Беларусь — самый дотационный «регион» России

04 марта 2021
Сергей Полтаржицкий, Thinktanks.by
Экономика

Беларусь, по абсолютному объему разного рода трансфертов из России, обгоняет любой из российских субъектов Российской Федерации.

Согласно расследованию, проведенному интернет-изданием «Открытые медиа», суммарные потери России за 25 лет субсидирования режима Лукашенко составляют как минимум $ 98,7 млрд. Так как у доллара в 1995 г. и доллара в 2019 г. разные покупательные возможности, то при переводе суммы потерь за все годы в валюту 2019 г. получается $ 116,1 млрд. Это не полная сумма. Подсчитаны лишь потери от экспорта в Беларусь нефти и газа, списанных долгов и контрабанды сигарет.

Российские потери

Об этом говорится в исследовании «Беларусь: движение против течения». Его автором стал профессор Высшей школы экономики, сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Андрей Заостровцев.  

В исследовании, экономист предложил обратить внимание на сигареты. По мнению участников табачного рынка, в 2019 г. ущерб от ввоза нелегальных сигарет в Россию вырос до 100 млрд руб. (стоимость дворца в Геленджике, по оценке ФБК Алексея Навального).  По расчетам «Открытых медиа», за пять лет действия серой схемы потери российского бюджета от нелегальных белорусских сигарет оцениваются как минимум в $ 1,55 млрд.

Есть и другие потери, не учтенные в итоговой цифре. Бывший министр сельского хозяйства Александр Ткачев оценивал потери сахарной промышленности России от реэкспорта сахара Беларусью и Казахстаном только в 2017 г. в 70−80 млрд руб. С чем можно сравнить цифру 116 млрд?

Как пишет Андрей Заостровцев, в Беларуси — семь областей, включая Минск — отдельную административную единицу. Бюджет семи ближайших к белорусской границе российских регионов (Брянская, Калужская, Курская, Новгородская, Псковская, Смоленская и Тверская области) составил за 20 лет $ 132,7 млрд. Если бы Россия, к примеру, направила потерянные на поддержке режима Лукашенко миллиарды на развитие этих регионов, то их бюджет увеличился бы на 84 %.

«Чудо» за дотации

«Эти миллиарды и создают «экономическое чудо» белорусского квазисоциализма. Одна часть экономики страны, как отмечалось выше, нежизнеспособна и выживает главным образом посредством государственной поддержки. Последняя, в свою очередь, во многом формируется благодаря российским трансфертам», - говорится в исследовании.

Андрей Заостровцев отмечает, что за счет России Лукашенко создал систему финансирования тех, кого Романчук называет «номенклатурносиловыми фаворитами». Речь идет не только о силовиках, но прежде всего о таких персонажах, которых в России в 90-е гг. XX в. именовали «красными директорами». В Беларуси они воспроизводятся. Эту социальную группу можно назвать «выигрышной коалицией» Лукашенко, которой регулярно передаются частные блага под видом общественных нужд.

«В теории селектората последнее объясняет долгосрочность «плохого правления» диктатора: если смена правительства в демократиях означает не так много потерь в плане снабжения общественными благами членов широких коалиций, то переживаются эти смены относительно легко. Никто не бьется насмерть за власть. Ее легко уступают и легко возвращают. В то время как узкие выигрывающие коалиции в диктаторских режимах снабжаются частными благами и смена диктатора на представительное правление означает для них невосполнимую потерю. Прорвавшийся во власть политический соперник лишит их синекуры навсегда. Отсюда они демонстрируют высокую степень лояльности лидеру, что помогает тому долго держать власть. В итоге имеем следующую логическую цепочку: российские трансферты → раздача частных благ выигрышной коалиции → лояльность коалиции верховному правителю → удержание правителя во власти», - пишет Андрей Заостровцев.

Зачем это нужно России?

Вместе с тем экономист задается вопросом, зачем такие финансовые вливания нужны России?

Во-первых, Беларусь - далеко не единственный случай дотаций со стороны РФ. Общие расходы России на поддержку зарубежных стран в рамках выбранной геополитики составили за 20 лет $ 271 млрд.  Например, в Украину до 2014 г. ушло $ 103 млрд.

Во-вторых, несложно увидеть, что поддержка оказывается «социально близким» — тем странам и территориям, где установились похожие на российскую политико-экономические модели. Данное обстоятельство и раскрывает ее смысл: это вроде как инвестиции в продолжение самой России за ее пределами — на территориях, отделенных от нее какими-то формальными границами. Они тем не менее зоны ее контроля; форпосты, де-факто во многом управляемые ею.

В-третьих, выход институтов силовой цивилизации за границы России вносит существенный вклад в легитимацию социального порядка внутри нее самой: мы не одиноки в мире с нашим общественным порядком и вместе с подобными нам противостоим единым фронтом чуждой цивилизации Запада.

В-четвертых, как следствие из всего вышесказанного, покушения на глубокое реформирование таких «социально близких» стран в направлении правового государства и свободной рыночной экономики, разрыв пут власти-собственности трактуются не как внутреннее дело, а как внешняя угроза («происки Запада»), как институциональная агрессия против самой России.

И в-пятых, успех таких реформ рассматривается как поражение в войне с потерей территории. Реакция России на украинское продвижение в направлении вестернизации в полной мере укладывается в логику приведенных последних двух тезисов, убежден Андрей Заостровцев.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: