сверхцентрализация потоков трафика в стране, помимо спокойствия силовиков и политиков, имеет и обратную сторону: данная система имеет низкую отказоустойчивость.  

Ни Россия не пожелает внедрять у себя белорусскую модель (она, вновь акцентируем внимание, является аномальной), ни Беларусь — российскую. Данные модели несовместимы между собой. Поэтому они продолжат функционировать параллельно — в ЕАЭС, а тем более и СГ, не идёт речь о создании единого рынка телекоммуникационных услуг. Поэтому по скорости внедрения современных технологий в телекоммуникационную сферу Беларусь будет отставать от России не столько из-за меньшей ёмкости рынка, сколько по причине уникальной системы управления отраслью. И эта уникальность ещё даст о себе знать при разворачивании сетей 5G — их невозможно полноценно выстроить, не пройдя через построение действительно национальной сети 4G, которая в РБ выстроена очагами.  

Оплачивают функционирование белорусской модели управления телекоммуникационным сектором  белорусские граждане, которые вынуждены переплачивать за услуги мобильной связи и интернета. Данную систему государство менять не намерено, используя в качестве прикрытия разговоры о недопустимости единовременной отмены роуминга из-за угрозы роста цен.  

В 2019 году главной проблемой в отмене роуминга между РФ и РБ был механизм компенсации выпадающих доходов белорусских государственных операторов связи — Минск хотел, чтобы их компенсировала Москва. В 2020 году в публичной плоскости в качестве проблемного аспекта называется проблема борьбы с телефонным мошенничеством — фродом.

Экономические расхождения

Почему происходят заминки с роминговым вопросом?

Во-первых, некоторое время аргументом, оправдывающим тяжёлый ход переговоров между РФ и РБ, был роуминг в России.

Во-вторых, чтобы отменить роуминг, необходимо снизить ставку стоимости звонка в Беларуси, от чего будет зависеть цена для абонентов на входящие звонки в международном роуминге, то есть снизить стоимость интерконнекта. Сейчас ставка интерконнекта в Беларуси составляет 0,30 доллара за минуту разговора и является самой высокой в СНГ. Ставка российских операторов значительно ниже — от 0,14 до 0,19 доллара за минуту. Если отменить роуминг без выравнивания данных ставок, то каждый из российских сотовых операторов понесёт убытки в 1,5–2 млрд рублей ежегодно. Российские операторы не имеют прямого соединения с мобильными компаниями Белоруссии, а подключаются к их сети через посредников — республиканские унитарные предприятия «Белтелеком» и «Национальный центр обмена трафиком» (НЦОТ).

Эксперты напоминают, что позиция Москвы изначально сводилась к тому, что отмена роуминга — это бесплатные входящие звонки, тогда как Минск настаивал на постепенном снижении стоимости всех звонков в роуминге путём введения максимальных розничных тарифов в роуминге. Минск желал, чтобы роуминг отменялся как в ЕС, т. е. поэтапно, чтобы анализировать ситуацию на рынке и, главное, сохранять уровень доходов государства, которое контролирует подключения сотовых операторов в белорусской сети.

В-третьих, Минск в ходе переговоров выступал за постепенную отмену роуминга, аргументируя это желанием предотвратить резкий рост тарифов сотовых операторов.

Дополнительным аргументом Минска в пользу поэтапной отмены роуминга был тезис о важности предотвратить рост стоимости дополнительных услуг (СМС, интернет и исходящие звонки). Однако этот высоконравственный аргумент не совсем стыковался с желанием Минска сохранить для своих операторов возможность дополнительного заработка на абонентах.

Медленнее и дороже

Авторы доклада констатируют, что и белорусский интернет, и мобильная связь 4G не просто медленнее, но и значительно дороже, чем в России. Причина этого - в монополизации белорусского рынка государственными структурами, через которые население страны фактически обложили квазиналогом на интернет и мобильную связь.

«Практически главная причина, по которой застопорились переговоры по роумингу, — различие подходов двух стран к регулированию рынка мобильной связи и телекоммуникационного рынка: в России он рыночный — на рынке нет государственных посредников, тогда как в Беларуси явно нерыночный», - говорится в докладе.

И несмотря на крайнюю политическую и имиджевую важность отмены роуминга экономика в данном вопросе всё же есть: Минск боится выпадающих доходов, а российские операторы не желают внедрения госрегулирования роуминговых тарифов.

«Заявления белорусских чиновников о важности предотвратить рост стоимости тарифов на мобильную связь сталкиваются с реальностью, где телекоммуникационные услуги в РБ дороже, чем в России, а аргументы о важности повысить уровень защищённости абонентов от мошенничества бьются DPI-оборудованием и невероятным контролем белорусского государства над всем трафиком внутри страны. А вот рассуждения о невозможности совместить две модели устройства телекоммуникационного рынка соответствуют действительности», - отмечают аналитики СОНАР.

В случае с роумингом (и шире — всем рынком телекоммуникационных услуг), обращают внимание эксперты, оказывается, что белорусская модель регулирования рынка уж точно не является более передовой по части скорости внедрения технологий и доступности для конечного абонента, а белорусские чиновники лоббируют интересы не столько белорусов, сколько государственной дуополии в лице «Белтелекома» и НЦОТ.  

Те, в свою очередь, опасаются выпадающих доходов и каких-либо изменений на рынке телекоммуникационных услуг, выручка которого по итогам 2019 года оценивается в 2 млрд долларов, констатируют эксперты СОНАР. Они отмечают, что в Беларуси фактически создана система суверенного интернета, которую власти уже опробовали в ходе протестов 9–12 августа.

Поделиться: