Петр Рудковский: Силовики приспособили экспрессию Лукашенко к реальности

Конфликт еще больше усилится, а значит, больше, чем до этого времени, будет затрагивать и Белорусскую православную церковь и Костел.

Генеральная прокуратура предупредила двух священников о недопустимости нарушения закона.

Речь идет о председателе Синодального информационного отдела Белоруской православной церкви Сергии Лепине и Викарном епископе Минско-Могилевской архиепархии Римско-католической церкви в Беларуси Юрии Кособуцком, которые позволили себе осудить разрушение мемориала памяти Роману Бондаренко.

Генпрокуратура увидела, что в заявлениях священнослужителей «в заведомо безапелляционной агрессивной тональности используются определенные термины и обороты». В ведомстве считают, что такие обороты сознательно повышает уровень напряженности в обществе, разжигает ненависть и вражду к представителям органов государственной власти, в том числе правоохранительных органов.

Генпрокуратура назвала действия священнослужителей недопустимыми и неприемлемыми.

«Поскольку не только не отвечают основополагающей роли церкви в части достижения взаимного понимания, терпимости и согласия в обществе, но и побуждают граждан к агрессии, противоправным действиям, решению возникающих вопросов неконституционным путем», - подчеркнули там.

Генеральная прокуратура вынесла предписание Уполномоченному по делам религий и национальностей. В нем она потребовала устранить выявленные нарушения и принять дополнительные меры по предупреждению разногласий в сфере взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Что на самом деле означают предупреждения высокопоставленным чиновникам Католической и Православной церквей? Thinktanks.by побеседовал с академическим директором BISS Петром Рудковским.

- Повторяется уже известная схема. Есть спонтанные экспрессии Лукашенко и есть необходимость силовиков приспособить реальность к его экспрессиям. Так произошло в случае запрета на въезд Кондрусевичу (это моя гипотеза, в правдивости которой я уверен): никакого основательного анализа ситуации не было, была только спонтанная реакция Лукашенко на высказывания и жесты Кондрусевича. И в ответ на эти экспрессии Кондрусевича не впускают в Беларусь.

Нечто подобное произошло и в данном случае: появляется спонтанное высказывание Лукашенко (как они могли так комментировать ситуацию с мемориалом!), силовики отреагировали в рамках такой схемы функционирования режима, в которой Лукашенко (обдуманно или необдуманно делает заявление), а исполнители приспосабливают реальность к его экспрессиям.

- Приказы начальника пытаются втиснуть в рамки существующего законодательства?

- Порочная, токсичная схема для общества, но и для самого режима это крайне ненадежная схема и будет вылазить боком.

- Следует ли ожидать продолжения этой истории?

- Продолжение в любом случае следует. Конфликт, напряжение еще больше усилится, а значит, конфликт больше, чем до этого времени, будет затрагивать Белорусскую православную церковь. Сейчас Православная церковь втянута в конфликт, в полемику вокруг насилия, крушения святыней в большей степени, чем до сих пор.

- Как вообще складываются послевыборные отношения государства с церковью (и Православной церковью, и Костелом)? Тернистые отношения Лукашенко с Католической церковью сложились, на мой взгляд, давно, а вот с Православной церковью отношения были достаточно теплыми. Можно ли говорить о некой трансформации этих отношений?

 - Я бы не сказал, что до недавнего времени отношения с Католической церковью были напряженными – я бы назвал их достаточно спокойными, уравновешенными. Отношения испортились внезапно; определенные симптомы появились в июле, мелкие-мелкие симптомы, их очень легко можно было преодолеть. После выборов – все пошло как каскад: одно за другое начало цепляться, и скатились в открытый, безо всякой дипломатии конфликт.

Я не вижу особой трансформации – ни в отношении к Католической церкви, ни в отношении Православной церкви. Такое впечатление, что режим потерял всякую способность к кооптации. Это значит, втягивания разных субъектов общества, которые не должны быть по своей натуре оппозиционными, перетягивания их на свою сторону или попытаться заручиться их нейтралитетом. Режим вообще не использует эти инструменты и не пытается их использовать. Скорее всего, это связано с нехваткой времени, чтобы более-менее спокойно анализировать ситуацию и искать цивилизованные пути решения проблемы, а во-вторых, из-за огромного оттока кадров из государственных органов, в том числе и из силовых структур (огромная масса людей либо уволилась, либо уволены). Просто больше некому проводить более тонкую политику.

Трансформации нет. До сих пор мы наблюдаем линейную тупую конфронтационную политику в отношении всех, кто заподозрен в нелояльности. Нет сил, или воли, чтобы уравновесить и нормализовать ситуацию.

- А почему Лукашенко вообще обратил внимание на высказывания двух священнослужителей в соцсетях, которыми даже не пользуется?

- В любом случае ему докладывают о таких вещах. Когда такие высокопоставленные фигуры (все-таки Юрий Кособуцкий – генеральный викарий, заместитель Кондрусевича, а отец Лепин – пресс-секретарь Православной церкви, все-таки не рядовой священник с какого-нибудь местечка) высказываются по поводу конфликта, силовики не могли не доложить – рискованно для них самих, и Лукашенко не мог проигнорировать. Учитывая статус обоих. Лукашенко потенциально чувствует, что их точка зрения может иметь влияние на общественное мнение.

Но реакция – традиционная, какую мы наблюдаем в течение последних трех с лишним месяцев. Никакой попытки поговорить в легком критическом стиле. Есть площадки, на которых можно найти взаимопонимание не только с Православной, но и с Католической церковью. Но у режима, скорее всего, нет ресурсов, некому позаботиться об этом.

Поделиться: