Дмитрий Крук: Исчерпание внешнеторгового чуда может привести к рецессии

08 июля 2021
Ольга Томашевская
Экономика

Внешнеторговое чудо Беларуси на исходе. Если оно перестает быть актуальным, то внутренний спрос, который уже более полугода находится на нисходящей траектории, начнет доминировать над внешним.

Уже не один месяц рост экспорта существенно опережает рост импорта, что создает положительный баланс в торговле товарами и услугами. Растет и внешнеторговый оборот в целом. К примеру, в первом квартале он увеличился более чем на 17%. Чем можно объяснить этот феномен и насколько устойчивым может быть улучшение ситуации во внешней торговле?

На эти вопросы в интервью Thinktanks.by ответил старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

- В чем причины явления, которое экономисты уже назвали «внешнеторговым чудом»?

-  Ситуацию можно объяснить, рассматривая экономику в разрезе внутреннего и чистого внешнего спроса (то есть внешнего спроса за вычетом импорта).

Если внутренний спрос с середины 2020 года ожидаемо сжимается достаточно серьезными темпами, то чистый внешний спрос за последние 7-8 месяцев ведет себя иначе. Ситуация с чистым внешним спросом была на порядок лучше всех ожиданий и оценок.

Беларусь – одна из немногих стран не только в СНГ, но, наверное, и в Европе, и в мире, где к концу 2020 – началу 2021 года экспорт по большинству товарных позиций практически полностью восстановился от шока, связанного с пандемией. В физических объемах он к этому моменту вышел на прековидный уровень, то есть на средний уровень 2019 года, а затем и превзошел его. В большинстве стран все еще идет процесс восстановления к этому уровню.  Для большинства специалистов, в том числе для меня, столь стремительное восстановление экспорта стало непредвиденным эффектом.

- Почему все же так получилось?

- Это сочетание разных механизмов, во многом связанных с особенностями ковидной и постковидной динамики на мировых рынках. Первый механизм – как бы странно это ни прозвучало -  для ряда отраслей экономики Беларуси пандемия COVID стала позитивным шоком спроса. Белорусским производителям удалось закрыть те ниши, которые высвободились вследствие ограничения производства их традиционными «владельцами» из-за карантинных мер и/или сбоев в логистике на фоне пандемии. Например, в мебельном производстве мы наблюдали колоссальный рост во второй половине 2020 года.

Второй механизм связан с постковидным ростом цен на мировых рынках, который имеет место по подавляющему большинству товарных позиций. Стремительный рост цен всегда ведет и к изменениям в структуре спроса в зависимости от ценовой группы. В результате часть покупателей стала переходить на товары из более низких ценовых сегментов. А белорусские товары в основном находятся в сегментах ниже среднего, на которые и начинают переориентироваться потребители. Помимо этого, исходя из того, что рост белорусских экспортных цен по большинству товарных групп отстает от мировых трендов, можно предположить, что многие производители в этой ситуации намеренно ограничивают рост своих цен, рассчитывая увеличить свои продажи. То есть на фоне стремительного роста мировых цен у них возник некоторый задел в управлении ценовой конкурентоспособностью, который они используют.

Еще один фактор – продовольственный и сельскохозяйственный бум на просторах СНГ. Отчасти он связан с вышеупомянутым трендом роста цен, но для наших широт его можно рассматривать как отдельный отраслевой позитивный шок. Все, что связано с продовольствием, стало пользоваться дополнительным спросом, что повлекло за собой рост спроса и цен на смежных рынках, включая рынки удобрений, сельхозтехники. А многие белорусские производители как раз относятся к этим отраслям. Это дало существенный прирост, поскольку затронуло не менее 15% нашего экспорта.

Ну и наконец самый простой и очевидный механизм. В 2020 году наблюдались перебои с контрактами на такие важные статьи экспорта как калий и нефтепродукты, но в конечном итоге они почти вышли на привычный уровень. Нефтяная война с Россией завершилась, а объемы поставок калийных удобрений восстановились за счет контрактов с Индией и Китаем. Все эти факторы подстегнули рост соответствующих статей экспорта.

- Что в это время происходило с импортом?

- Здесь также наблюдались довольно неожиданные вещи. Хотя мы стали намного больше экспортировать, импорт растет гораздо меньшими темпами. Такое соотношение экспорта и импорта, начиная со второго полугодия 2020 года – ключевая причина условно именовать происходящее внешнеторговым чудом. Ведь поскольку при производстве экспортных товаров используются значительные объемы импортных составляющих, значительное и устойчивое превышение роста физического объема экспорта над импортом выглядит несколько парадоксально.  

Соотношение между физобъемом экспорта и импорта во многом задается отраслевой структурой экономики и технологиями. Поэтому оно обычно меняется достаточно медленно. Резкие скачки и изменения в нем могут происходить, например, на фоне масштабного обесценения или укрепления национальной валюты и/или проседания или скачка внутреннего спроса.

Внутренний спрос, как упомянуто выше, действительно проседал. И это проседание, в первую очередь, инвестиционного спроса является одним из объяснений замедленного роста физического объема импорта. То есть, фирмы приобретая меньше инвестиционных товаров вообще, меньше закупают и соответствующих импортных товаров. Но сжатие внутреннего спроса в полной мере не объясняет такой большой разрыв между физобъемом экспорта и импорта.

 - В чем же могут быть другие причины?

- Полагаю, что во втором полугодии 2020 года важную роль сыграла распродажа запасов готовой продукции. То есть, внешний спрос во многом удовлетворялся за счет произведенной ранее продукции, скопившейся на складах. Продажа этих товаров обусловливала рост экспорта, но импорт при этом не рос, поскольку импортные комплектующие были для этого закуплены ранее. В 2021 года, полагаю, важную роль сыграло рационирование импорта со стороны властей: новые кампании по импортозамещению, а также ручное ограничение импорта в инвестпроектах, связанных с госпрограммами и государственным финансированием.

Но такие механизмы могут привести лишь к временному сдерживанию импорта. В отсутствие прочих – естественных – причин, он будет постепенно «нагонять» экспорт, нивелируя соответствующий разрыв в физобъемах. Это означает, что внешнеторговое чудо, которое было главным драйвером ВВП в последние 9 месяцев, долго просуществовать не может даже при сохранении благоприятной внешней конъюнктуры.

Но к тому же для Беларуси меняется и сама внешняя конъюнктура. Санкции, которые сейчас стали главным вопросом повестки дня, безусловно значимо негативно скажутся на белорусском экспорте. Пока, исходя из имеющейся информации, это «значимо» сложно оцифровать. Но практически наверняка о дальнейшем росте физического объема экспорта придется забыть.

Из всего приведенного выше следует, что внешнеторговое чудо на исходе. Если оно перестает быть актуальным, то внутренний спрос, который уже более полугода находится на нисходящей траектории, начнет доминировать над внешним. Для экономики это будет означать смену вектора, уход от восстановительного роста и погружение в рецессию. Ключевые вопросы: как быстро это произойдет и какова может быть глубина рецессии? В отсутствие санкций центральным сценарием виделось сохранение инерции роста в 2021 году и скатывание в неглубокую (около 1%) рецессию к началу 2022 года. В зависимости от того, какими потерями экспорта обернутся санкции, этот процесс может пойти быстрее, а рецессия оказаться ощутимо глубже.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: