Катерина Борнукова: Причины изменения доходов белорусов стали более нормальными

22 декабря 2021
Виктор Беляев, Thinktanks.by
Экономика

Число белорусских респондентов, сообщивших о снижении доходов в текущем декабре, оказалось одним из самых низких за последние два года.

Об этом рассказала академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова во время презентации нового продукта – мониторинга экономики Беларуси. Специалисты BEROC сравнили результаты онлайн-опроса, проведенного в текущем декабре, с результатами схожего исследования, проведенного ранее в ходе мониторинга экономики в рамках проекта «Ковидономика».

Thinktanks.by предлагает выдержки из доклада Катарины Борнуковой.

Отражение благополучия

В декабре 2021 года 38% респондентов сказали, что их доход снизился. Это без учета тех, кто списывает сокращение своего дохода на изменение валютного курса. Это один их самых низких показателей за последние два года. Несмотря на то, значительная доля респондентов постоянно говорит, что доходы снижаются, это, тем не менее, достаточно хорошо отражает текущую, достаточно благополучную ситуацию в экономике.

Более того, у людей спросили о причинах снижения дохода. Если отбросить рост цен, то доля опрошенных, у которых снизились доходы, составит 28%.

«То есть рост цен играет значительную роль в том, как люди воспринимают динамику своих доходов.

Интересно также то, что причины изменения доходов стали более нормальными, чем в мае-июне 2020 года, когда мы были на пике влияния COVID-19 и когда многие респонденты говорили, что их отправили в неоплачиваемые отпуска или сократили им количество рабочих дней. Сегодня большинство из почувствовавших снижение доходов называют сокращение премий, урезание зарплат, уменьшение количества заказов в качестве основных причин этой ситуации. И это – основное отличие от того, что мы видели на пике ковидного кризиса.

Среди 28%, которые говорят, что их доходы снизились даже без учета влияния валютного курса и роста цен, очень много самозанятых и индивидуальных предпринимателей, значительное число людей, занятых в строительстве, и людей с низкими доходами.

Как они справляются с падением доходов?

Этот вопрос задавался тем, у кого этот доход снизился.

16,7% никак не изменили свое потребление. Они стали тратить сбережения, брать кредиты, но поскольку ощущают данное снижение доходов, как временное, не изменили свой профиль потребления.

Но значительная часть респондентов все же начали экономить по ряду позиций. Это - отдых и развлечения, крупные покупки, т.е. товары долгосрочного потребления, которые классически откладываются в случае снижения доходов. Некоторые люди стали покупать более дешевую одежду.

36,4% сказали, что стали экономить на еде. Я думаю, что это связано во многом с тем ростом цен, которые мы наблюдаем в первую очередь на продовольственные товары. И если мы посмотрим, кто чаще экономит на еде, то окажется, что это пенсионеры, жители небольших городов и люди с низким доходом до 500 рублей в месяц.

Что произошло на рынке труда?

У людей также спросили, что произошло с ними на рынке труда за последние две недели. В декабре 2021 года эта доля была одной из самых низких – всего 3,3% людей сообщили о потере работы. При этом задавался второй вопрос: не случилось ли так, что кто-то из их знакомых или друзей потерял работу? И вот тут парадоксальный результат. Потому что, несмотря на довольно низкие «личные увольнения», 20,4% респондентов (достаточно высокая доля), говорят о том, что они слышали об увольнении знакомых или друзей.

Это уступает, по нашим опросам, только маю 2020 года, что удивительно. Потому что на май 2020 года пришелся пик влияния COVID. Тогда было много увольнений, а Белстат даже перенес свой опрос по рынку рабочей силы. Поэтому достаточно интересно было бы понять, почему так происходит. Одна из гипотез: те увольнения, которые происходят, их не много, но они резонансные, о них много говорят и поэтому многие люди сообщают, что слышали о потере работы знакомыми или друзьями.

Индекс потребительской уверенности

Новое, что мы привнесли в наши исследования – это расчет индекса потребительской уверенности. Он позволяет замерить настроения, ожидания домохозяйств и посмотреть, насколько они будут влиять на сегодняшнее-завтрашнее потребление и сберегательное поведение. Этот индекс используется даже в макроэкономических исследованиях, как один из ведущих индикаторов, который во многом подсказывает, как поведут себя экономики.

Он складывается из пяти основных компонентов – ответов на вопросы, позволяющих оценить, что происходит в экономике сейчас и посмотреть, что, по экономическим ожиданиям, произойдет в стране через год. Затем идет серия вопросов про семью, домохозяйство: каково материальное положение семьи сейчас, как оно изменится в следующие 12 месяцев и хорошее либо плохое время сегодня для крупных покупок для дома?

Мы видим, что во всех вопросах, связанных с экономическим состоянием страны, гораздо больше негатива. Когда мы спрашиваем про ситуацию в стране сейчас, по сравнению с происходившим год назад, подавляющее большинство респондентов говорит, что она либо ухудшилась, либо существенно ухудшилась. И это достаточно удивительно. Потому что экономическое состояние страны, наоборот, одно из самых лучших за последнее десятилетие. И тут разговоры и новости о санкциях, видимо, доминируют в восприятии людей над теми фактическими данными, которые у нас есть.

Что касается вопроса, как изменится ситуация через год, то во всех вопросах, касающихся будущего, есть много неопределившихся и затрудняющихся ответить. Но здесь таких оказалось сразу 30%. Это отражает большую неопределенность, хотя, на самом деле, в ответах на данный вопрос позитива даже больше, чем в оценках текущей ситуации.

По вопросам, как о текущем, так и о ожидаемом материальном положении семьи оценки гораздо более положительные. Однако при этом всего 13% считает, что сейчас хорошее или очень хорошее время для крупных покупок. И это – небольшое отражение потребительской депрессии.

Разница подходов

В методологии Евростата первый вопрос перестал использоваться. Для Беларуси это самый негативный вопрос – про текущую экономическую ситуацию. Поэтому европейская методология дает нам более позитивную оценку индекса потребительской уверенности.

В России для оценки данного индекса первый вопрос по-прежнему используется. По российской методологии, индекс потребительской уверенности в Беларуси составляет -25%. В России -19%.

Если же посчитать индекс потребительской уверенности по европейской методологии, то для Беларуси он будет -18,7. Если сравнить его со странами Еврозоны, то Беларусь все равно будет выглядеть более негативно, чем большинство европейских стран. Но здесь можно понять, что есть страны, которые иногда получают положительные значения индекса. И будем надеяться, что мы такое в Беларуси тоже когда-нибудь увидим.  


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: