Андрей Егоров: Тотально и долго контролировать подобное количество людей невозможно

24 марта 2021
Политика

Белорусское гражданское общество не первый раз оказывается под давлением государства, но и государству никогда не удавалось тотально зачистить общественный сектор.

Об этом в интервью газете «Белорусы и рынок» директор Центра европейской трансформации политолог Андрей ЕГОРОВ.

Очевидно, что в стране де-факто установлено чрезвычайное положение, и власти действуют именно по логике ситуации чрезвычайного положения. «Не до законов, да. Именно по логике ЧП и происходят массовые аресты, выносят приговоры с тюремными сроками, показательно выносят. Мы видим желание подавить любую активность, в том числе доселе легальную, происходит запугивание людей, власти стремятся заморозить действия масс в рамках новых и старых гражданских сообществ в Беларуси, которые во многом и являются основой протестного движения сегодня», — сказал Андрей Егоров. Очевидно, что «в режиме такого чрезвычайного положения обществу трудно справиться с таким объемом применяемой против него силы». «Но я соглашусь с аналитиками, которые считают, что такая ситуация не может длиться бесконечно, быть постоянной нормой. Но и новая ситуация открытия в таких условиях не может быстро сложиться. Возьмем польский пример. военное положение в Польше, которое в свое время позволило режиму стабилизироваться, длилось три года — с декабря 1981-го по июль 1983-го, но фактически польское общество начало открываться в 1986 году, то есть на самом деле чрезвычайный режим длился там пять лет. Учитывая то, что в силу развития информационных технологий и других глобальных факторов исторические процессы сегодня идут быстрее, в Беларуси режим чрезвычайщины продлится, наверное, не столь долго. Возможно, тогда у общества появятся новые шансы. Но при этом чрезвычайно важно, чтобы общество не остановилось в своем развитии, и то, что приобретено во время общественно-­политического подъема 2020 года, нельзя потерять», — отметил политолог.

Как считает Андрей Егоров, «белорусское гражданское общество в похожих условиях находится не в первый раз, но властям никогда не удавалось полностью зачистить общественный сектор». «И главное, никогда в истории Беларуси режим не получал в оппозицию такие народные массы. Тотально и долго контролировать подобное количество людей невозможно. Можно показательно запугивать, но каждое из малых дел, из многочисленных проявлений активности не проконтролируешь — системно искоренить до конца это уже невозможно. Но, конечно, продолжать развиваться и не останавливать деятельность сообществ, их развитие, численный рост — это тоже крайне сложная задача. Расчет же властей понятен: заморозить всю эту ситуацию, поставить ее в режиме этой чрезвычайщины под контроль и ждать, ждать, когда люди смирятся с этим. Есть явные ожидания того, что на каком-то этапе часть людей, пусть и не признает власть легитимной, но смирится с фактическим выигрышем при помощи силы, то есть «да, мы проиграли, они удерживаются за счет силы, мы ничего не можем сделать, а значит, давайте вернемся к нормальной жизни».

Что касается действий властей на внешнеполитическом направлении, то там Минск не показывает никакой готовности к диалогу с Западом, которую ожидали многие аналитики ранее, дескать, придется говорить, торговаться и так далее. «Но я не вижу в характере этих шагов ничего такого, чего бы белорусский режим не делал раньше. Здесь нет ничего, что не могло бы быть придумано и реализовано в Минске, поэтому версию о полном диктате Москвы в белорусской внешней политике считаю несостоятельной. Минск и пожестче поступал. Можно вспомнить, как когда-то из Дроздов выгнали всех западных послов. Нынешние скандалы с польскими дипломатами — из того же ряда. Отправка заведомо неприемлемой песни на «Евровидение», назначение Виктора Лукашенко президентом НОК — это выходки в их обычном стиле, который используется в конфликтных периодах. На редкость агрессивный и неприятный стиль. И этот стиль сменяется вполне презентабельным во время потепления, но какое же возможно потепление, когда внутри страны, напомню, фактически режим ЧС», — рассуждает Андрей Егоров.

«С чего бы властям вдруг начинать какие-то формы диалога с Западом, пока Запад стоит на ясных позициях освобождения политических заключенных как условиях для любого диалога. Думаю, единственное, что сегодня волнует белорусский МИД, это минимизация ущерба от западных санкций. Наверное, что-то они пытаются делать, но, учитывая репрессивный накат внутри страны, учитывая, что главенствует силовая линия поведения, все это пока безуспешно».


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: