Андрей Елисеев: Риторика про «малочисленные, но радикальные протесты» – это классический трюк

18 октября 2020
Thinktanks.by
Политика

Пропагандистская риторика про «малочисленные, но радикальные протесты» – это классический трюк правителя выдать желаемое за действительное.

Об этом пишет политолг, основатель EAST-центра Андрей Елисеев на своей странице в Facebook. 

Глава КГБ Тертель выступил с заявлением, что в Беларуси готовится некая силовая провокация для дестабилизации ситуации. И все это якобы на фоне «явно уменьшающейся уличной активности».

Вообще, Юрий Воскресенский в роли своеобразного пресс-секретаря КГБ про возможный характер силовой провокации говорил еще неделю назад (о чем я ранее подробнее писал, линк в комментарии к посту).

Дополнительный оборот пластинке про «сдувшиеся протесты и их больший радикализм» дал лично Лукашенко на совещании с членами правительства в прошлую пятницу. Эту линию немедленно взяла в оборот госпропаганда.

День-деньской телеканалы стали заявлять, что «мирными протестами больше не пахнет», про «малочисленность и особую агрессивность» протестов и даже про некие организованные группы протестующих «в профессиональной военной амуниции».

Линия правителя следующая: с запуском говорильни о «конституционных изменениях» с протестами пора заканчивать, все участвующие в конституционном процессе общественные и политические силы – здоровые и конструктивные, а все не примкнувшие, а также и не связанные с какими-либо политсилами участники протестов – радикалы.

Пропагандистская риторика про «малочисленные, но радикальные протесты» – это классический трюк правителя выдать желаемое за действительное. Это из серии «у нас самая мощная медицина в мире» и «80% за АГЛ».

В отсутствие сколько-нибудь серьезных проявлений радикализации, госорганы стали ускоренно создавать их видимость. История о якобы произведенной атаке на территорию Советского РУВД Минска с помощью коктейлей Молотова (с очень странной траекторией их полета, анализ которой указывает на некачественный подлог) – из этой серии.

Лукашенко с нетерпением ожидает сдувания протестов и жаждет проявления насилия со стороны протестующих, которое можно было бы продемонстрировать на внутреннюю и внешнюю публику и перейти к еще более жесткому и бескомпромиссному закручиванию гаек. К игре на опережение его может мотивировать и поставленный Светланой Тихановской ультиматум общенационального страйка с 26 октября.

Как здесь не вспомнить высказанные им угрозы в начале июня:

«Забыли, как бывший президент Каримов в Андижане подавил путч, расстреляв тысячи человек. Все осуждали его, а когда умер – на коленях стояли, рыдали-плакали. Мы этого не пережили, поэтому мы этого понимать не хотим – некоторые. Ну так мы напомним».

В Андижане сначала был вооруженный захват административных зданий, а за ним последовал массовый расстрел, в том числе сотен невооруженных жителей, которые не имели отношения к захватам.

Никаких поползновений на захват административных зданий, уж тем более вооруженный, в Беларуси не наблюдается. При беспрецедентной массовости в ходе протестов не был атакован ни один торговый объект, не то что административное здание.

Во многих странах мира даже на фоне преимущественно мирных акций зачастую происходят нападения и грабежи магазинов, сожжения автомобилей в ходе протестов – то, чего совсем нет в Беларуси. Именно потому лишь искусственная, зловещая провокация в состоянии породить мрачную картинку и дать нездоровый повод к усилению репрессий.

Если госорганы не ограничатся блефом и запугиваниями и безрассудно решатся на любую серьезную силовую провокацию, это будет иметь драматические последствия и ускорит развязку политического кризиса.

Поделиться: