СОНАР: Заинтересованности сельхозпроизводителей России и Беларуси в интеграции нет

02 июня 2021
Александр Даутин, Thinktanks.by
Экономика

Сегодня в Беларуси имеется развитое тракторостроение при депрессивном комбайностроении, а в России, наоборот, проблемы с производством тракторов при отсутствии проблем с выпуском комбайнов.

Об этом говорится в исследовании «Дефицитный трактор. Как Россия восстанавливает утраченные позиции на мировом рынке сельскохозяйственного машиностроения», которое подготовил Науно-исследовательский центр проблем интеграции стран-участниц ЕАЭС «Союзный нарратив 2050» (СОНАР).

Основной раздел работы посвящен анализу и сравнению современного российского и белорусского сельхозмашиностроения.

Thinktanks.by приводит выдержки из исследования:

Расцвет российского комбайностроения

Крупнейшим производителем сельхозтехники в России является компания «Ростсельмаш» (часть холдинга «Новое содружество», чьими акционерами являются Константин Бабкин, Дмитрий Удрас и Юрий Рязанов). В состав Ростсельмаша входят 13 предприятий, расположенных в России, Канаде, США, Украине и Казахстане. Предприятие специализируется на выпуске зерно-кормоуборочных комбайнов и практически безраздельно доминирует в данном сегменте рынка. Если в 2010 году оно отвечало за 50 % российского производства зерноуборочных комбайнов, то уже в 2018-м его доля выросла до 80 %.

Из сибирских конкурентов Ростсельмаша Сибсельмаш обанкротился и прекратил своё производство, территорию Красноярского завода комбайнов отдали под коммерческую застройку, но производственные мощности перенесли на Чебоксарский завод промышленных тракторов, где выпускают зерноуборочные комбайны линейки «Агромаш».

Тракторный спад

 В тракторостроении России стоит выделить двух крупных российских производителей — концерн «Тракторные заводы» (КТЗ) и Петербургский тракторный завод.

Концерн «Тракторные заводы» на протяжении долгих лет испытывал серьёзные финансовые проблемы. В его состав входят Владимирский моторо-тракторный завод, Волгоградский тракторный завод, Онежский тракторный завод, Промтрактор. В 2014 году «Тракторные заводы» закрыли Красноярский завод комбайнов (производство перенесено в Чебоксары) и Краслесмаш (оборудование перенесли на Онежский тракторный).

«Тракторные заводы» жили в долг и в 2017 году началась процедура. Концерн реорганизовали: 8 военных производств выделили и передали в гражданский сегмент Ростех, а 26 гражданских предприятий передали в состав машиностроительного холдинга «Транспортные компоненты». Кроме того, машины производят Алтайский тракторный завод «Гранд», Челябинский завод тракторной техники, Кировский завод и ООО «Челябинский тракторный завод — Уралтрак». Жатки, различные прицепы с цистернами и запасные части производит Орский завод тракторных прицепов.

Отдельным производителем является Петербургский тракторный завод, выпускающий машины под брендом «Кировец». Его специализация — машины с мощностью двигателя свыше 250 л. с.

Дела у предприятия идут хорошо. А вот Алтайский тракторный завод, Липецкий тракторный и Завод лесного пожарного машиностроения обанкротились и прекратили производство. Аналогичная судьба постигла Тульский, Рязанский, Таганрогский и Биробиджанский комбайновые заводы.

Впрочем, на остальных заводах по сравнению с лучшими советскими годами объёмы производства существенно снизились.

Борьба за рынок

В 2019 году 51 % рынка изготовленных в России тракторов контролировали производители отечественных марок, а 49 % — иномарки российской сборки. Из них сборка тракторов МТЗ — 16,9 %, из комплектов ХТЗ — 4,6 %, из комплектов иностранных марок (в том числе зарубежных производителей и фирм Versatile, New Holland, Agrotron, Axion, John Deere, Xerion) — 17,4 %.

Около 70 % рынка зерноуборочных комбайнов в России контролирует Ростсельмаш, ещё порядка 20 % рынка приходится на белорусские комбайны, которые собираются из белорусских машинокомплектов.

Большая доля белорусских тракторов в числе российских иномарок объясняется работой Череповецкого литейно-механического завода, на базе которого локализовано производство тракторов МТЗ.

Кроме того, с 2014 года сборочные производства в России активно открывали ТНК. В частности, в 2015 году на базе принадлежащего компании ГАЗ Голицынского автобусного завода совместно с американской корпорацией AGCO создано совместное предприятие по выпуску сельхозтехники. На заводе выпускают американские тракторы Messey Ferguson. К 2020 году планировали нарастить (удалось ли реализовать планы — не ясно) локализацию производства с текущих 10–15 до 50 %. Мощность завода — до пяти тысяч тракторов в год.

Есть сборочное производство у компаний New Holland в Набережных Челнах, Claas в Краснодаре, а John Deer на своем оренбургском предприятии по некоторым видам техники уже превысил 60 % локализации.

Белорусское тракторостроение

Единственный производитель тракторов в РБ — Минский тракторный завод, выпускающий тракторы, помимо Минска, ещё на трёх площадках — в Бобруйске, Мозыре и Сморгони, а также множестве совместных предприятий в разных странах мира.

Порядка 8–10 % тракторов в мире белорусского производства, республика экспортирует до 90 % тракторов. Комбайны и множество других сельхозмашин под брендом «Палессе» изготавливает холдинг «Гомсельмаш», машины для внесения минеральных удобрений — Бабруйскагромаш, комбайны, косилки и сеялки — Лидаагропроммаш.

Тракторы белорусского производства работают на полях 55 стран, а сам бренд МТЗ является узнаваемым в мире. Кроме того, МТЗ, помимо производства тракторов в Беларуси, активно занимается созданием совместных предприятий с иностранцами. Сборочные производства МТЗ открыты на Украине, в Кыргызстане, Азербайджане, Венесуэле, Казахстане, Эфиопии, Египте, Пакистане, Турции, на двух площадках в Китае, в шести (2012 год) российских городах, в том числе Елабуге, Саранске и Ростове-на-Дону.

Помимо СП, МТЗ активно открывает классы в сельскохозяйственных учебных заведениях по всей России, что позволяет готовить кадры для белорусской техники.

У Гомсельмаша семь сборочных предприятий в России и одно в Казахстане (2014 год), у Бобруйскагромаша — 16 сборочных производств в России и ещё 2 в Казахстане.

Примечательно, что в РБ уровень использования среднегодовой производственной мощности по тракторам примерно в 2,5–3 раза выше, чем в России, а вот по комбайнам с учётом плачевного финансового состояния Гомсельмаша ситуация должна быть обратной.

В целом создавать в России свой аналог МТЗ нелогично и крайне дорого. МТЗ специализируется на выпуске колёсных тракторов классов 1,4, 2 и 3 (около 60 % рынка в количественном выражении) и объёмами выпуска машин во много раз превосходит Россию.

В сегменте комбайнов между собой конкурируют Ростсельмаш и Гомсельмаш как предприятия с полным циклом производства машин. При этом Ростсельмаш является лидером, однако стоит учесть тот факт, что у Гомсельмаша в России развито сборочное производство и собранные в РФ гомсельмашевские комбайны из машкомплектов учитываются Росстатом как российские.

Однако если речь идёт о гусеничных тракторах, то на них с советских времён специализировалась Россия — в РБ их производство является штучным.

Аналогичная ситуация с тракторами 5-го и 7-го тяговых классов — это ниша Петербургского тракторного завода и его «Кировцев». Однако иностранные тракторы постепенно начали теснить российские машины к середине 2000-х годов.

В исследовании также отмечается, что в Беларуси ситуация с обеспеченностью аграриев с/х техникой намного лучше. Стоит отметить невероятный разрыв между Белоруссией и Россией по показателям обеспеченности с/х организацией техникой: в России на 1 тыс. га пашни приходятся 3 трактора, тогда как в Белоруссии — 9.

Выводы

На взгляд исследователей, будущее российского и белорусского сельхозмашиностроения зависит от трёх факторов:

1. Темпов реализации сделок слияния и поглощения в российском АПК — предприятия отрасли будут укрупняться, а крупных агрохолдингов-латифундий в России будет становиться больше. Следовательно, спрос на технику будут формировать крупные хозяйства, которые располагают достаточными финансовыми возможностями для покупки техники.

2. Масштабности мер по поддержке с/х машиностроения со стороны государства (субсидирование и льготный лизинг).

3. Динамики цен на мировом рынке продовольствия, высокие цены на которое увеличивают доходы с/х организаций и повышают спрос на с/х технику, а также регуляторных мер правительства (экспортные пошлины на зерно и так далее).

Эксперты убеждены, что экспорт в качестве драйвера роста рассматривать не стоит — российская с/х техника продаётся преимущественно в дружественные России страны бывшего СССР, а также страны Африки.

И без того сложная ситуация в отрасли с/х машиностроения усугубляется рядом факторов. Во-первых, Минск и Москва оказываются не в состоянии договориться о тесной кооперации между производителями с/х техники.

Ситуация в с/х машиностроении двух стран зеркальна: в РБ развитое тракторостроение при депрессивном комбайностроении, а в России, наоборот, проблемы с производством тракторов наиболее востребованных тяговых классов при отсутствии проблем с выпуском комбайнов. Такая ситуация делает крайне трудной задачей углубление интеграции между предприятиями отрасли.

В 2017 году Минск предложил Москве «дружить комбайнами», выстроив кооперацию между Ростсельмашем и Гомсельмашем, но ростовчан предложение не заинтересовало в силу доминирующего положения на рынке. Ростсельмаш предлагал белорусам сконцентрироваться на выпуске кормоуборочных комбайнов, что не устроило Гомсельмаш из-за малой ёмкости данного рынка.

В то же время Ростсельмаш в лице совладельца и главы компании Константина Бабкина отмечает различные походы в регулировании рынка с/х техники. Российские компании не допускаются на рынок РБ уже свыше десяти лет, а Минск использует меры субсидирования или продвижения своей продукции в РФ (субсидирование ставок по кредитам, отсрочки получателям техники).

Попытки со стороны условного Петербургского тракторного завода выстроить кооперацию с МТЗ тоже ни к чему не приведут — МТЗ фактически стал корпорацией, которая не заинтересована в уступке какой-либо части российского или мирового рынка другому производителю.

Остаётся констатировать, что заинтересованности с/х производителей РФ и РБ в интеграции и её углублении нет — на рынке каждый сам за себя и у каждого своя рыночная ниша, размеры которой определены сложившейся ещё в советские годы кооперацией в рамках единой страны, отмечают авторы исследования.

Иные подходы могут быть обусловлены соответствующими политическими решениями, которые сегодня не приняты.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: