Сергей Корчицкий: Религия вне политики? Это заблуждение

03 марта 2021
Общество

Вопросы духовной жизни не остались в стороне от общественно­-политического кризиса. Вольно или невольно втянутыми в противостояние оказались структуры и персоналии христианских конфессий.

Библейская терминология снова популярна, правда, зачастую это выглядит сильной приправой языка вражды.

О невмешательстве религии в политику, ярких образах нового стиля государ­ственной пропаганды и сакрализации власти корреспондент «Белорусы и рынок» беседует с Сергеем КОРЧИЦКИМ, кандидатом педагогических наук, автором ряда научных статей по методологии гуманитарных исследований и философии истории, а также переводов с латинского языка. Один из первых переводчиков на русский язык трудов Фомы Аквинского, в прошлом главный редактор журнала «Теократия» говорит, что «следует постоянно помнить о разделении религии и духовного учения, ведь религия включает в себя социальные институты, учреждения, которым надо выживать в реальных условиях, условиях социума».

— Еще в августе Александр Лукашенко попросил священнослужителей «остепениться и заняться своим делом»: дескать, «церкви, костелы не для политики». Потом была история с главой Костела, перемены в руководстве БПЦ, присутствие иерархов на Всебелорусском народном собрании, где они не упомянули ни о беззаконии, ни о насилии, ни о продолжающихся репрессиях...

— Власти предержащие всегда использовали необходимость выживания церковных институтов. Всегда это был некий компромисс между духовным учением и собственным благополучием. Я не склонен судить этих иерархов, не стал бы подходить с точки зрения настоящей христианской доктрины к их словам, поступкам, тем более к поступкам ватиканских чиновников с тысячелетней дипломатической традицией. Отделим зерна от плевел. Что касается учения Христа, которое они якобы должны нести в массы, то тут есть почва для рассуждений. Вот излюбленный тезис чиновников и агитпропа «Религия — вне политики». Вообще-то, должно быть наоборот. Это политика не должна лезть в дела религии. Религия — это синкретический вид деятельности человека, на базе религии появились все остальные высокие виды сознания. Это и правовое сознание, то есть юриспруденция (вспомним хотя бы ветхозаветное «око за око»), это и мораль (этическое сознание всегда было частью религиозного), эстетическое, политическое сознание... Монархи всегда заручались поддержкой главы церкви, а в ряде культур это был один и тот же пост. То есть юриспруденция, политика, мораль выделились из религии, религия охватывала все, и обратного интенсивного процесса быть не должно. Но политики, к сожалению, всегда вмешивались в дела религии. Как видим, это происходит и сейчас.

Мы знаем, что Иисуса еще зовут Христос, то есть помазанник, или Мессия, а Мессия — это царь. Поэтому если мы говорим, что представители авраамических религий ожидают приход Мессии, то следует понимать, что все они ожидают прихода царя. Разве это вне политики? Если кто-то думает, что он царь всем христианам, то с точки зрения веры он серьезно ошибается: христиане все еще ждут своего царя. И нужно понимать контекст евангельской деятельности Иисуса, которая происходила во время оккупации Иудеи Римской империей. Любые его слова, любые его проповеди преломлялись в политическом свете. Он был публичной фигурой, и Ему часто задавали вопросы на политические темы. Например, о том, нужно ли платить налоги Цезарю. Отсюда один их истоков концепции «религия отдельно, политика отдельно»: показав на изображение правителя на монетке, были произнесены слова о том, что Цезарю Цезарево, а Богу Божие. Сфера же религии — это духовность, это учение о духе.

С отличием духовности от экономики понятно, но если речь идет об общественной морали, то тут учение Христа не может быть вне общественной практики. Показательна цитата из 1-го послания Коринфянам: «А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу.

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои». Смысл второго пришествия — власть и силу упразднить. Поэтому уже нельзя сказать, что религия вне политики. Он — Мессия, Он — царь, упраздняющий всякую иную власть. Это ли не связь религии и политики? Христианское сознание — это не где-то запереться и молиться и не вмешиваться. Иисус указывает делать то, что Он говорит. А что говорит? Ставит условие ученикам взять с собой крест, если хотят пойти за ним. Это не простая метафора, крест — это символ государственной казни в Древнем Риме. По сути, Он говорит: вы можете пойти за мной, но я вас предупреждаю, что вас казнят как государственных преступников. Он понимает антагонизм своего учения к тому, что представляет из себя земная власть.

— Градус противостояния в обществе повышается в том числе и через использование биб­лейских образов. Та же рубрика Григория Азаренка «Орден Иуды» взывает явно не к человеколюбию, да и не только она....

— Печально, когда чиновники или пропагандисты без глубоких знаний и серьезного образования вмешиваются в религиозные проблемы и зачастую не знают, что говорят. К сожалению, уже пересечены все красные линии богохульства. Например, давняя цитата кого-то из чиновников, что кто-то немного выше Бога. Что это, как не богохульство? Я бы хотел обратиться к представителям белорусского агитпропа: бросайте это дело, бросайте употреблять библейскую символику и библейскую метафорику в своих политических инвективах. Это смотрится, мягко говоря, очень некрасиво. Иисус считал, что его послание, его дух противоположны тому, что делает земная власть. Поэтому те, кто прислуживает земной власти, уже находятся на другом берегу этой метафизической речки. И им стоит сто раз подумать, прежде чем использовать библейскую метафорику.

Некоторые метафоры просто коробят. Давайте по-честному разберемся с одним из любимых штампов нынешнего агитпропа. Иудин грех — метафора затертая, в миру под этим подразумевают предательство. Но мы знаем, что в герменевтике — науке об истолковании текстов, которая началась именно с Библии, — есть четыре плана понимания любого текста. Давайте глубже погрузимся в эту цитату. Иудин грех — это не просто предательство, это предательство Бога, это худший вид предательства. И что есть предательство Бога? Как говорят нам все античные философы-стоики, включая Цицерона, произведение которого «Об обязанностях» признано многими отцами христианской церкви, разница между человеком и животным заключается в том, что человек может вступать в какие-то отношения с истиной. По Библии истина — это Бог. Есть несколько библейских определений: Бог есть любовь, Бог есть истина, и Бог есть сущий — Бог есть бытие. То есть устанавливать отношения человека с истиной равно установлению отношений человека с Богом. Поэтому во многих мировых религиях главным смертным грехом является ложь. Значит, предавать Бога — это в первую очередь постоянно лгать. А если учесть еще и определение «Бог — это бытие», то, конечно же, предавать Бога — это и лишать жизни, беззаконно убить или без вины отобрать у кого-то лучшие годы жизни, посадив в тюрьму. Не белорусскому агитпропу кого-то обвинять в иудином грехе. Кто, если не наши пропагандисты были сотни, если не тысячи раз пойманы за руку на откровенной лжи. Говорить об иудином грехе профессиональным лжецам? Но они считают, что иудин грех — это измена власти, потому что они отож­дествляют власть с высшей силой.

— То есть у нас власть становится или стала сакральной? Такой тренд?

— Да. Может быть, слуг власти вводит в заблуждение фраза из послания к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога»? Но тогда нужно расширять кругозор — не читать одну главу одного послания, а прочитать Евангелие, труды отцов церкви. Вообще, у этой фразы разные прочтения. Например, мне кажется более точным с латыни нечто вроде «Если это не от Бога, то не власть». И Писание — это меч обоюдоострый, есть разные трактовки. Но есть точно описанное (без всяческих толкований) отношение Иисуса к земной власти.

Итак. Вот слова Сатаны Иисусу: «И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю её» (Лука 4:6). Он даст власть земную, если Иисус присягнет ему, ведь Сатана — князь мира сего. Здесь, кстати, тоже есть тонкости перевода, в греческом оригинале — владыка вселенной, в латинском переводе Св. Иеронима — царь мира. В любом случае, отношение к земной власти в Библии не всегда положительное. В отличие от отношений с истиной (прерогатива человека), власть — изобретение не человека, это из мира животного, вожаки и лидеры есть и в стаях, в косяках и т. д. Я бы не советовал обожествлять власть. С точки зрения христианства, земные власти — это временное Божье попущение. Можно даже выразиться и крепче, но основываясь опять же на библейской точке зрения: власть в материальной вселенной и властные иерархии устанавливаются Сатаной, в конце времен эти иерархии должны быть разрушены. Это, подчеркну, не мной выдумано, это слова Христа и апостолов. Даже строки из молитвы «Отче наш» — да будет воля Твоя и на земле, как на небе — это пожелание Отцу прийти и заменить земные власти на власти небесные. То есть Его воли на земле нет, а значит, и власти от Бога на земле нет. Очень простой силлогизм. Понятно, представители конфессий все это могут микшировать, вуалировать, ссылаться на послание к Римлянам — нужно ведь процветание их учреждений, банально — им нужно получать зарплату. Но по существу в этом дух христианства.

Называть же всех тех, кто отвернулся от власти, иудами — это по меньшей мере ошибка.

Евангелие дает прямую инструкцию, как должен жить христианин. И должностные инструкции там совсем не приоритет, приоритет — духовные обязанности. Но для любого государства духовный человек — это проклятие, людьми манипулируют с помощью двух страхов — страха смерти и страха нищеты. А ведь истинно верующий этого не боится, отождествляя себя не с телом, а с бессмертной духовной сущностью, доверяя высшему разуму, без воли которого ни один волос не упадет. Поэтому политики всегда и старались влезть в религиозные дела: зачем им личность, которой невозможно манипулировать? Апостолы Петр и Иоанн говорили, что «мы должны больше слушать Бога, а не человеков». Государству хотелось бы наоборот — больше слушать человеков, нежели Бога. В этом и есть заблуждение с позиции христианства, фразы «религия вне политики».


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: