Каково политическое эхо санкционного прессинга Беларуси?

03 августа 2021
Политика

ЕС и США ввели серьезные санкции против Беларуси. Россия же особо помогать соседке не стремится. Какие тактики и стратегии может использовать Минск для минимизации ущерба от санкций?

И где он будет брать деньги, чтобы закрыть дыру в бюджете? Эти вопросы газета «Белорусы и рынок» задала белорусским политологам.

Андрей ЕЛИСЕЕВ, политолог, директор аналитического центра EAST:

— Ближайшие месяцы и первая половина 2022 года несут большие риски для белорусской власти, потому как на этот период приходится кульминация переговоров с Кремлем по новому интеграционному пакту между Беларусью и Россией. От того, насколько успешно Александру Лукашенко удастся договориться с Москвой о дальнейшей модели политических и экономических отношений, будут во многом зависеть перспективы его правления.

Не исключено, что может обсуждаться обмен признания Москвой новой Конституции на подписание пакета документов об углубленной интеграции, который неизбежно лишит Беларусь значительной части суверенитета. При условно
оптимистичном сценарии Александр Лукашенко рассчитывает и далее пребывать на президентском посту, а также получить новый конституционный статус в качестве главы Президиума ВНС.

При негативном сценарии Лукашенко допускает формальную передачу президентского поста человеку из близкого окружения при сохранении реальных рычагов правления через усиление аппарата Президиума ВНС за счет президентской администрации.

Секторальные экономические санкции Запада увеличивают политические риски, так как могут значительно ухудшить экономическую ситуацию в Беларуси уже в ближайшие месяцы. Не исключено, что в связи с этим референдум по Конституции может быть перенесен на более ранний срок (анонсировался на начало 2022 года), да и само народное волеизъявление может быть заменено парламентским решением.

У Лукашенко есть три ключевых союзника для удержания власти: силовой аппарат, вертикаль власти в виде исполкомов всех уровней и Кремль. Поэтому он, как и прежде, будет различными способами усиливать силовиков и вертикаль и доказывать Кремлю, что является самым верным гарантом обеспечения стратегических российских интересов в Беларуси.

Не исключено, что в случае серьезной политической дестабилизации могут быть предприняты более опасные ходы, чтобы активнее использовать образ внешнего врага и попытаться привлечь российскую помощь.

Сколько-нибудь серьезную финансовую поддержку в нынешней ситуации может оказать лишь Россия. Вероятно, усилится давление на частный бизнес, однако в перспективе это лишь еще больше подорвет экономические перспективы Беларуси. Не исключена активизация переговоров по продаже миноритарного пакета акций «Беларуськалия». Впрочем, это не быстрый процесс, и речь здесь может идти не о самой близкой перспективе. В целом представляется, что белорусский управленческий аппарат пока не в полной мере оценивает вероятный ущерб от западных санкций и масштаб их последствий для социально-экономической и политической сфер, особенно в случае сложностей с обеспечением более значимой экономической поддержки со стороны России.

Игорь ДРАКО, независимый эксперт, политтехнолог:

— Осенью прошлого года соотечественники, воодушевленные протестами, соревновались в предсказаниях, когда рухнет режим. Сразу назывались дни, потом месяцы. Тем временем на помощь власти пришла зима, и победу над режимом отодвинули на май. Когда и две декады мая не принесли желаемого, сам Лукашенко приободрил своих противников, посадив в минском аэропорту самолет Ryanair. Евросоюз включил механизм довольно серьезных санкций, и теперь снова можно гадать или «точно» предсказывать начало конца.

Главными акторами смены власти в стране может быть либо чиновничество, либо народ. Первый вариант, мне кажется, невозможен по причине кадрового состава вертикали. Для второго нужно определенное настроение масс и организация, способная использовать такое настроение для возобновления протестов. Но кто знает, что сегодня думают массы?

За границей или в тюрьме оказались не только прямые конкуренты и «заклятые враги» Лукашенко. Под каток репрессий попали журналисты, гражданские активисты, участники различных инициатив, НГО и НКО, эксперты. На наших глазах происходит зачистка уже не политического поля, а «сети агентов западного влияния». Причем до 9 августа режим опекал этих агентов как очень нужных персонажей, ведь они, кроме неофициальных контактов с Западом, обеспечивали антироссийскую прокачку активной части общества. Но такое сотрудничество дало весьма неприятные для режима последствия: «агенты» заявили претензию на власть. И теперь власти нужно сделать так, чтобы «коллективный Запад» имел в качестве переговорщиков и рядовых «связных» исключительно его людей.

Думаю, сейчас Западу «продается» примерно следующее: «Мы власть не отдадим. Не хотите усилить зависимость Беларуси от России, примите это как должное. Уберут нас — придут либо русские (их ставленники), либо те, кто не сумеет выстроить с Россией «особые отношения», и вам придется брать Беларусь на содержание, а не возьмете —
значит, страна опять-таки уйдет под Россию». Но сочтут ли там предложение заманчивым? В Брюсселе, вслед за Берлином и Парижем, устали от Украины и раздражены некоторыми своими членами из Восточной Европы. На кой черт им еще головная боль от Беларуси?

Что касается благополучия граждан, «дыры в бюджете», то социальный контракт разорван давно, и «декрет о тунеядцах» тому ярчайшее подтверждение, а санкции станут хорошим основанием для объяснения, почему жить стало хуже.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: