фото Радио Свобода

Петр Кузнецов: Сценарий у власти один - любыми способами заболтать и подавить протесты

фото Радио Свобода

Регионы снова всколыхнулись и вышли на улицу. Это показатель того, что смерть Романа Бондаренко стала триггером протестов для всей Беларуси.

Смерть 31-летнего Романа Бондаренко, захваченного и избитого на площади Перемен, взбудоражила не только столицу: мемориалы памяти стихийно возникали по всей стране. Спецслужбы под покровом ночи организованно уничтожали возникающие мемориалы, активистов задерживали и арестовывали. Градус общественного возмущения подогрели высказывания Лукашенко о том, что парень был пьян, что опровергли медики.

Что произошло 15 ноября в Минске и регионах? Об этом Thinktanks.by побеседовал с учредителем и директором Гомельского демократического форума Петром Кузнецовым.

- На пресс-конференции с участием лояльных СМИ из ближнего зарубежья Лукашенко рассказал, как он своеобразно представляет ситуацию в Беларуси. Судя по его словам, выход из политического кризиса Лукашенко видит в организации псевдодиалога с псевдооппозицией по «конституционной реформе» с параллельным подавлением мирного протеста силой. Есть ли у власти сценарий реального выхода из тупика?

- Ничего нового Лукашенко нового не сказал.

Единственная новость, которую он сообщил на пресс-конференции, состоит в том, что он может выехать в Россию. Лукашенко в любом случае рассматривает такой вариант, в любом случае у власти существуют и план «А», и план «Б», и если наступит время бежать, то у него остается один путь – в Россию. Куда же ему еще бежать-то?

Лукашенко действительно проговорился, причем очень неудачно: многих в системе его слова заставят задуматься, хотя это будет видно не сразу. Но такие оговорки играют явно не в его пользу.

Сценарий у власти один - любыми способами заболтать и подавить протесты, а затем уже смотреть по ситуации. В сложившихся условиях невозможно разработать четкий сценарий, и вообще, думаю, уже невозможно вообще разработать действенный сценарий. Но, по крайней мере, сейчас они мыслят следующим образом: вот подавим протесты, все успокоится – а дальше будем разбираться.

- Вероятность подавления протестов существует? Стала ли смерть Романа Бондаренко новым триггером протеста?

- Мы этого пока сказать не можем, потому что ситуация сейчас развивается, мы наблюдаем за тем, что происходит в Минске и других городах Беларуси. Но уже однозначно можно констатировать, что смерть Романа Бондаренко стала триггером, потому что впервые за долгое время 15 ноября люди вышли на протест в регионах.

Когда мы говорим о вероятности подавления протестов, то нужно определиться с единицей измерения. Митинги могут стать менее массовыми, менее регулярными в силу того, что власть постоянно усиливает давление, люди психологически устают. Но уже понятно, что протестные настроения не ушли, уже понятно, что люди в основном готовы к долгосрочной позиционной борьбе на износ. Лично я очень сомневаюсь, что в абсолютном измерении протесты удастся подавить. Даже если протесты затихнут на несколько недель, затем при любой искре будет вспыхивать пламя.

- Вы отметили, что впервые за последнее время регионы снова вышли на протест. Это показатель чего?

-Это показатель исключительно болезненной реакции на смерть Романа Бондаренко. В регионах люди перестали выходить на марши по огромному количеству причин, в том числе и очень серьезных причин. В регионах людей намного проще вычислять, поэтому все, кто выходит на улицу, так или иначе попадает под репрессии; в регионах сообщества менее устойчивы, общее количество меньше, люди больше зависят от работодателей. Я бы сказал, что огромные усилия за последний месяц власть приложила к тому, чтобы успокоить регионы, чтобы получить возможность сосредоточиться на Минске и стягивать в столицу силовиков со всей страны. Это мы видели и на позапрошлых выходных, и на прошлых выходных, и на этих выходных. Для власти успокоение регионов было важной задачей. То, что регионы опять всколыхнулись, - показатель того, что смерть Романа Бондаренко стала триггером для всей страны.

- На ваш взгляд, не пришло ли время пересмотреть стратегию и тактику мирного протеста, может, нужно искать новые формы протеста?

-Пересматривать стратегию и тактику может только главнокомандующий – пока такого главнокомандующего у протестов не наблюдается. Тихановская на прошлой неделе говорила, что они разрабатывают новые формы протеста, представила инициативу Народного Трибунала – это тоже новый ход. Те люди, которые берут на себя политическую ответственность, также задумались о необходимости перемен.

Очевидно, что надо что-то менять, потому что нельзя делать одно и то же и надеяться на разный результат. Но в любом случае поиск новых форм должен проходить в направлении исключительно мирного протеста.

- Понимаю, что следующий вопрос покажется наивным. Сколько еще продержится режим Лукашенко, сколько времени ему отведете вы?

- Сегодня это гадание на кофейной гуще, абсолютно бесполезная вещь. Мне даже не хочется говорить на эту тему, потому что многие, в том числе и я, давали разные прогнозы, которые пришлось пересматривать после изменившейся ситуации.

Я думаю, что Лукашенко точно не досидит до конца срока, который он для себя очертил. Он уйдет точно раньше, но насколько раньше – покажет время.

Поделиться: