Игорь Тышкевич: От смены режима в Афганистане дополнительный козырь получает Москва

24 августа 2021
Политика

В Беларуси «Талибан» не считается террористической организацией, поэтому вопрос не в том, сколько Беларусь может потерять от изменений в Афганистане, а в том, насколько может нарастить товарооборот.

Исламистская группировка «Талибан» буквально за неделю вернула себе власть в Афганистане после ухода из страны военного контингента США. Возвращение талибов вызвало шок во всем мире, и, хотя новые хозяева положения обещают создание инклюзивного исламского правительства, им пока мало кто верит.

Как смена режима в Афганистане может повлиять на Беларусь? Своим мнением на этот счет с газетой «Белорусы и рынок» поделился аналитик Украинского института будущего Игорь ТЫШКЕВИЧ.

— Влияние  наш регион ощутит не сразу, но оно, несомненно, будет. Во-первых, смена режима в Афганистане — это сильнейший удар по репутации США. Теперь Вашингтону будет крайне трудно продвигать свою повестку в Азии и на Ближнем Востоке. В ближайший год каждое слово, исходящее от американского правительства, будет восприниматься критично.

На фоне афганского кризиса значимость Беларуси и Украины для международного сообщества
существенно уменьшится. Риторика США и ЕС «мы за демократию и все хорошее в Беларуси» останется, но все-таки больше внимания будет уделяться афганским процессам. В условиях афганского кризиса белорусской оппозиции будет труднее объяс­нять на площадках ЕС, почему для Беларуси санкции должны быть более жесткими, чем для талибов.

От смены режима в Афганистане дополнительный политический козырь получает Москва. Тема участия России в стабилизации Азиатского  региона звучала на встрече Путина и Байдена и прописана в документах Европейской стратегии. Западные страны заинтересованы в том, чтобы Россия зашла в этот регион и выступила гарантом стабилизации. Соответственно, когда есть такое пожелание со стороны западных стран, российские дипломаты могут просить скидки на других геополитических площадках. Что может попросить Москва взамен? Оставить Беларусь в российской сфере интересов? Украину? Или две страны сразу?

Что еще непосредственно касается нашего региона, это беженцы из Афганистана. Западные страны не готовы принять всех афганцев, спасающихся от талибов. Например, Канада заявила, что может принять 20 тысяч беженцев, но в первую очередь это будут представители ЛГБТ-сообщества. Великобритания также согласна принять 20 тысяч беженцев. Далее следуют Косово, Босния и еще несколько стран, которые готовы размещать беженцев по просьбе и за финансовое вознаграждение США. Даже если сложить все эти цифры, получается очень мало. Поэтому наверняка стоит ожидать миграционной волны в сторону европейских стран, и, возможно, она пройдет и через территорию Беларуси. А это уже пересекается с политикой Минска по беженцам.

Будет ли Беларусь специально ввозить мигрантов из Афганистана для запугивания ЕС? В данном случае Минску было бы более выгодно остаться в стороне. Мне видится, что такое развитие событий вполне возможно, если после референдума по Конституции диалог между ЕС и Беларусью так и не наладится. Тогда, возможно, «Белавиа» будет часто летать в Кабул.

Теперь о взаимной торговле между Беларусью и Афганистаном. Наш экспорт в эту страну менее 1 % от общего объема экспорта. Что именно продает Беларусь, сказать трудно, поскольку это непубликуемые позиции. Алкоголя в Афганистане не пьют, поэтому можно предположить, что это либо табачные изделия, либо оружие.

На фоне последних событий вряд ли сотрудники европейских или американских компаний поедут в Кабул. Белорусские власти будут очень внимательно следить за событиями в регионе. Открываются новые возможности для экспорта, а белорусские компании смогут участвовать в восстановлении инфраструктуры, если им удастся зацепиться за китайские контракты в Афганистане. Влияние Китая в регионе усиливается. Проекты, реализацию которых Пекин начал при проамериканском афганском правительстве, на паузу  не поставлены, Китай уверен, что с ними все будет хорошо, ведь «Талибан» никогда даже не возмущался ущемлением мусульман-уйгуров в лагерях Китая. В Беларуси «Талибан» не считается террористической организацией, поэтому вопрос не в том, сколько Беларусь может потерять от смены режима в Афганистане, а в том, насколько может вырасти наш товарооборот.

Но многое будет зависеть от того, будут ли у талибов деньги. Сейчас США заморозили все финансовые средства афганского правительства, а с учетом нынешних условий Беларусь вряд ли будет работать в кредит.

Многие высказывают опасения, что сейчас мир захлестнет волна наркотиков из Афганистана. Но больше всего наркотиков Афганистан производил под оккупацией США. Американцы не смогли запустить в стране программы, которые бы замещали сельским жителям доходы от выращивания мака и производства наркотиков. Одно из первых обещаний пришедших к власти талибов — борьба с наркопроизводителями и наркотрафиком. Однако если финансовое давление продолжится, то талибы будут искать деньги там, где их можно найти, и, скорее всего, вернутся к прежней экономике.

Захватившие власть талибы заявляют о праве на образование, о правах женщин, пробуют показать, что они стали умеренными исламистами. Посмотрим, выполнят ли они свои обещания.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: