Экс-глава Нацбанка не прогнозирует обвал белорусской экономики

28 октября 2020
Экономика

Экс-глава Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич прогнозирует стагнацию и ухудшение экономической ситуации, снижение уровня жизни, рост безработицы, нарастание бюджетных и финансовых проблем.

Доктор экономических наук, профессор, председатель правления Национального банка Беларуси в 1991—1995 годах Станислав БОГДАНКЕВИЧ видит причину экономического кризиса в существующей политической системе, которая не в состоянии создать рыночную среду и эффективные институты. Об этом он расссказал в интервью газете "Белорусы и рынок". 

— В чем причина бело­русского экономического кризиса и как его можно преодолеть?

— На состояние экономики влияет степень конкурентоспособности страны, а конкурентоспособность зависит от политической ситуации, от политической системы. Когда в стране диктатура, тоталитарная система, то так же управляется и экономика, а это значительно снижает экономическую эффективность, тормозит развитие страны. В этом и есть главная причина белорусского экономического кризиса. Поляки выбрали конкуренцию, демократию, свободу, а мы выбрали тоталитарный режим. В начале 90-х годов наши страны были в равных условиях — и поляки были голодные, и мы были голодные. Об этом сейчас часто вспоминает Александр Лукашенко, как хлеба было на три дня, как «ходили без штанов». Но в такой же ситуации были не только мы. А сегодня поляки имеют среднюю пенсию 1660 рублей (в пересчете на наши деньги), а мы 400 рублей. Почему у нас средняя пенсия в 4 раза ниже? Потому, что у нас хуже развиты институты рыночной экономики или их вообще нет. Это же очевидно, не нужно заниматься оболваниванием людей. Восстановление демократии, политических свобод даст значительный толчок экономическому развитию. Видно же, какие страны развиваются, а какие в стагнации. Эффективны те страны, где есть политическая и экономическая кон­куренция, где есть свободы и хорошо отлаженные государственные институты, верховенство права, а право должно отражать справед­ливость, защищать реальную конкуренцию.

— Как вы оцениваете политическую ситуацию в стране?

— Если до последних президентских выборов в стране формально функционировал закон, то сегодня правит какая-то хунта, которая руководит политикой и экономикой по понятиям, а не по закону. Сейчас законов нет. Разве может экономика функционировать в таких экстремальных условиях, когда, например, коммерческий банк, Белгазпромбанк, в котором 99,9 % негосударственной собственности, государство внезапно национализирует? О каких законах можно говорить?! Разве можно отстранить руководство банка, наблюдательный совет, назначенные собственником? Как можно после этого делать вид, что в стране соблюдаются законы? Подчинить государству на 99,9 % банк с российским капиталом
и назначить туда руководство — это ненормально. Банк не был банкротом, не создавал проблем для вкладчиков и ведения расчетов. То, что произошло с Белгазпромбанком, это произвол. В таких условиях экономика функционировать не может.

Обострилась проблема белорусских государственных предприятий. Предприятия должны функционировать и приносить прибыль собственникам. А у нас с помощью государства сотни миллионов изымаются у эффективно работающих компаний и передаются на содержание неэффективных государственных предприятий. Реализации продукции у многих из них нет, но государство их поддерживает. Мне, как экономисту, странно слышать утверждения, что самое главное — сохранить, скажем, машиностроение. Сохранить надо, но при этом сделать его рентабельным, прибыльным. Если обанкротится какой-то машиностроительный завод на фоне того, что ВВП не падает, то это благо, а не минус. Например, в Прибалтике не сохранили какие-то крупные предприятия, при этом ВВП у них растет, а по уровню средней зарплаты и пенсий они значительно превосходят нас. Разве это плохо? Ведь экономика должна работать на человека, а не для показателей, как в СССР, где главное было выплавить больше стали и чугуна. Главное, какой уровень дохода у работников, а не сталь и чугун. А на это власти закрывают глаза. Удивляет, что такую позицию поддерживают и некоторые экономисты. Главное, не сохранить условный «Гомсельмаш», главное, чтобы этот «Гомсельмаш» был рентабельным, прибыльным, чтобы там были эффективные рабочие места. Но ведь этого нет.

Лукашенко говорит, что Беларусь — процветающая страна. Но на каком уровне среди других европейских стран она находится? Немножко выше Украины и ниже практически всех остальных стран. Мы же не глупее поляков, словаков, чехов. Система неэффективная, потому что базируется на отсутствии конкуренции, на отсутствии понимания, что главное — это рентабельность, прибыльность, доходность, эффективность продаж.

— Вы прогнозируете ухудшение экономической ситуации в связи с политическим кризисом, если он в ближайшее время не разрешится?

— Я не думаю, что случится обвал белорусской экономики. Я прогно-
зирую стагнацию и ухудшение экономической ситуации, снижение уровня жизни, рост безработицы, нарастание бюджетных и финансовых проблем, проблем в банковской сфере. Будет постоянное медленное ухудшение.

Административное управление экономикой имеет и плюсы, их мало, но они есть. Это возможность административного распределения между субъектами хозяйствования, чтобы предотвратить полный обвал экономики.

Да, мы сохранили государство, но никогда не имели эффективной экономики. Достигнут некоторый прогресс в сфере IТ, но не благодаря, а вопреки существующей системе. Валерий Цепкало и другие современно мыслящие руководители сумели убедить власть не вмешиваться в эту отрасль, льготировать ее, вот мы и имеем прогресс. Если бы такие же права были даны реформаторскому правительству, мы имели бы такой же прогресс во всех сферах и уровень жизни не хуже, чем у наших западных соседей.

Россия для нас не может являться примером, потому что и она теперь отстает из-за агрессивной внешней и внутренней политики, отсутствия демократии. Я никогда не был противником тесной интеграции с Россией, считал, что демократическая власть и правительство должны были сохранить хорошие отношения и с Западом, и с Востоком. В России наш интерес — и сырье, и энергоресурсы, и рынок сбыта, и возможность получения некоторых ценовых льгот. Сохраняя суверенитет и независимость, надо поддерживать отношения с Россией, создавая у себя цивилизованный мир, который создан в ЕС. Ведь нельзя сказать, что в России обеспечено верховенство закона, что ее институты стабилизируют наличие экономических свобод и прав человека. Сохраняя отношения с Россией, нужно было сближаться с родственными нам по духу европейцами на Западе.

— Возвращаясь к единственному эффективному сектору экономики — IТ. Нынешняя ситуация очень подорвала доверие населения к властям, и самые мобильные представители IТ-сектора уже выехали из страны. Насколько пострадает эта отрасль в связи с политическими событиями, удастся ли ее сохранить?

— Я с этой отраслью связан, можно сказать, кровными узами: там работает мой младший сын Павел. Два года назад он перешел из банковской системы в программирование. Руководство компании, в которой он работает, проводит с ними беседы на тему возможного выезда в Польшу, Литву, Украину. Они уже прора­батывают эти вопросы, и сын спрашивает у меня, что ему делать. Я ему говорю, что лучше в Беларуси создавать цивилизованную среду. Но некоторые уже уезжают. В отрасли и так есть проблемы, вызванные пандемией, стало меньше заказов. Одни программы заканчиваются, а новые не всегда появляются. Но заказов стало меньше еще и потому, что в стране нестабильная политическая ситуация, заказчики боятся вкладывать здесь новые ресурсы. Беларусь стала нестабильной, в этом уже проблема. К примеру, сын закончил один проект, а нового пока нет.

Все зависит от того, как будет разрешен политический кризис. Если он разрешится более или менее быстро, хотя бы в течение полугода-года, то отрасль не погибнет, ведь мозги у белорусов есть. Особенно есть человеческие качества — и ум, и честь, и достоинство у женской половины нашего гражданского общества. Я счастлив, что у нас такие женщины и девушки, которые с огромным достоинством выходят на мирные протесты против фальсификации выборов. Народ у нас прекрасный, я даже не ожидал, что у нас такие боевые подруги. Да и пенсионеры тоже. На них влияет наша прекрасная образованная молодежь, вот как мой сын влияет на меня.

Если политический кризис будет преодолен относительно быстро, то эта отрасль будет развиваться и дальше. Если же стагнация продолжится и изменений не будет, если Лукашенко сумеет подавить народные протесты, то отрасли грозит стагнация. Сейчас она дает как минимум два миллиарда в год, но объемы будут падать. Программисты уедут в страны с лучшими условиями для жизни и работы.

Поделиться: