Прошедшие шоки 2020 года от Дмитрия Крука

10 января 2022
Виктор Беляев, Thinktanks.by
Экономика

2020 год стал чрезмерно ярким на события, но неоднозначным с точки зрения результатов. В первом полугодии страна испытала два масштабных шока: энергетический конфликт с РФ и влияние пандемии.

Впоследствии к ним добавился масштабный политический кризис.

Об этом говорится в работе старшего научного сотрудника BEROC (Киев) Дмитрия Крука «Макроэкономическая ситуация 2020: противоречивые результаты, растущая неопределенность».

Как отмечается в публикации, в противодействии коронавирусу Беларусь избрала специфический и эклектичный путь, который предполагал ограниченную помощь со стороны государства, сконцентрированную на госпредприятиях. Восстановление внешнего спроса, которое началось для Беларуси уже в начале лета 2020 г., позволило этому подходу сработать с точки зрения динамики ВВП. За счет чистого внешнего спроса Беларуси удалось ограничиться чрезвычайно скромным спадом ВВП. Но, своеобразной платой за специфическую антикризисную политику стало разрастание многочисленных рисков. В стране масштабно разрослись угрозы финансовой стабильности, стал формироваться новый инфляционный тренд, новые риски в фискальной сфере и сфере управления госдолгом. Это обусловливает высокую вероятность нарастания негативных отложенных последствий в будущем.

Уже к самому началу 2020 года сформировались предпосылки для экономической турбулентности. Во-первых, циклическая динамика имела нисходящую траекторию. Восстановительный эффект (после рецессии 2015-2016 гг.) исчерпал себя еще на рубеже 2018-2019 гг.

В процессе

Как говорится в работе, в отсутствие других устойчивых факторов ускорения роста ВВП, уже в конце 2019 г. стало очевидным его затухание. Во-вторых, на рубеже 2019-2020 гг. разгорелся новый энергетический конфликт между Беларусью и Россией. В-третьих, ухудшилась глобальная конъюнктура. Например, рост в России и ЕС, которые формируют доминирующую часть внешнего спроса для Беларуси, стал ослабевать. Кроме того, в условиях торговли (соотношение цен белорусского экспорта и импорта) постепенно стали перевешивать неблагоприятные для Беларуси импульсы. Это обусловило завершение трехлетнего тренда поступательного улучшения условий торговли. Особенно явной новая тенденция стала в отношении неэнергетических товаров. На этом фоне уже в начале года стала быстро прогрессировать неопределенность. Значительная ее часть была связана с многочисленными противоречиями, с которыми сталкивались экономические власти. Например, исходя из социальных и политических соображений, властям было крайне важно обеспечить в 2020 году рост экономики хотя бы сопоставимый с 2017-2018 гг., т.е. вблизи 3%. Отсюда официальный целевой прогноз постулировал рост ВВП на 2.8% в 2020 г.

Однако, циклическое затухание роста и ухудшение внешней конъюнктуры даже при прочих равных условиях оставляло мало шансов для решения этой задачи. Это в очередной раз стало порождать сомнения, что в таких условиях власти будут сохранять приверженность целям ценовой и финансовой стабильности. В еще большей мере противоречия усиливались энергетическим конфликтом с Россией. Отстаивание властями своей позиции грозило обернутся серьезными потерями в выпуске немедленно. Опция принятия же ключевых условий России ставила бы под вопрос состоятельность бизнес-модели белорусской нефтепереработки в несколько отдаленном будущем. Усилившиеся противоречия и неопределенность, кроме отсроченных последствий, стали и незамедлительно негативно влиять на экономику. Например, на рубеже 2019-2020 гг. опросы стали фиксировать ухудшающиеся ожидания домохозяйств и бизнеса. Это напрямую стало отражаться на их потребительском, сберегательном и инвестиционном поведении, а также в поведении на рынке труда.

Противоречия

Дмитрий Крук отмечает, что экономические итоги 2020 г. оказались противоречивыми. Исходя из количества и масштаба шоков, имевших место, вероятным выглядел сценарий глубокого проседания выпуска и доходов, сопровождаемый интенсивным финансовым стрессом. В реальности же ВВП по итогам года сократился лишь на 0.9%. Это существенно меньше, чем, например, в период рецессии 2015-2016 гг. Кроме того, спад ВВП в Беларуси на фоне коронавируса оказался одним из наименьших среди всех стран мира. Более того, несмотря на пандемию и сжатие экономики в Беларуси продолжился рост средней реальной заработной платы, причем внушительный (на 8.2%). При этом уровень безработицы сохранился на уровне 4.1%. Также в течение года имел место небольшой рост реального уровня соцтрансфертов (пенсии, пособия и пр.) при снижении уровня бедности (на 0.1 п.п. до 3.3%). Финансовые стрессы в 2020 г. имели ограниченный характер. Инфляция в 2020 г. хоть значимо ускорилась (до 7.3% по итогам года) и вышла за таргетируемый уровень в 5%, оставалась, тем не менее, в относительно приемлемой зоне.

Специфический и эклектичный путь

Как пишет Дмитрий Крук, в противодействии коронавирусу Беларусь избрала специфический и эклектичный путь, который предполагал ограниченную помощь со стороны государства, сконцентрированную на госпредприятиях. Восстановление внешнего спроса, которое началось для Беларуси уже в начале лета 2020 г., позволило этому подходу сработать с точки зрения динамики ВВП. За счет чистого внешнего спроса Беларуси удалось ограничиться чрезвычайно скромным спадом ВВП.

Тем не менее, своеобразной платой за специфическую антикризисную политику стало разрастание многочисленных рисков, некоторые из которых усугублялись политическим кризисом. В стране масштабно разрослись угрозы финансовой стабильности, стал формироваться новый инфляционный тренд, новые риски в фискальной сфере и сфере управления госдолгом. В совокупности указанные риски обусловливают достаточно высокую вероятность нарастания негативных отложенных последствий в будущем. Например, высокой представляется вероятность отсроченной и затянутой рецессии.

На взгляд Дмитрия Крука, используя буквенные аналогии, для Беларуси коронакризис вполне может оказаться не V-образной рецессией, как можно предварительно заключить на основе данных 2020 г., а W-образной. Более того, если к этому контексту добавить имеющиеся структурные изъяны, также усугубившиеся на фоне пандемии и политического кризиса в 2020 г., реалистичной может стать L-образная рецессия.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: