Что будет дальше с белорусскими независимыми исследовательскими центрами?

26 июля 2021
Общество

На этот и другие вопросы отвечали академический директор школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA Татьяна ЧУЛИЦКАЯ и директор Института «Палітычныя сфера» Андрей КАЗАКЕВИЧ.

На эти вопросы отвечали гости передачи «Умные люди», выходящей на YouTube­канале «Белорусы и рынок»: академический директор школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA Татьяна ЧУЛИЦКАЯ и директор Института политических исследований «Палітычныя сфера» Андрей КАЗАКЕВИЧ.

— Конечно, то, что произошло с нашими коллегами, абсолютно недопустимо! Это реальное наказание за свободу мысли и свободу выражения. Такие действия не могут быть приняты ни экспертным сообществом, ни обществом вообще, — высказала мнение Татьяна Чулицкая. — Экспертное сообщество и интеллигенция рассматриваются властью как враги условного народа. Якобы они производят какие-то совершенно ненужные знания, склоняют людей думать не о том, о чем им нужно думать.

— Власти хотят создать удобную для себя политическую систему, особенно учитывая то, что нужно думать о транзите власти. Они считают, что для этого нужно уничтожить все институты, которые не находятся под государственным контролем, — попытался объяснить логику власти Андрей Казакевич. Хотя, замечает политолог, влияние так называемых фабрик мысли на политический кризис было в целом благоприятным для режима: «они отрубали крайности и скорее играли на то, чтобы процесс шел как минимум ненасильственно». Однако, по мнению власти, аналитики все равно представляют угрозу, поскольку дают людям альтернативные знания.

Разрушая независимые исследовательские институты, власти преследуют две цели, говорит политолог. Во-первых, есть желание получить монополию на все политическое поле. Во-вторых, правительство, возможно, надеется, что сможет создать новые «фабрики мысли»: лояльные к власти, столь же влиятельные в обществе и популярные в среде журналистов. Гость передачи усомнился в том, что эти цели будут достигнуты.

Академический директор SYMPA заметила, что параллельно с зачисткой экспертного и аналитического поля происходит попытка выстроить контрдискурс. В госСМИ показывают лояльных к власти политологов и других ранее неизвестных экспертов, объясняющих, что «происходящее сейчас в Беларуси — это единственно возможное развитие событий, а иначе страна перестанет существовать».

Может ли государство обойтись без независимых исследователей?

Эксперты объяснили, что аналитические центры нужны, чтобы создавать знания, на основе которых правительство и люди могут принимать осведомленные политические и экономические решения. В ином случае такие решения будут приниматься на основании «ашчушчэний и субъективных факторов». Такие решения будут оторваны от интересов общества.

При этом государственные исследовательские институты не могут заменить независимые аналитические центры. Последние показывают реальность с такого ракурса, с которого государственные учреждения не могут позволить себе ее рассматривать.

— Государственные органы могут скрыть какие-то факты и сказать, что все хорошо. Только независимые исследовательские центры могут показать то, что госорганы сами никогда не покажут, — объяснил  Андрей Казакевич. — Вообще, «по-нормальному» в обществе должны быть самые разные исследовательские центры, которые используют разные методологии, и тогда правда будет где-то посередине. Эксперт добавил, что журналисты не могут заменить исследователей, поскольку не работают с базами данных, не проводят сами исследования по научным методологиям.

— Я считаю, что уничтожать экспертное сообщество — это как наступать на грабли. Власти сами себе создают крайне неблагоприятную ситуацию: у них нет знаний об обществе, которым они пытаются управлять, — сказала Татьяна Чулицкая.

— Да, общество может существовать без исследований и аналитики, но эффективное общество, которое обеспечивает экономический рост и в котором есть социальная и политическая стабильность, требует исследований, понимания того, что происходит, — высказал убеждение Андрей Казакевич.

Оба эксперта отметили, что в Беларуси никогда не было хорошей ситуации в плане взаимодействия госорганов с независимым экспертным и аналитическим сообществом. Но по крайней мере до кризиса были форумы, конференции и другие площадки, где происходил обмен мнениями. Чиновники через белорусские СМИ получали аналитическую информацию.

— До госорганов доходили результаты работы независимых исследовательских центров. Правда, использовали они их или нет, это уже другой вопрос, — пояснила академический директор SYMPA.

Белорусским СМИ запретили пуб­ликовать результаты социологических опросов. Это проблема?

— Отсутствие социологических опросов — огромная проблема для всех, для общества, для экспертов, академиков, потому что это абсолютно нормальный инструмент, которым во всех современных обществах измеряются настроения людей, — считает Татьяна Чулицкая. Она отметила, что при всей сложности белорусской системы эксперты все равно получают как минимум один публичный отчет, который готовит аналитический центр Chatham House, и это «хоть какой-то хлеб для исследователей». А вот чиновники и простые белорусы такой возможности теперь лишены.

— Понимаете, проблема для правительства такая: нет понимания, какие настроения преобладают в обществе. Это опасно и для общества и крайне опасно для власти, — добавила гостья передачи.

Андрей Казакевич отметил, что в Беларуси всегда было «искривленное пространство социологических исследований», и объясняется это тем, что власти серьезно ограничивали работу данного сектора.

Ведущие передачи заметили, что на государственных телеканалах апеллируют формулировкой «большинство»: якобы народ един и поддерживает власть, а с отдельными отщепенцами и радикалами нужно бороться. При этом госСМИ не объясняют, на основании каких исследований они пришли к такой формулировке.

— Так если все решено, давайте остановим репрессии и посмотрим, что будет происходить в белорусском обществе. Это как с «Площадью перемен»: пока охраняли — все было тихо, как только сняли пост — опять нарисовали Диджеев перемен. На этом примере Татьяна Чулицкая объяснила реальные настроения в обществе.

Как будут дальше работать белорусские эксперты?

Андрей Казакевич прогнозирует существенное переформатирование исследовательского  поля. По его мнению, абсолютное большинство организаций будут вынуждены искать другие модели работы: либо действовать полностью из-за границы, либо гибридно, когда часть команды останется в Беларуси, а часть уедет. Кроме того, экспертам придется осваивать новые методики — онлайн-исследования.

Согласно пессимистическому сценарию Татьяны Чулицкой, траектория изменений в сфере аналитических центров и экспертного сообщества будет повторять траекторию того, что происходит с белорусскими медиа. Часть аналитических центров будет работать гибридно, некоторые исследования будут заморожены либо проводиться не в полном объеме, поскольку люди боятся разговаривать, давать интервью.

При этом оба эксперта отметили, что, помимо негативных моментов, для белорусских исследователей сейчас открывается много новых возможностей.

— Сейчас как никогда высок интерес к белорусским исследованиям: на уровне и мировых университетов, и международных организаций, и, надо сказать, среди обычных людей, — сказал директор института «Палітычныя сфера».

— Мы никогда не видели столько белорусских экспертов на телеканале «Евроньюс», в газете «Нью-Йорк таймс» и других мировых СМИ. Интерес к событиям в Беларуси поднимает белорусское экспертное сообщество на более высокий уровень, по крайней мере в плане видимости для международного сообщества. Для экспертов это возможность получить больше поддержки и освещения их работы на глобальном уровне, — считает Татьяна Чулицкая.

Почему мы не слышим голосов исследователей из белорусских университетов?

Гостья передачи подчеркнула, что состояние, в котором находится Национальная академия наук, — «болезненная тема», но она была такой и до кризиса. Наша система высшего образования не направлена на производство знаний. Она сфокусирована на изучении уже имеющихся догм и закладывании чужих идей в умы студентов. Проблема связана и с недофинансированием этого вида деятельности: педагоги воспринимают исследования лишь как отдельную нагрузку к педагогической ставке.

Татьяна Чулицкая отметила разницу в западных и белорусских подходах к академическим исследованиям. В международных исследовательских проектах присутствует обязательный элемент — популяризация результатов исследования. У белорусских ученых такой мотивации нет: написал книжку, ее прочитали десять коллег, поставил галочку в отчете, вот и все.

Андрей Казакевич тоже подчеркнул эту проблему:

— В западном обществе есть механизмы, которые стимулируют ученых быть открытыми, чтобы результаты их работы цитировались различными СМИ, а не только научными коллегами. У нас таких механизмов нет. Даже наоборот, есть механизм, который стимулирует изоляцию ученых от публичной сферы.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: