Фото: ТАСС

Егор Лебедок: Спецоперация с посадкой Ryanair — кондовая, но репутация для Минска сейчас не важна

24 мая 2021
Сергей Запрудский, Thinktanks.by
Политика
Фото: ТАСС

Сейчас Лукашенко решает свои внутренние вопросы, в его понимании контроль ситуации — устрашение населения, всех активных граждан, в том числе и вне Беларуси.

«То, что произошло 23 мая в Беларуси с самолетом Ryanair, который летел из Афин в Вильнюс — это спецоперация по поимке журналиста Романа Протасевича, ничего больше — тут без всяких сомнений, - отметил в беседе с Thinktanks.by военный эксперт Егор Лебедок. - Готовилась она не слишком долго и в очень узком кругу, о чем свидетельствует вся эта несогласованность в освещении произошедшего». «Заметьте, телеграм-канал «Пул Первого» сообщает, что Лукашенко во имя спасения самолета с мирными гражданами дал указание развернуть борт и принять в минском аэропорту. Зачем, если борт просит помощи и разрешения сесть, его куда-то там разворачивать? Появляется пост в телеграм-канале ГУБОПиК о задержании Протасевича — потом исчезает. Потом сообщение Следственного комитета о возбуждении дела за лжеминирование. И вдобавок сообщение Беларусь-24 о том, что «террориста» выявили только из-за неосторожного фото, которое сделала его подруга, а КГБ или пограничники, получается, проморгали паспорт лица, включенного в список причастных к террористической деятельности», - сказал Егор Лебедок.

Репутация — ничто, главное — запугать

Егор Лебедок отмечает, что у любого государства есть правовые основания при определенных угрозах реагировать и вмешиваться в полет воздушного судна над своей территорией. В Беларуси есть национальная программа по защите гражданской авиации от актов незаконного вмешательства под грифом ДСП, есть и конвенция Международной организации гражданской авиации (ICAO), которая позволяет в определенных случаях государству принуждать судно к посадке. «Военные самолеты поднимают, конечно, в случае угрозы терроризма, но и минирование тоже может быть рассмотрено таковым, если взрыв и падение возможны вблизи критической территории, а вблизи от места событий, напомню, находится Белорусская АЭС. Другое дело, что в случае с бортом Ryanair все нормы международного права были использованы для проведения спецоперации — и только. Фактически, борт принудили по формальным правовым причинам сесть в Минске, где изъяли пассажира, который был интересен спецслужбам. Потом дело о лжеминировании закроют по причине невозможности установить источник лжесообщения, у нас было уже множество таких странных дел», - сказал эксперт.

Егор Лебедок называет спецоперацию «кондовой и скандальной», «но сейчас Лукашенко, очевидно, абсолютно не обеспокоен своими репутационными издержками». «Он понимает, что с Европой в ближайшее время уже никаких дел не будет, хотя министр иностранных дел Владимир Макей, по слухам, и ведет работу с европейскими дипломатами, пытаясь что-то наладить в отношениях. А Лукашенко сейчас решает свои внутренние вопросы. Это в его понимании — удержание ситуации в стране под контролем через страх, через запугивание населения и всех активных граждан, - считает Егор Лебедок. - Это демонстрация: смотрите, мы тут ради одного журналиста иностранный самолет посадили и парня забрали, значит, бойтесь все — можем прийти к любому, что нам квартиры и дома, если мы самолет можем положить в случае чего. Во-вторых, это воздействие на тех, кто уехал из страны, дескать, мы и до вас можем добраться. Ну и третий посыл: внести сумятицу в ряды противников режима вне Беларуси: смотрите, взяли случайно, никто его не выискивал, вы там сами фото сбрасываете о том, кто куда летит и тому подобное».

Токсичность растет

«Как уже говорил, репутационные издержки Лукашенко на данном этапе не интересуют, но инцидент с иностранным самолетом дает очень хорошие козыри Байдену на предстоящей встрече с Путиным. Фактически, Лукашенко становится слишком токсичной фигурой для России накануне этой встречи. Да, скорее всего, Беларусь будет на этих переговорах не самой главной темой, но вопросы по нашей ситуации очевидны. Закрытие TUT.by, смерть в заключении политического заключенного, скандал с самолетом — союзник становится еще более токсичной обузой для Кремля», - считает Егор Лебедок.

Евросоюз же, по мнению эксперта, вряд ли выработает единую позицию до этой встречи по поводу Беларуси. «Санкции ввести? Да, могут. Но ЕС — это сложный бюрократический механизм, это ведь не Россия и Беларусь, где один пальцами щелкнул — все делают. Дело не быстрое, но, конечно, прежних оттепелей ждать точно не стоит. Плюс есть еще неформальные санкции, когда компании начинают отказываться от контактов с Беларусью и без документально утвержденных санкционных мер. А это еще более важно — негласные санкции, которые опираются на репутацию токсичного режима», - сказал эксперт.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: