фото ТАСС

Павел Мацукевич: Сторонникам перемен следует переформатироваться

02 февраля 2021
Политика
фото ТАСС

Вопрос состоит даже не в том, как долго Лукашенко будет у власти, он заключается в том, какой ценой нам все это обойдется, ценой скольких жизней, скольких поломанных судеб, какой экономической ценой.

Бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии Павел МАЦУКЕВИЧ советует «запаковать все три принятых пакета санкций и вернуть в Брюссель как недействующие».

Павел Мацукевич стал одним из первых белорусских топ-чиновников, осудивших действия властей после выборов 9 августа. Завершив работу в качестве временного поверенного в Швейцарии, дипломат 17 августа должен был занять в МИД Беларуси должность начальника отдела, занимающегося аналитикой и прогнозами, но за день до этого написал на своей странице в Facebook: «Падтрымліваць кіраўніка дзяржавы, які з гаранта бяспекі і суверэнітэту ператвараецца ў галоўную пагрозу, лічу для сябе як грамадзяніна і дыпламата здрадай Радзіме і нацыянальным інтарэсам. Лукашэнка павінен сыйсці». «Естественно, после этого заявления я не был утвержден в новой должности», — сказал Павел Мацукевич в интервью газете «Белорусы и рынок».

— В июне глава МИД Владимир Макей через журналистов предупредил общество: система сильна и спокойна, возможные волнения поставят точку на диалоге с Западом, либерализация закончится. Тем не менее после дней террора система не выглядела спокойной и полностью контролирующей ситуацию.

— По моей информации, после августовских событий из МИДа уволилось несколько десятков человек; около 70 — такие данные приводят некоторые источники. Но на место ушедших сразу же были набраны новые кадры — скамейка запасных у системы оказалась длинной. Что касается Макея, то у меня были какие-то ожидания, что и он возмутится тем, что произошло, и не только внутренне. Ведь все результаты его работы как министра иностранных дел просто пошли коту под хвост. И ему самому пришлось кардинально менять свою риторику, стать поклонником белорусско-российских отношений, вся его внешняя политика после августа стала заключаться в развитии связей с регионами России. Вместе с тем ощущение того, что режим силен, у меня было всегда. Победа в 80 % — это, конечно, глупость со стороны системы, ничем не могу до сих пор это объяснить. Если только тем, что Александр Лукашенко действительно верит в роль мессии, что только он спасет страну и что без него здесь все пропадет и исчезнет. Поэтому, как мне кажется, в первые дни после протеста и было очень заметно его огромное разочарование: дескать, почему же вы вышли и чем недовольны? Ему это было трудно понять, а когда он поехал на МЗКТ и там рабочие стали открыто кричать: «Уходи!», иллюзий уже не осталось, он увидел, что даже его прежний электорат не на его стороне.

При этом я абсолютно убежден, что ни одно решение (в том числе и по разгонам людей в первые дни после выборов) не принимается без его участия или согласования с ним. Система построена на страхе перед президентом.

— Могут ли санкции Запада принудить белорусскую власть отказаться от репрессий, выпустить политзаключенных, начать реальный, а не бутафорский диалог с оппонентами?

— Убежден, санкционная политика в отношении Беларуси и в предыдущие годы была во многом неоправданна. Думаю, были и иные пути диалога. Но это политика. Ведь когда на фоне российско-украинского конфликта белорусская проблема начала терять свою актуальность, тут у Запада возникла необходимость в Беларуси и стал возможен диалог с ней, несмотря на все грехи в отношении демократии, несмотря на все подозрения в совершении преступлений режимом. Не исключаю повторения такого и в будущем, когда появится новый очаг напряженности, который вынудит западный мир снова взаимодействовать с этим руководством Беларуси. Санкционный шаблон не сработал до этого, почему он сработает сейчас? Санкции не влияют на нахождение Лукашенко у власти, но зато наносят серьезный ущерб деловой репутации страны. И отголоски ущерба ощущаются еще долгие годы после отмены санкций. Прошлые санкции отменили в 2016 году, но еще и в 2019-м я сталкивался с ситуацией, когда швейцарские банки по старой памяти отказывались от транзакций в отношении Беларуси. Большинство инвестиций, которые сюда приходят, ориентированы на то, что произведенный здесь товар будет продаваться на рынках стран СНГ, но некоторые производства вырастают из этих штанов и готовы производить продукт для западного рынка. Знаю, что «Штадлер Минск» испытывал определенные сложности с убеждением своих западных партнеров, когда предлагал поезда, произведенные в Беларуси. Их потенциальный западный покупатель имел сомнения в качестве, «ведь у Беларуси такая репутация». Сейчас, уверен, под предлогом санкций многие остановят свои инициативы с Беларусью, могут пойти отказы от поставок какого-то оборудования в Беларусь и так далее.

— Но в этот раз санкции выглядят последовательными и широкими...

— Не сказал бы. Группы, которые занимаются подготовкой этих санкционных пакетов  с белорусской стороны, все-таки, как видим, не влияют на конечный итог. Вспомните хотя бы историю с вычеркнутыми фамилиями. Новые санкции вызывают много вопросов. Наказали ближний круг Лукашенко, запретив въезд? Так большинство из этого круга в принципе на Запад никогда не ездили. Так какой удар им нанесен? Включили МЗКТ в санкционный список, руководство наказывают за зажимание свобод рабочих. Но кто пострадает от санкций? Те же рабочие. Ставится задача ударить по верхушке дерева, но все удары попадают в ствол. Только одну санкцию назову точной и важной — отлучение Лукашенко от Олимпиады. Тут никто больше не пострадал, госбюджет даже сэкономит. Но это вещь тоже из разряда неприятностей, которые можно спокойно пережить.

Но как все это подается: мы должны давить на систему. Хорошо, вы давите на систему, система давит на нас, на живущих здесь, выдавливает нас отсюда, обирая бизнес, разрушая бизнес, а про людей я вообще не говорю. Репрессивные методы только совершенствуются и ужесточаются.

Санкции можно действительно усилить. Например, предлагается экономическое эмбарго, отмена SWIFT. Да, думаю, это будет действительно чувствительно. Но решит ли проблему? Возможно, иной политик, взвешивая, какой ущерб его желание остаться у власти приносит стране, сложил бы полномочия и ушел, даже будучи уверенным, что выиграл выборы. Но здесь же речь идет не об интересах страны, с 9 августа речи о стране у Лукашенко нет вообще, «любимую не отдают» — это ведь не про Беларусь, это про власть. Ожидать, что в результате сильного экономического давления сильно пострадает его окружение и в результате сместит его, было бы наивно. Он находится в самом конце этой длинной пищевой цепочки, а в начале находимся мы. Поэтому я бы сейчас запаковал обратно все три принятых пакета санкций и вернул в Брюссель как недействующие. И, надо признать, протест, как дополнение давления, сейчас на спаде, временном или нет, но это очевидно.

— Государственная система контролирует ситуацию?

— Да, сейчас здесь ничего не шатается, система выглядит монолитом, те элементы, которые были развинчены, выпали в августе — сентябре, система собрала, система цементируется, система совершенствуется, система учится на ошибках прошлых месяцев, система делает ставку на репрессии — в этом смысле она прогрессирует. Надо признать, власть вернула себе контроль. Мы гордились децентрализацией протеста, но это тоже был результат силовых действий властей — они либо посадили лидеров, либо выдавили актив из страны. На каком-то этапе децентрализация выглядела успехом и проблемой для властей — было много локальных, но масштабных точек, но затем эти точки постепенно превратились в маленькие очаги, теперь у властей есть возможность разобраться с каждым методично и по отдельности.

В этих условиях сторонникам перемен, на мой взгляд, следует переформатироваться, назовем это так. Мы не можем сегодня диктовать властям и требовать, не в том положении. Нужно искать способы освободить людей из тюрем, сделать так, чтобы их там больше не становилось. Сейчас это слишком высокая цена. Мы не в состоянии диктовать власти внутри страны, и ни один из белорусских центров ни в Варшаве, ни в Вильнюсе не в состоянии выдвигать ультиматумы. Увы, реальность такова. Да, я абсолютно уверен, что 9 августа для системы включился обратный отсчет, она прошла точку невозврата. Но вопрос состоит даже не в том, как долго Лукашенко будет у власти, он заключается в том, какой ценой нам все это обойдется, ценой скольких жизней, скольких поломанных судеб, какой экономической ценой. Поэтому задача всех, кто болеет за Беларусь, раз уж мы не можем ничего сейчас кардинально изменить, — минимизировать эту цену.

И стоит обратить внимание на то, как работают серьезные политики на Западе, понимая, что контроль за ситуацией сейчас у системы. Майк Помпео освобождает Виталия Шклярова, вступив в непосредственный контакт с официальным Минском, Ватикан решает проблему Тадеуша Кондрусевича таким же образом. Как бы это ни подавалось и ни оценивалось, это результат.

— Есть еще российский фактор...

— Ну, логика поведения России в этой ситуации абсолютно понятна. На кого она должна была ставить? Все эти рассуждения о справедливости, о гражданском обществе — это не категории для Кремля, у него свои интересы. Москва оказалась хозяйкой положения, по крайней мере по состоянию дел на сентябрь, когда Лукашенко поехал в Сочи и занял соответствующую позу. Он пойдет на диалог и с оппонентами, не только с Москвой, но только тогда, когда никакого другого выхода не будет. Пока же на все крики «Уходи!» (даже в августе) он четко ответил всем: «Не уйду».

Вместе с тем, как дипломат, скажу сторонникам перемен: на любую ситуацию нужно смотреть как на момент возможностей. И этот кризис — это наше время, возможность изменить ситуацию, сделать из Беларуси нормальную страну, тем более что за последние месяцы мы почувствовали ответственность за эту страну. Это хороший в историческом смысле шанс. Если мы хотим добиться успеха, то должны адекватно оценивать ситуацию хотя бы для себя и настраиваться на долгую работу.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: