Как в СССР отучали людей от водки, а приучили к пиву

15 августа 2021
Светлана Салтанова, IQ
Общество

Задача отучить советского человека от чрезмерной любви к водке вывела с началом «оттепели» из тени пиво. Этот напиток был дешев, доступен и покорил сердца и печени советских людей.

Задача отучить советского человека от чрезмерной любви к водке вывела с началом «оттепели» из тени пиво — напиток традиционный, однако не покоривший к тому времени мир повседневного потребления в СССР. Развитие пивной культуры стало государственной политикой, а пиво из «символического товара» превратилось в «продукт для ежедневного потребления». О некоторых моментах этого преображения IQ.HSE рассказывает по исследованию Павла Покидько из Санкт-Петербургской школы гуманитарных наук и искусств НИУ ВШЭ, изучившего тему на примере Ленинграда и Ленинградской области 1950–1970-х годов.

Не водкой единой
Пол-литра самого популярного в СССР пива «Жигулёвское» в 1975 году стоили 44 копейки. Если сдать пустую бутылку в ларёк, ещё меньше — минус 12 копеек. При таком раскладе вопрос пить или не пить не стоял. Позволить себе «пенное» мог кто угодно — от пролетария, в среднем получавшего 146 рублей, до студента с 36-рублевой стипендией.

Но так было не всегда. Несмотря на то, что традиция потреблять пиво в Стране Советов не зародилась, а лишь была унаследована из дореволюционной жизни (в 1910-м в Российской империи работало свыше 300 пивзаводов), его доступность периодически оставляла желать лучшего. В удаленных районах, таких как Карелия, для рабочих и служащих оно было редкостью вплоть до 1950-х годов.

Цена на напиток росла, добравшись в 1940-м до двух рублей за бутылку. Во время войны пиво вообще не выпускалось — производители переориентировались на другие нужды, а после из-за нехватки зерна опять стало недешёвым: в 1948 году то же «Жигулёвское» продавали по 3,5 рубля.

В 1950-е пиво попало «под раздачу» в связи с антиалкогольной кампанией. Распоряжений о запрете его продажи не поступало, но в ряде ларьков наряду с ним торговали водкой. Поэтому «пивные» точки закрывались, несмотря на растущий спрос.

В Ленинграде, по данным исследования Павла Покидько, в ходе этого процесса в 1955–1956 годах ликвидировали 140 торговых точек, что сильно сократило реализацию пива. Однако борьба с крепким спиртным всё же обернулась благом. Ограничивая водку, власти учли недовольство трудящихся и сделали ставку на слабый алкоголь. Так пиво пошло в массы. Разумеется, под присмотром государства.

Пить и закусывать
В 1950–1970-х годах считалось, что советские граждане должны не просто потреблять продукт, а делать это с максимальной пользой. Водка с ней не ассоциировалась. Сокращение производства «сорокоградусной» было названо достижением «в борьбе с проклятым наследием капитализма». Пиво же признали напитком питательным, освежающим, снижающим стресс и  повышающим работоспособность.

Его полезному воздействию на организм, по мнению специалистов, способствовало употребление за едой. Власти специалистов поддержали, и в выходящих миллионными тиражами кулинарных книгах агитировали пить в «сопровождении» вторых мясных и рыбных блюд.

Закуски непосредственно к пиву зависели не столько от рациона питания, сколько от ситуации с продуктами. Если она менялась, сушёная рыба и сухарики вместо бутербродов с красной икрой становились не выбором, а необходимостью.

«Благодаря ограничениям продовольствия, в СССР сложилась особая культура распития пива, когда в качестве закуски использовались недорогие ресурсы», — говорит автор исследования. Тема сочетаемости отходила на второй план, но сам факт (пить и закусывать) делал напиток «культурным, позволяющим хорошо проводить время».

Окультуривание обстановки
Пить в культурной обстановке удавалось не всегда. Больших пивных на пару сотен посетителей в СССР не строили, досуг за кружкой проводили рядом с ларьками и бочками. Однако условия в ответ на жалобы населения постепенно создавались — «в магазинах для любителей пива были оборудованы столы, где лежали газеты и настольные игры», в 1960–1970-е годы в городах появились пивбары, рестораны, кафе с продажей пива.

Для избранных и обеспеченных открывали двери валютные бары, где подавалось иностранное пиво, обычно из Чехословакии и ГДР. По воспоминаниям, в валютных барах Ленинграда в 1970–1980-х пиво пили охлажденным из зауженных бокалов. В то время как в уличных ларьках — в «красивых стеклянных кружках по 0,25 и 0,5 литра», которые «по мере развития продаж стали воровать» и заменять на пол-литровые банки.

Чтобы объёмы торговли росли, её вывели на железнодорожные станции — в буфеты, павильоны, киоски. Такая практика срабатывала и в плюс производителям —  продукция заводов, расположенных вблизи транспортных потоков, приобретала всесоюзную известность.

Жизнь в новом сорте
Отчеты пивоваров и статьи в прессе 1960–1970-х годов подтверждают, что советское пиво изготавливалось только из натуральных ингредиентов. Хранить его долго было нельзя, а продавать быстро означало снижать цены.

Добиться последнего помогла модернизация производства. Так, на Выборгском пивзаводе  в 1950-х построили холодильную станцию, автоматическую линию розлива, заменили деревянную тару на алюминиевую. В итоге стоимость разливного пива уменьшилась до 24 копеек, а ассортимент расширился с двух видов до четырёх.

Рождение новых сортов в СССР тоже имело специфику. Нередко они появлялись не просто как результат освоения рецептов и технологий, а как отражение важных событий в жизни партии и общества.

«Рижское пиво» выпустили к 100-летию со дня рождения Ленина, а названия сортов «Королева полей» и «Восток» в комментариях не нуждаются. Значимость кукурузной кампании и освоения космоса буквально прорисовали в «пивной» повседневности граждан: «при изготовлении “Королевы полей” использовались зерна кукурузы, а этикетки бутылок были украшены изображением стеблей кукурузы и космического корабля».

Качество — по бутылкам
«На уровне разработки и экспериментального выпуска сортов пива СССР не отставал от Европы и США. Проблемы начинались при внедрении новинок в  массовое производство», — отмечает Павел Покидько. На этом этапе требовалась продукция с короткими периодами изготовления и реализации.

От скорости продаж зависело выполнение плана, отсутствие холодильников на торговых точках не позволяло оптимально хранить напитки, а их низкая цена не давала ресурсов развивать торговую инфраструктуру самим заводам.

В итоге сорта, создававшиеся в особых условиях, добирались до прилавков ограниченными партиями, хотя пользовались огромным спросом. В частности, «тёмное» пиво с длительным сроком брожения («Мартовское», «Рижское» и др.), обеспечить которым в полной мере пивовары смогли только после обновления и автоматизации оборудования.

«Тёмное» было качественным и притом — в бутылках, что позволяло хранить его дольше и защищало от традиционного трюка продавцов: бутылочное не разбавишь. Производство в бутылках постепенно наращивалось, опускать его долю ниже 40% от объёма своей продукции заводы не имели права.

Как и разливать абы в какую тару. «Упаковывали» только в пол-литровую из тёмно-зелёного или красно-коричневого стекла. Эти цвета предотвращали «фотохимическое разрушение биохимических компонентов пива», что тоже увеличивало срок хранения.

Символы времени
Ограничение крепкого алкоголя не единственный маховик, запустивший формирование пивной культуры. На рубеже 1950–1960-х государство в СССР взяло новое обязательство — повысить уровень жизни граждан. В 1959 году на очерёдном съезде КПСС был объявлен переход к строительству коммунизма, а в новом плане развития экономики впервые поставлена задача наращивать выпуск товаров широкого потребления.

В русле этого в пивную отрасль пошли инвестиции, разнообразился ассортимент, цены держались на нужном уровне. Лозунг пиво — в массы работал, правда не везде одинаково успешно.

При больших расстояниях и плохих дорогах, недоразвитости производства и инфраструктуры идея отвлечь «пенным» от «горькой» воплощалась лишь в крупных городах. В них же, плюс там, где располагались пивзаводы, в реальность воплотилась ещё одна — сделать пиво частью досуга: именно там в основном открывались клубы для встреч и общения за бокалами-кружками.

Клубы символом времени не стали. Зато ларьки и бочки — вполне. Очереди к ним и само пиво в период правления Никиты Хрущева и Леонида Брежнева остались в памяти очевидцев и — как действительно массовое явление — в литературе, на эстраде и в кино.

«Потребление пива, ставшее своеобразной формой социальной коммуникации советских граждан, обросло ритуальными формами и даже маршрутами», — рассказывает исследователь, приводя в пример один — путь по Ленинграду Сергея Довлатова, от ларька к ларьку, с тоже символичным финалом — вытрезвителем на Моховой.
Светлана Салтанова, IQ


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: