Существует ли в Беларуси элита?

19 января 2022
Стефания Малюта, Thinktanks.by
Общество

Что такое элита, к кому корректно применять этот термин и есть ли она в современной Беларуси?

"Когда мы говорим об элите, речь идет о профессиональной квалификации и способности влиять на существующий порядок вещей. Есть политические элиты, элиты в сфере образования, культурные, художественные элиты и так далее», - отметил культурный аналитик Максим Жбанков в ходе дискуссии проекта «Белорусское образование на пути перемен».

Он отметил, что обычно элитарность и массовость понимаются как антиподы. Элита – это высококвалифицированные топ-менеджеры социального порядка, которые задают определенные матрицы смыслов, сценарии поведения, системы ценностей, образцы действия. "Иначе говоря, это "капитаны" социального процесса. Это люди с высокой степенью ответственности, профессиональной компетентности, с гибким открытым креативным мышлением", - подчеркнул эксперт.

По мнению Максима Жбанкова, в нынешнем белорусском обществе элит в этом понимании не существует.

«Потому что к механизму принятия решений во всех сферах, как правило, профессионалы не допускаются или допускаются в очень узком диапазоне. Потому что дискуссионность, конфликтность, некомфортность мышления, свобода высказывания, его внутренняя неоднозначность и прозрачность принятия решений – у нас не существуют», - считает аналитик.

«Уровень подготовки нашего, простите за выражение, топ-менеджмента чаще всего отличается дремучей провинциальностью и не выдерживает никакого сравнения с профессиональным опытом даже ближайших соседей».

Все это позволяет говорить о том, что понятие элитарности сейчас принципиально искажено. «Это штамп, за которым в нашем раскладе нет ничего», - уверен Максим Жбанков.

Эксперт не согласен, что в Беларуси есть «альтернативные» элиты, которые являются настоящими «капитанами мысли».

«Альтернативная культура у нас есть, но является ли она альтернативной элитой с точки зрения способности влиять на реальные социальные процессы, способности определять его повестку, способности быть замеченным, важным, принятым обществом?» - задал риторический вопрос аналитик.

«У нас есть яркие мыслители, но я не рискну сказать, что это альтернативная философская элита. У нас есть музыканты, талантливые кинорежиссеры, но у меня язык не поворачивается назвать эту альтернативную культурность элитной. Именно потому, что андеграунд на то и андеграунд, чтобы существовать ниже радаров открытого, прозрачного, разрешенного социального действия».

С Максимом Жбанковым не согласилась социолог Татьяна Водолажская.  Она предложила не использовать «элитность» как оценку.

Она считает, что в социальной сфере нужно разграничивать позиции, которые так или иначе имеют влияние, и людей, занимающих эти позиции. Министерства и крупные чиновники влияют на сферы своей ответсвенности. «И мы функционально можем называть это элитой, хотя мне тоже не нравится это слово», - отметила социолог.

«Я бы говорила про места и потом говорила бы, соответствуют люди этим местам или нет. И наоборот: те, кто имеет потенциал, не имеют того места, с которого можно влиять. Это несовмещение для Беларуси – главная проблема», - отметила Татьяна Водолажская.


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: