Зачем в Беларуси идет законодательное закручивание гаек?

22 апреля 2021
Общество

В Беларуси активизировалось закручивание гаек в законодательстве: новые КoAП и ПИКоАП; усиление ответственности за экстремизм; проект редакции закона о СМИ; изменения в закон об адвокатуре и т.д.

Об этих новаторствах газета «Белорусы и рынок» поговорила с членом Общественной конституционной комиссии, автором двухтомного комментария к Конституции Республики Беларусь, кандидатом юридических наук Иваном ПЛЯХИМОВИЧЕМ и историком и правозащитницей Татьяной ПРОТЬКО.

— Зачем власти сейчас понадобилось ужесточать законы. Какой смысл в этом?

Иван Пляхимович (И. П.): — Нынешнее внесение изменений в законы говорит о многом. Власти готовятся к «бою» в связи с анонсированным референдумом по принятию новой Конституции и последующими президентскими выборами, в которых, как заявляет Лукашенко, он уже не будет участвовать в качестве кандидата. Юридические изменения призваны заблаговременно ослабить гражданское общество, ограничив его возможности выступать против власти в связи с указанными политическими кампаниями.

Новые, более жесткие законы пишутся не для власти, а для нас — гражданского общества. Иллюстрацией служат поправки о повышении размеров штрафов за участие в массовых мероприятиях. Госорганы будут понуждать граждан и их организации соблюдать эти законы. Права — для власти, а для народа — запреты.

Стоит ожидать, что в ближайшие месяцы вынесут обвинительные приговоры находящимся под стражей лидерам протеста-2020 Виктору Бабарико, Марии Колесниковой, Максиму Знаку и другим людям, которыми мы должны гордиться. Не сомневаюсь, что приговоры будут суровыми: нужно продемонстрировать обществу, что ждет тех, кто попытается бороться с властью.

Татьяна Протько (Т. П.): — Есть два главных способа управления — посредством силы закона и посредством закона силы. В кризисные моменты закон силы, как правило, преобладает. Но управление посредством только силы опасно для самой власти, так как в человеческом сообществе есть много других форм насилия, кроме государственного. Активизация негосударственных форм насилия разрушает государство и, следовательно, опасно для власти. Поэтому в современном обществе юридические законы необходимы даже в случае преобладания закона силы. Нынешнее ужесточение юридических законов призвано увеличить масштабы государственного насилия, сделать его легитимным как для населения, так и для мировой общественности, но главное — заставить людей бояться действовать вне правил, установленных властью. Если в обществе нет страха перед властью и перед насилием, управление, основанное на законе силы, неустойчиво. Государство будет стараться соблюдать жестокие законы, ибо считается, что они защищают его в кризисной ситуации.

— При чтении проектов законов и поправок у меня сложилось впечатление, что стоит задача запретить людям жаловаться на жизнь. Жалуешься на маленькую зарплату, недоволен работой ЖЭСа — это уже критика существующей реальности, а значит, дискредитация Беларуси, что влечет уголовную ответственность. Может быть, моя интерпретация неверна? Дайте, пожалуйста, вашу оценку этим юридическим нововведениям. Как должен жить белорус, чтобы не быть обвиненным в нарушении этих законов? И возможно ли это вообще?

Т. П.: — В истории Беларуси уже были времена, когда любая критика власти расценивалась как противогосударственное (антисоветское) действие, то есть как уголовное преступление. Особенно ярко это проявилось в 30-е годы. Репрессии против населения приобрели массовый характер, людей наказывали даже за анекдоты и частушки. Моя оценка того периода государственного управления — резко отрицательная. Как и тогда, государство предлагает гражданам работать, отдыхать в установленное время, интересоваться только или в основном своими семейными делами, поддерживать все действия власти. Людям внушали, что при таком образе жизни им никакие законы не грозят, и вообще, эти законы направлены против врагов народа. Тогда официально считалось, что власть и законы выражают интересы народа, враги власти — это враги народа. Сейчас эта практика восстанавливается. Только вместо народа вводится понятие Беларуси, вместо антисоветской агитации и пропаганды — дискредитация. Жить в такой системе можно, если людям не нужна свобода.

И. П.: — Честная власть устраняет недостатки своей политики, а фальшивая — тех людей, которые о них заявляют. Русский философ Чаадаев, к которому обращался в своих стихах его друг Пушкин, говорил: «Есть несколько способов любить свое Отечество и служить ему <…> Я предпочитаю бичевать свою Родину, предпочитаю огорчать ее <…> только ее не обманывать».

К счастью, а честнее сказать, к сожалению, новые законы большинству белорусов не угрожают. Преобладающая часть моих соотечественников отрицательно относится к происходящему, но продолжает жить так, будто все поддерживает.

Не стоит думать, что вносимые сейчас изменения в нормативные акты противоречат лишь совести и здравому смыслу. Хотя и это значит очень много. Как юрист могу сказать, что данные изменения в законы, по сути, не соответствуют и Основному закону — Конституции. В ней есть краеугольный камень защиты прав личности — статья 23. Если бы эта краткая статья выполнялась, она стоила бы больше, чем все статьи о правах человека вместе взятые. Она устанавливает порядок ограничения наших прав — условия, которые должно соблюсти государство при вмешательстве в конституционные права. Госслужащие Беларуси, в том числе многие судьи, прокуроры и следователи, а тем более милиция, понятия не имеют о содержании и значении данной статьи.

Даже в России Конституционный суд вынес в 2013 году постановление, которым признал не соответствующими Конституции поправки в Кодекс об административных правонарушениях, устанавливающие чрезмерные размеры штрафов за нарушение порядка проведения массовых мероприятий. Порядку ограничения индивидуальных прав нужно уделить больше внимания и в проекте новой Конституции, который мы с коллегами готовим в рамках Общественной конституционной комиссии.

— На форумах «ябатьки» приветствуют нововведения: мол, они защищают их от «змагаров». Кому выгодны эти законы? Или «больно будет всем»?

Т. П.: — В период репрессий 30-х годов стать «врагом народа» было очень легко. Для этого достаточно было иметь «доброжелателей», которые писали доносы, не выполнить производственный план, высказать критические замечания или просто пошутить над властью, быть протестантом, поляком или немцем и пр. Пока это опыт БССР, но если все будет идти нынешним путем, репрессии коснутся всех — родителей, детей, внуков. И никто не будет спрашивать, кого кто поддерживает. Ужесточение законов лишит всех возможности публично протестовать против насилия власти, то есть уменьшит формы защиты человеком своих интересов.

И. П.: — В государственных органах и организациях хватает лиц, которым перемены не выгодны. Ведь в новой Беларуси нынешние администраторы потеряют свои должности, зарплату, положение в официальном об­ществе. О знакомой мне сфере образования скажу, что даже такие позиции, которые и должностями не назовешь — староста потока, курса, председатель студсовета или профорг, подкупают занимающих их студентов, прислуживающих администрации. Как в это поверить и как такое понять?

— Ну, хорошо. Закрутили гайки, ужесточили, «выжгли каленым железом», а что будет дальше? Все будут стройными рядами ходить и соблюдать новые законы? Или, может, строгость законов смягчается необязательностью их исполнения (как с профсоюзами на частных предприятиях)? Есть ли предел закручиванию гаек в законодательстве или это бесконечная величина?

Т. П.: — Законодатель, закручивая гайки, преследует определенные цели. Как правило, подавление протестных действий и настроений. В судебной практике перестанут применять законы, когда кризис погаснет и угроза для власти исчезнет. Бесконечное расширение государственного насилия обязательно вызовет протесты, забастовки или просто бунт со всеми его негативными последствиями.

И. П.: — Предел закручиванию гаек в законодательстве есть, но такого предела нет в его нарушении. В новой Беларуси появятся учебники, авторы которых на сегодняшних примерах будут показывать, что такое полицейское государство: когда человека, который идет по улице в бело-красно-белых носках, хватает милиция и заталкивает в автозак. Если будет нужно, такой учебник напишу я сам. Чтобы помнили. Чтобы на нашей родной земле такое «выжигали каленым железом».

А пока пусть власть принимает законы, какие хочет. Чем больше несправедливости, тем большей будет энергия протеста. Но с этим протестом пока нужно немного подождать. Одну волну возмущения мы выплеснули. Теперь откат. А далее будет следующая волна.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: