Павлюк Быковский: Следующий шаг – наказание читателей

12 июля 2021
Юрий Камнев, Thinktanks.by
Общество

Зачистка независимых СМИ разрушает медиарынок Беларуси. Однако попытка исключить из процесса медиа – достаточно продуманный шаг, поскольку может служить профилактической мерой для будущих протестов.

Медиаэксперт Павлюк Быковский рассказал Thinktanks.by о своем видении причин и последствий зачистки независимых СМИ.

- В течение двух дней в Беларуси прошли обыски в 12 независимых СМИ и задержания их сотрудников. КГБ назвало это “спецоперацией по зачистке радикально настроенных элементов”. Какова цель этой спецоперации?

- Нужно отметить. Что Константин Бычек (заместитель начальника следственного управления КГБ, - прим. Thinktanks.by) говорил о зачистке радикальных элементов в телеграм-каналах. Но говорил 8 июля, как раз во время операции против «Нашей Нивы» и ряда региональных СМИ, - одно наложилось на другое. Формально речь идет о зачистке радикальнх элементов в телеграм-каналах, а практически высказывание Бычека распространяется на ситуацию с независимыми журналистами в Беларуси. В итоге его слова отражают реальность: хотели или не хотели в КГБ послать такой сигнал, но вышло именно так.

О целях преследования независимых СМИ говорили с самого начала. Правящий режим, который устоял после событий августа 2020 года, не вышел из политического кризиса, но устоял и делает то, что считает нормализацией ситуации. Если первоначальной целью действий властей было удушение протестов, то в значительной степени эта цель достигнута.

Вторая цель касается независимых, или альтернативных, источников информации, которыми пользуются люди. Первыми под удар еще весной 2020 года попали видеоблогеры (в мае 2020 года прокатилась волна задержаний: видеоблогеры оказались либо за решеткой, либо уехали из Беларуси, только единицы остались в стране). Следующей целью властей стали администраторы и активные участники телеграм-чатов, которые освещали и координировали протесты. Они зачастую просто обсуждали происходящее в стране. Их участие было важным для мобилизации участников протеста, которым нужна мотивация для выхода на улицу. По стране прокатилась целая волна задержаний, которая была скоординирована с удушением протестов.

Нужно напомнить, что в октябре прошлого года власти лишили аккредитации всех иностранных журналистов. Аккредитацию до настоящего времени не вернули никому, за исключением россиян; есть временная аккредитация. Ее иногда дают (если это очень нужно властям) на пресс-конференцию, в которой, например, участвовал Роман Протасевич. Исключение составляют иностранные граждане, которым сложно сейчас приехать в Беларусь в командировку. А белорусским гражданам, работающих на иностранные СМИ, вообще не дают аккредитацию.

Следующим шагом стал наезд на Пресс-клуб – организацию, поддерживающую журналистов. Да, Пресс-клуб обучающая организация, да, она не является собственно СМИ, но это - один из игроков на медиа-рынке Беларуси.  Параллельно прошли обыски, был опечатан офис Белорусской ассоциации журналистов. Для БАЖ пока обошлось: руководство не попало за решетку, а вот руководство Пресс-клуба находится в СИЗО.

Следующий этап – разгром TUT.BY: его сотрудники, находившиеся в стране, были арестованы. И хотя им выставлено обвинение по хозяйственным статьям, за решеткой оказались сотрудники, которые даже по формальным признакам не подпадают под обвинение, поскольку не занимались хозяйственной деятельностью.

И, наконец, нынешний удар по «Нашей Ниве» и почти всем региональным независимым СМИ. Они не подпадают под «настоящий радикализм», о котором говорит Бычек, потому что ни TUT.BY, ни «Наша Нива» не выступали с радикальными призывами. Но этот фактор явно рассматривался спецслужбами, силовиками исходя из того, что людям для принятия решений нужны альтернативные источники информации, организация солидарности, отслеживание несправедливости сейчас, когда «иногда не до законов». Все вместе делает ведущие СМИ мишенью. В обществе всегда существуют убежденные люди (неважно – то ли лоялисты, то ли убежденные сторонники власти), но обычно это меньшинство. А большинство обычно не следит за политикой в режиме нон-стоп либо делает собственные выводы под влиянием медиа. Попытка исключить из процесса ведущие медиа – достаточно продуманный с точки зрения властей шаг, поскольку может служить и профилактической мерой для будущих протестов. Для протестных настроений нужен определенный уровень эмоций, который можно получить из СМИ, соцсетей и мессенджеров. В соцсетях количество высказываний на политические темы из-за репрессий заметно уменьшилось, люди стараются говорить иносказательно или пишут закрытые посты. В этой ситуации под ударом оказались медиа.

- Следующий шаг – полная стерилизация независимого информационного пространства?

- Не думаю, что полная стерилизация возможна в нашей ситуации. Всегда есть возможность освещать события в Беларуси из-за границы. По опыту ряда постсоветских стран, где зачистка медиапространства прошла намного раньше либо медиапространство стерилизовано со времен перестроечной гласности, мы знаем, что есть сайты (например, Фергана.ру), которые дают альтернативные точки зрения, распространяют факты, о которых государственные СМИ молчат. Государство, конечно, пытается перекрывать, блокировать такие источники, но август 2020 года показал, что белорусы быстро научились пользоваться VPN, телеграмом. Речь не идет про 100-процентный охват населения, но лидеры общественного мнения, читатели, которые активно ищут информацию, явно научились это делать. Поэтому полностью стерилизовать медиапространство у властей не получится.

Другое дело - усложнить работу журналистов легко. Сегодня является очень большим риском выйти на улицу с профессиональной камерой – у журналиста тут же начинают проверять документы. Риски таят даже съемки на смартфон, которые популярны у рядовых обывателей.  

И еще один удар, который разрушает стандарты журналистики, - независимые журналисты сейчас не могут перепроверять информацию в официальных источниках. Информацию правозащитников о пытках, например, мы не можем проверить в МВД, а силовые структуры, распространяя информацию, также не дают возможности задавать дополнительные вопросы. С одной стороны, возможности проверять информацию ограничены, с другой – отсутствует возможность проверять официальную информацию, поскольку в нашей стране мы неоднократно уже сталкивались с фальсификациями со стороны официальных лиц, которые выдумывали информацию или просто вырывали кусок из контекста, рисуя выгодную им картину мира. Все вместе это снижает качество журналистики в стране и бьет по доверию аудитории к СМИ.  С этими негативными факторами придется иметь дело вне зависимости от того, будет у власти Лукашенко или нет. Это разрушительный процесс для самой медиасистемы.

- Беларусь находится в зоне политического штиля. Почему именно сейчас зачистка постигла независимые СМИ?

- Думаю, это вопрос первоочередных мер: сначала убрали то, что считали рупорами протестов, потом - тех, кого считали координаторами и организаторами солидарности, а сейчас дошли руки до альтернативных источников информации. Следующий шаг, наверное, будет предпринят в том же ключе, чтобы у населения не возникало потребности и желания искать альтернативную информацию: возможно, будут наказывать и читателей, подписанных на нежелательные СМИ и телеграм-каналы. Если популярный портал TUT.BY будет признан экстремистским, возможна организация нескольких публичных процессов над потребителями, которые не догадались, что в 2007 или в 2011 году они расшарили контент TUT.BY. А по белорусским правовым понятиям, то, что находится в интернете, является длящимся преступлением. Поэтому удар может быть нанесен по очень многим.

- Говорят, свято место пусто не бывает. Ликвидируя независимые медиа, это пространство надо чем-то заполнить. Или такой надобности у властей нет?

- Есть такая надобность. Но у властей еще ни разу не получалось сделать то, что делают российские коллеги – взять под контроль независимые СМИ и обманывать аудиторию, выдавая подконтрольные СМИ за независимые. В России это получается, потому что там есть аутсорсинг. Деньги, которые вкладывают российские олигархи через нескольких посредников, в конечном итоге дают возможность контролировать не каждую публикацию, а скорее формировать генеральную линию. Отдельные публикации вполне могут создаваться по журналистским стандартам и демонстрировать плюрализм мнений. Ряд уважаемых СМИ, например, Коммерсант, выглядят плюралистичными, но по важным позициям занимают нужную для Кремля позицию.

В Беларуси такого ни разу не сделали: ни когда пытались забрать Свободные новости, ни когда один из бывших владельцев СН пытался открыть издание Обозреватель. Оно не заняло значимой ниши, соответственно, оказалось неэффективным вложением как с точки зрения бизнеса, так и с точки зрения государственной пропаганды.

При отсутствии аутсорсинга – с одной стороны, и ставке на государственное телевидение (Лукашенко говорил, что интернет не имеет особого значения, важно телевидение, куда в основном и вкладываются деньги) белорусские власти подставляются, поскольку их российские коллеги делают ставку и на интернет, и формируют почти две трети контента государственных телеканалов.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: